Навстречу выборам Вариант "третий срок"

Рассмотрев возможности реализации варианта "преемник" в 2007-2008 гг., мы пришли к выводу о том, что относительно слабые группировки в окружении Владимира Путина могут опасаться прихода нового президента. Следовательно, они будут заинтересованы не столько в трансформации власти, сколько в сохранении status quo. А его сохранение в наибольшей степени возможно в том случае, когда сохраняется старый президент. И в этом смысле вариант с заходом Путина на третий срок не кажется такой уж нелепостью.

Окончание. Начало в "Деле" за 25 июля

Человек для Конституции или Конституция для человека?

В соответствии с российской Конституцией, одно и то же лицо не может занимать пост президента более двух сроков подряд. В том случае, если Путин все же решится пойти на третий срок, налицо будет нарушение основного закона страны. Впрочем, чтобы удовлетворить спрос населения на любимого Владимира Владимировича, устраивать государственный переворот совсем не обязательно.

Парламент сегодня полностью контролируется Кремлем. Если вариант "третий срок" окажется принят всеми кремлевскими группировками в качестве стратегии, подлежащей обязательному исполнению, парламентарии не замедлят с предоставлением возможности Путину сохранить место в Кремле еще на четыре года.

Правда, следует заметить, что в Конституции оговаривается особый механизм пересмотра ее статей. Если смотреть на дело формально, то осуществить пересмотр довольно сложно. Необходима поддержка трех четвертей общего числа членов Совета Федерации и двух третей депутатов Государственной думы. Кроме того, поправки должны быть одобрены органами законодательной власти двух третей субъектов Российской Федерации.

Можно представить себе вариант, при котором оппозиция постарается торпедировать принятие решения, угодного Кремлю, в ряде регионов. Президентской администрации все-таки труднее осуществлять жесткий контроль над восемью с лишним десятками законодательных собраний, чем над парламентариями, собранными в Москве и находящимися под постоянным присмотром.

Но, как известно, если проблему не могут решить деньги, ее решают большие деньги. То же самое касается и насилия. Если мягкие уговоры не помогут, ничто не мешает Кремлю выкрутить руки строптивым провинциальным депутатам. Если же вдруг в какой-либо области и это не поможет, то там, скорее всего, вдруг обнаружатся коварные террористы, намеревающиеся взорвать вокзал или захватить школу. А после этого никакой депутат уже не решится ставить преграды на пути укрепления властной вертикали - свой же избиратель в порошок сотрет.

Словом, с точки зрения законности, провести третий срок через депутатский корпус у нас не является проблемой. Более того, даже по сути это не может быть таким уж серьезным нарушением правил честной политической игры. Ограничение числа сроков пребывания президента у власти формально считается одной из распространенных в мире демократических норм, но это как раз тот случай, когда вполне допустимы исключения.

Не руби срок, на котором сидишь

Франклин Делано Рузвельт выигрывал выборы четыре раза. Он скончался на своем посту, так и не покинув Белого дома. Почему мы не можем избрать на третий срок президента в условиях войны с терроризмом, если уж сами американцы - отцы современной демократии - избирали одного и того же президента четыре раза в условиях Второй мировой?

Во Франции президенты запросто сидят в Елисейском дворце по 14 лет, тогда как мы для своего просим в общей сложности лишь 12. В конце концов, длительность одного президентского срока - семь лет у французов и четыре года у нас - есть не что иное, как историческая случайность.

А если подойти к проблеме совсем уж неформально, то следует заметить, что на Западе крупные политические лидеры сплошь и рядом занимают главный политический пост долее восьми лет. Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр правил с 1949 по 1963 гг. Маргарет Тэтчер в Великобритании была на посту премьера 11 лет, да и нынешний лидер Тони Блэр пошел недавно на третий срок. Конечно, между парламентской республикой и президентской есть принципиальная разница, но для рядового избирателя она не столь уж существенна.

Словом, вряд ли даже самый изощренный демократ-политолог сможет убедить российскую общественность в том, что Путин в Кремле после 2008 г. - это недемократично. Однако проблема с третьим сроком выползает совсем с иной стороны.

Сегодня на Западе отношение к путинскому режиму уже не может быть объективным или хотя бы нейтральным. Режим мало кому нравится в Европе и даже в США. Путин долгое время воспринимался там разными людьми по-разному, но за последние пару лет он наделал столько ошибок, что теперь трудно рассчитывать даже на самые умеренные симпатии. Накопилась критическая масса действий, которые слишком уж сильно расходятся с правилами хорошего политического тона, принятыми в цивилизованном обществе.

Наш обыватель думает, будто дело ЮКОСа - это торжество фискальной справедливости, но лучше информированный западный гражданин знает, что налицо откровенное воровство, при котором миллиарды долларов перекочевывают из кошелька Михаила Ходорковского в карманы олигархии последнего призыва. Наш обыватель думает, будто укрепление властной вертикали и чеченская бойня - это война с терроризмом, но европеец знает, что Кремль лишь манипулирует наивностью россиян. Наш обыватель думает, будто вся пресса продажна, а потому никому не нужна, тогда как человек из свободного мира знает, что без свободы слова никакого процветания все равно не получится: камарилья все богатства разворует.

Таким образом, общественный и политический резонанс на реализацию варианта "третий срок" будет в странах Запада совершенно несопоставим с тяжестью содеянного Кремлем. Эта маленькая "капля", скорее всего, переполнит "чашу терпения". Путин третьего срока будет окончательно занесен в список самых знаменитых мировых диктаторов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Лукашенко с ракетами

Вопрос, правда, состоит в том, насколько опасны эти последствия. Вряд ли справедливы предположения некоторых экспертов из антипутинской оппозиции насчет того, что российского президента с 2008 г. будут держать за "большого лукашенку". Как бы ни был противен Западу очередной кремлевский диктатор - Сталин, Брежнев или Путин, - с ним никогда не обходились как с каким-нибудь тираном из банановой республики.

Хочешь не хочешь, с Москвой всегда приходится держать ухо востро. Если уж Путин превратится в Лукашенко, то никак не меньше, чем в "Лукашенко с ракетами". С ним всегда будут встречаться и здороваться за руку. А если потом эту руку станут незаметно вытирать носовым платком, так это вопрос не политики, а этики.

Готов ли Путин сохранить свое место в политике, зная, что в этическом плане он превратится в лицо нерукопожабельное? Причем как умный человек он понимает, что и в учебники истории, и в память поколений войдет именно таким. Ведь память сохраняет не толпа, целующая землю под ногами кумира, а интеллигенция, способная хотя бы со временем трезво оценить, кто есть кто.

Более того, при реализации варианта "третий срок" Кремль наносит серьезный удар по легитимности режима в широком смысле слова. Путин с 2008 г. будет опираться исключительно на толпу, настроение которой регулируемо с помощью политтехнологий. Но настроение это переменчиво, и при возможном экономическом кризисе даже политтехнологии не смогут удержать массы в повиновении.

Люди начнут искать козла отпущения. Сдав Путина, режим сможет сделать таковым именно бывшего президента. Но при варианте "третий срок" Кремль абсолютно теряет гибкость. До поры до времени можно, конечно, кидать народу на растерзание Фрадкова, Грефа или Зурабова. Но только до поры до времени...

Таким образом, если в Кремле найдутся силы, способные трезво оценить риски, возникающие в перспективе, вариант "третий срок" вряд ли будет реализовываться на практике. Это та черта, которую не должны переходить даже люди, устроившие "Чечню", "ЮКОС" и "НТВ". Краткосрочный выигрыш чреват слишком уж большими неприятностями в долгосрочном периоде.

Однако мы не можем сегодня знать, насколько сохранилась в Кремле способность к такого рода серьезным оценкам. Наверняка часть путинского окружения полагает, что в случае краха проекта "Россия" им хватит денег, дабы отсидеться в Лондоне или где-то на теплых островах. Другая часть считает, будто она пришли на века (или, по крайней мере, лет на 70 - как большевики).

Возможно, если к 2007-2008 гг. среди путинского окружения будет царить равновесие сил, именно вариант "третий срок" сочтут самым простым и удобным для реализации. Все волки сыты, все овцы распределены по волчьим понятиям.

Дмитрий Травин

...а закон о выборах снова меняется  »
Юридические статьи »
Читайте также