«Обули»... К лету — в зимние сапожки

Год назад мы уже рассказывали о том, как сложно получить ортопедическую обувь тем, кто в ней остро нуждается (см. «СПб ведомости» от 22 апреля 2004 года). Но с тех пор проблем у «разутых» инвалидов только прибавилось. Дело в том, что новые бюрократические порядки не только не были отменены, но еще и ужесточились.

Коротко напомню суть предыдущей статьи. В прежние годы, для того чтобы заказать на фабрике ортопедическую обувь, пожилому человеку достаточно было предъявить паспорт и справку об инвалидности. И он мог рассчитывать на две пары обуви в год, причем бесплатно! Однако 1 марта 2004 года вышло распоряжение комитета по труду и социальной защите, требующее от «легких на подъем» людей «сбегать» предварительно в собес и на прием к хирургу, к которому, как известно, еще надо умудриться талончик взять.

Но наш народ уже ко всему привык. Поропщет-поропщет, да и поковыляет с утра пораньше очереди отстаивать. С больными ногами. Пенсии ведь совсем не велики, а обувь нынче дорогая, тем более что многим инвалидам годится только то, что шьют здесь на заказ по индивидуальным меркам. Ведь иной раз и правый-то с левым сапоги должны отличаться друг от друга — где ж такие купишь?..

Закон о монетизации льгот тоже не обошел вниманием изготовление протезно-ортопедических изделий. И процедура для инвалидов усложнилась до предела. Теперь (даже если обувь уже изготовлена) ее будущему счастливому обладателю сначала необходимо получить заключение медико-социальной комиссии, а потом через свой районный собес вытребовать с Фонда социального страхования, который с 1 января распоряжается средствами, подтверждение оплаты. Причем сделать это не по телефону, а лично. И не важно, что некоторым инвалидам выйти на улицу элементарно не в чем.

Людмила Александровна Малышева, 78-летняя заместитель председателя совета ветеранов микрорайона 19 Московского района, инвалид 1-й группы, еще с сентября ждет свою законную пару обуви. Без них она зимой не смогла лечь в больницу: «Сапог у меня нет, а в тапках не брали...» Звонила на фабрику в ноябре — не готово, нет денег. В декабре в собесе заверили, что их наконец перевели. Но в январе на фабрике сказали, что никаких денег они не получали. И лишь две недели назад, в марте (!), Людмиле Александровне сообщили, что ее сапоги готовы.

«Но соседке моей их не выдали, сказали, чтобы я приехала сама, чтобы сначала оформить ИПР — индивидуальную программу реабилитации. А я ж на улицу почти не выхожу! Спасибо, соседка буквально выбила бумаги и привезла мне их на подпись. Вот теперь, почти к лету, обещают выдать мои сапоги, если опять же все бумаги будут в порядке».

По словам Людмилы Александровны, в их совет ветеранов постоянно обращаются уставшие от подобных мытарств люди. А помочь им ничем нельзя. Одна женщина не так давно ездила на фабрику за сапогами, наткнулась на толпу уже во дворе и вернулась домой, сказав: «Пусть они их себе оставят...».

Все это очень напоминает известный мультфильм и его героя почтальона Печкина, который каждый день приносил одну и ту же посылку, говоря: «...Только я вам ее не отдам, потому что у вас документов нету...». Но ведь подобная глупость придумана, чтобы детишек смешить, а в реальной жизни больному пожилому человеку ощущать подобное на себе совсем не весело, особенно в тот момент, когда такая посылка жизненно необходима.

— В прошлом году мучили инвалидов, а сейчас еще хуже. Направлений на изготовление обуви у нас еще с прошлого года больше, чем заключено договоров на ее оплату, — говорит директор ортопедической фабрики Галина Ивановна Комарова. — Обувь уже изготовлена, но раз ее не оплатили, она просто лежит на складе — ждет ЦУ от правительства. Мы еще в ноябре послали запрос в Москву, в Агентство труда, здравоохранения и социального обеспечения, и пока никакого ответа... Так что дела наши невеселые.

Одно утешает: те, кто нуждается в специальной обуви, могут пройти медико-социальную комиссию по месту жительства. Для этого необходимо написать заявление: «Прошу комиссию выдать мне индивидуальную программу реабилитации для обеспечения сложной ортопедической обувью...», и далее, приложив справку ВТЭК, отправить все в Фонд социального страхования, который и должен выдать направление на фабрику для снятия мерок.

Еще Галина Ивановна посоветовала тем, у кого на руках есть номер заказа, лишний раз позвонить в производственный отдел фабрики («Ведь уже апрель начался, может быть, что-то изменилось...»).

Мой звонок с этой информацией Людмиле Александровне совпал с приездом к ней врача «скорой помощи». И — бывают же на свете хорошие люди! — сама врач позвонила туда вместо нее и, пригрозив написать губернатору об издевательстве над пациентами, получила неожиданный результат: обувь обещали привезти через несколько дней прямо домой.

И — чудо! — действительно привезли. Только заказанные семь месяцев назад зимние сапоги оказались похожими... на ботинки. От расстройства пенсионерке снова пришлось вызывать неотложку... «В производственном отделе фабрики мне сказали, что вряд ли их можно надставить, а другую пару, по новому положению, я могу заказать только через два года. Буду надеяться, что до зимы не доживу и не придется мерзнуть в таких сапогах», — чуть не плачет она.

Труженики тыла, коей является Людмила Александровна и еще многие ей подобные, всю войну сутками стояли у станков, чтобы ковать оружие для фронта. «Ноги тогда просто отваливались, одна у меня болит именно с тех пор», — рассказывает она. Горько и страшно слышать от таких людей истории об их нынешних хождениях по мукам...

Надежда Серебренникова

Началась охота на ведьм  »
Юридические статьи »
Читайте также