Хождение по мукам

Увы, нередко всевозможные реорганизации сводятся к перекладыванию денег из одного кармана в другой, причем карманы эти отнюдь не народные. Происходящее скрыто, видны лишь последствия… Всякий раз мы надеемся, что «больному» (читай: подвергшемуся реорганизации объекту. — Прим. Авт.) станет легче и он не умрет, а напротив, воскреснет. Но немало совершенно не радующих примеров, связанных с проблемами необдуманного реформирования законов и, вообще, нашей действительности.

Сразу оговорюсь, эту статью не стоит рассматривать, как попытку каким-то образом «уесть» нерадивых — федеральных и региональных чиновников. Просто стоит предупредить о возможных последствиях необдуманных действий: выбор организаций, которым пристало заниматься социально значимым делом — обеспечением населения необходимыми средствами реабилитации, протезно-ортопедическими изделиями должен быть предельно тщательным. И основной критерий, как три рубля, прост: на совесть выполнено, в подгонке участвует специалист, человеку удобно...

Многоруко и многолико, но недальновидно

Воистину, неисповедимы реформаторские пути в здравоохранении и социальном развитии. Во всяком случае, как полагают люди искушенные, на протяжении многих лет работавшие в системе, объединение Минздрава и Минтруда России в одно министерство и последующее его разделение на три федеральные службы, страдающие по отношению друг к другу хронической глухотой, привело к тому, что новое министерство многоруко и многоного, но недальновидно.

Стоит отметить, что ключевые позиции в новых структурах сейчас занимают люди, которые никогда прежде не имели отношения к социальной сфере. В результате нормативные акты, принимаемые правительством, со временем могут обернуться большим злом. Например, в «Федеральном перечне реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду» (позиция 17) указано: «Протезы, в том числе эндопротезы и ортезы». Напомним, что «протезы — это технические средства реабилитации инвалидов, которые присоединяются к телу человека с целью восполнения утраченных функций его анатомических органов», в то время как эндопротезы всегда применялись в медицинской практике при проведении хирургических операций для пациентов, не являющихся инвалидами, и финансировались за счет средств, выделяемых на здравоохранение. Таким образом, отнесение эндопротезов к техническим средствам реабилитации инвалидов приведет к сокращению фактического финансирования протезно-ортопедической помощиза счет искусственного перекачивания средств из сферы социальной защиты в сферу здравоохранения.

Другой пример. Утверждены новые Правила обеспечения в 2005 году инвалидов техническими средствами реабилитации и протезно-ортопедическими изделиями за счет средств федерального бюджета, но в них ни слова не говорится об обеспечении инвалидов и ветеранов ортопедической обувью и специальной одеждой. В этих же Правилах сказано, что «техническими средствами реабилитации, ветеранов протезами, протезно-ортопедическими изделиями осуществляется в соответствии с индивидуальными программами реабилитации, разрабатываемыми федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (МСЭК)», но никаких таких индивидуальных программ нет и в помине. И когда появятся — неизвестно, ведь система МСЭК «наверху» тоже усиленно реформируется!

Сколько их, куда их «гонят»…

Кстати, о МСЭКах — власти взялись реформировать решительно все. Министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов заявил, что создается Федеральная служба по медико-социальной экспертизе, одной из функций которой будет разработка программ социальной реабилитации инвалидов (по оценкам министра). Но вот в чем вопрос: улучшится ли реально качество жизни людей, имеющих большую или меньшую степень нетрудоспособности, с появлением новой бюрократической структуры, подведомственной Минздраву? Этот вопрос остается открытым. Как бы там ни было, г-н Зурабов заверил, что только на обеспечение россиян протезно-ортопедической продукцией планируется в следующем году израсходовать 4,9 млрд. руб.

Кстати, некоторые уважаемые эксперты полагают, что главная функция создаваемой службы (по оценкам Михаила Зурабова, ежегодно более 1 млн. человек впервые признаются инвалидами), во всяком случае на сегодняшний день, вовсе не социальная. Федеральные чиновники сообразили, что она может защитить российский бюджет от происков администраций субъектов Федерации, которые за считанные недели до начала реформы социальных выплат осуществили попытку в спешном порядке перевести как можно больше льготников с регионального довольствия на федеральное. И присвоение группы инвалидности — или, согласно новой терминологии, степени утраты трудоспособности — губернаторы на местах почитают самым простым способом «избавления» от льготника, который в этом случае автоматически попадает в федеральный регистр. Свидетельством тому — спешка, в которой готовился регистр. Ведь многие регионы, имеющие в руках такой инструмент, как медико-социальные экспертные комиссии (МСЭК), входящие пока в структуру местных органов здравоохранения, откровенно пытались воспользоваться ситуацией: добиться включения в федеральный регистр хотя бы людей, имеющих право на бесплатное или льготное получение лекарств в связи с тем или иным социально значимым заболеванием.

Кстати, явное недовольство происками региональных властей, сознательно завышающих число федеральных льготников, высказывают чиновники Минздрава. Они утверждают, например, что Рязанская область изначально пыталась представить в ПФР данные, по которым получалось, что правом на федеральные льготы обладает до 45% ее населения. Однако после проверки было подтверждено право лишь 15%. В целом же по стране объем «льготных» заявок от регионов почти вдвое превысил расчеты реформаторов: изначально в министерстве планировали, что список будет содержать фамилии 12,7 млн. человек, а после обобщения информации, предоставленной субъектами Федерации, выяснилось, что в регистре — 23 млн. льготников. В итоге, как отмечают эксперты, составителям регистра пришлось изрядно постараться, чтобы уложиться в 13 — 14 млн. человек, на которых, в конце концов, согласилось правительство.

В этом году медико-социальная экспертиза (на создание новой службы правительство готово потратить 1,9 млрд. рублей), по задумке реформаторов, должна встроиться в министерскую вертикаль. Кроме того, утверждению подлежат единые государственные стандарты для работы этой системы. Инвалидов просили не беспокоиться, но они неуютно чувствуют себя в эпицентре больших социальных экспериментов…

Фантомные протезы — от государства

Между тем, как показывает практика, бесконтрольность в деле обеспечения граждан протезно-ортопедическими изделиями (к слову, не только в нашей стране) ведет к откровенному надувательству граждан.

Взять хотя бы недавний скандал в Литве, который был обнародован в целом ряде изданий. Напомним, что осенью 2004 года литовская полиция сообщила о раскрытом мошенничестве: фирма Orto Pluss, в течение нескольких лет получавшая от государства деньги за изготовление протезов, на самом деле их вовсе не делала... Факты следствия таковы. В августе после проверки деятельности этой сомнительной фирмы выяснилось: хотя они отчитывались о большом количестве изготовленных для инвалидов протезов и получали за них деньги, самих протезов-то и не было. В итоге было возбуждено уголовное дело. Полиция задержала по подозрению в мошенничестве председателя правления этой «Orto Pluss», который признал свою вину.

Интересно, что эта лжефирма на протяжении 5 лет (с 1999 по 2004 г.) успешно участвовала в конкурсах, проводимых государственным Центром технических вспомогательных средств. Предприятие получило подряд на изготовление протезов. И хотя полиция установила более 5000 случаев, когда якобы изготовленные протезы на самом деле сделаны не были, государство этого почему-то не замечало… В итоге, как считают правоохранительные органы, из государственной казны было мошенническим путем вытянуто примерно 300000 литов.

Оказалось, что полученные за счет инвалидов сотни тысяч вкладывались в недвижимость.

Известны и другие скандальные случаи, в которых участвовал латвийский Центр технических вспомогательных средств. В 2000 году, например, он провел конкурс на поставку протезов и колясок. Проблема в том, что директор центра сама составляла правила конкурса, возглавляла конкурсную комиссию, заключала контракты с победителями и… отделалась тогда 50-латовым штрафом.

А в 2003 году швейцарские исследователи, изучая имплантаты позвоночника, вживленные сотням пациентов Рижской больницы травматологии и ортопедии, объявили: протезы некачественные, несертифицированные, ни в коем случае нельзя было их вживлять...

Люди против марафона за тростью

Уместно вернуться к российским Правилам обеспечения в 2005 году инвалидов техническими средствами реабилитации и протезно-ортопедическими изделиями за счет средств федерального бюджета. В этом документе сказано, что уполномоченным органом по оказанию протезно-ортопедической помощи является не орган социальной защиты, как было прежде, а исполнительный орган Фонда социального страхования (ФСС) Российской Федерации. Вспомним, что у нас в Петербурге такие торги прошли с грубыми нарушениями законодательства, в том числе, как отмечают юристы, 171-й статьи Уголовного кодекса, когда московская фирма ЗАО «НПЦ «Огонек», не имея лицензии на конкретные виды работ и услуг, выиграла лот стоимостью 15 млн. рублей («ПЧП» сообщал об этих нарушениях в цикле статей «Марафон за тростью. — Прим. Авт.) И сейчас из-за поздно принятого решения о назначении нового уполномоченного органа, отсутствия необходимых методических рекомендаций по проведению конкурсов многие инвалиды вынуждены оставаться без протезно-ортопедической помощи как минимум весь первый квартал.

Если следовать новым Правилам, то уполномоченный орган вправе указывать инвалиду, где он может заказать положенное ему протезное изделие. Хотя в не отмененной статьей 11 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» сказано: «Инвалид вправе самостоятельно решать вопрос об обеспечении себя конкретным техническим средством или видом реабилитации, включая… протезно-ортопедические изделия». Дело так может дойти до абсурда: если петербургский лот по протезам голени выиграет Новгород или Псков, несмотря на то, что у нас есть собственное протезно-ортопедическое предприятие и собственные квалифицированные специалисты, инвалид, проживающий в городе на Неве, должен будет ехать туда. Любой здравомыслящий человек скажет, что это абсурд. Хотелось бы верить, что, рассуждая об этом, специалисты, встревоженные сложившейся ситуацией, сильно утрируют. И все же такое может произойти, если не будет создан единый методический подход к проведению таких конкурсов.

Цифры

Всего в Петербурге насчитывается 649 тыс. инвалидов.

Более 44 тыс. из них — I группы;

более 515 тыс. — II группы;

более 74 тыс. — III группы;

более 15 тыс. — детей-инвалидов;

более 12700 чел. — инвалиды с детства старше 18 лет;

более 111700 чел. — инвалиды вследствие военной травмы;

около 2500 чел. — инвалиды вследствие радиационных воздействий.

В базе данных Петербургского протезно-ортопедического предприятия числится более 66 тысяч человек, нуждающихся в протезно-ортопедической помощи.

Евгения Дылева

"Скорая" спешит на вызов  »
Юридические статьи »
Читайте также