Сил одного государства не хватит

Заместитель директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) России Александр Федоров основной задачей считает противодействие нарко — преступности и сопутствующим явлениям, например легализации средств, полученных от реализации наркотиков, коррупции, связанной с наркобизнесом, борьбе с организованной преступностью и т. д.

— Насколько серьезна ситуация?

— По последним данным ООН, приведенным во Всемирном докладе о наркотиках за 2005 год, сейчас в мире насчитывается уже около 200 млн потребителей наркотиков, что составляет, по подсчетам экспертов, примерно 5% населения планеты в возрасте от 14 до 64 лет. Цифры страшные. Аналогичный показатель прошлого, 2004 года, существенно ниже: 185 млн то есть за год показатель увеличился на 15 млн человек .

— Эта общемировая тенденция, естественно, нашла отражение в нашей стране…

— По последним данным, приведенным в федеральной целевой программе на 2005—2009 годы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиков и их незаконному обороту» , в России насчитывается около 6 млн человек, имеющих опыт потребления наркотических средств. Между тем известно, что всего в нашей стране проживает примерно 143,5 млн человек. То есть почти 4% (около 6 млн человек) российских граждан имеют наркотический опыт. Естественно, картина такой была не всегда. В целевой программе на 2002—2004 годы можно увидеть такие цифры: с 1995 по 2000 год количество людей, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества, увеличилось в 20 раз, и превысило 3 млн человек. А за последующие годы произошло почти двукратное увеличение. Такое развитие событий не могло оставаться без внимания. Встал вопрос о выработке новой антинаркотической политики, о мерах противодействия наркоугрозе. Одной из таких мер стало создание с июля 2003 года Федеральной службы, численностью около 40 тысяч человек. Причем непосредственно оперативной и следственной работой занимается определенное количество людей. По сложившейся практике и имеющимся нормативам на одного оперативного работника и следователя приходится 2 человека, непосредственно не связанных с этой работой, но ее обеспечивающих.

— Вероятно, эта работа не может быть ограничена усилиями только одной профильной службы?

— Естественно, организационных мер в нашей работе явно недостаточно. Требуются и законодательные решения. Примером могут служить изменения, которые внесены в Уголовный кодекс РФ в части установления ответственности за деяния, связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами. Проще говоря, было принято решение об установлении ответственности за любые действия, связанные со сбытом наркотических средств и психотропных веществ. Сейчас в нашей стране любой сбыт уголовно наказуем. В то же время было принято решение об установлении уголовной ответственности за их хранение без цели сбыта только в том случае, если такое хранение осуществляется в крупном размере, а крупный размер, в свою очередь, определен соответствующим постановлением правительства. Это решение позволило разграничить ответственность потребителей наркотических средств и их распространителей, сбытчиков. В результате произошла определенная декриминализация ряда деяний. Если прежде складывалась практика, когда органы внутренних дел в основном привлекали к уголовной ответственности потребителей за хранение наркотиков, то после изменения законодательства ситуация изменилась. Сейчас к ответственности, как правило, привлекаются наркоторговцы за действия, связанные со сбытом наркотиков; за совершение тяжких и особо тяжких преступлений в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также за преступления, совершаемые преступными группами.

— Год подошел к концу, что можно сказать о реальных результатах работы?

— В прошлом году было выявлено около 150 тысяч преступлений. За 11 месяцев этого года на счету правоохранительных органов в целом более 160 тысяч преступлений. В основном это те, что связаны со сбытом, или совершаемые преступными группами — тяжкие и особо тяжкие. В этом году изъято более 150 тонн наркотических средств. Только силами службы на территории России ликвидировано более 2,5 тысячи наркопритонов (речь идет о местах массового потребления наркотиков).

— На что рассчитывать в будущем?

Целевая программа предусматривает снижение в течение ближайших пяти лет количества наркозависимых на 1 млн 200 тысяч человек. Этого можно и нужно добиваться не только правоохранительными методами. Ошибочно мнение, что силовое ведомство может только хватать и сажать. Действительно, правоохранительная составляющая велика, но если бороться только со сбытом, а на спрос не обращать внимания, картина останется прежней. Известно, что спрос рождает предложение. Поэтому у нас созданы специальные подразделения, которые организуют профилактическую работу, не позволяющую приобщать к наркотикам новых людей. Шестнадцати различным российским министерствам и ведомствам отпущены средства на профилактику, и, кроме того, вскоре возобновит свою деятельность правительственная комиссия, которая существовала в России на протяжении многих лет (ее деятельность была приостановлена на время административной реформы).

— Вероятно, при профилактике и лечении не обойтись без усилий медиков?

Говорить о положительном эффекте существующих медицинских программ, связанных с лечением наркозависимых, увы, пока не приходится. Лечение у нас только добровольное. Активнее, чем когда-либо, сейчас дискутируется вопрос о восстановлении принудительного лечения. Будет ли принято такое решение, неизвестно. Слишком многие вопросы остаются открытыми. Насколько может быть эффективным такое лечение и последующая реабилитация? Сколько на это потребуется финансов, и не уйдут ли деньги впустую, ведь наркоман чаще всего возвращается в привычную среду? В любом случае, очевидно: формальный подход к лечению ничего не даст.

— То, что случилось в нашей стране, — отражение общемировых процессов. Значит ли это, что бороться с наркоагрессией силами одного государства невозможно?

— Практически весь героин и большинство опиатов имеют зарубежное происхождение. Мы даже знаем точный адрес. Наркотики преимущественно поступают из Афганистана, через территории сопредельных государств. Абсолютное большинство синтетических наркотиков также изготовлены не в нашей стране. Свой отрицательный вклад вносит и Средняя Азия (как теперь принято говорить, Центрально-Азиатские республики). Всем известна, например, Чуйская долина. Поэтому требуется объединение усилий разных государств. Причем тенденция такова, что в мировом обороте увеличивается доля синтетических наркотиков.

— Что происходит на Северо-Западе?

— Я бы не сказал, что в Северо-Западном округе сложилась критическая ситуация. Если взять героиновую проблему, то намного более крупные изъятия происходили в других регионах, и героиновых наркоманов там больше. В то же время Петербург — лидер по количеству изымаемых из незаконного оборота синтетических наркотиков. Близость к Европе — основному производителю синтетики, поступающей на территорию России, во многом объясняет их распространенность в этом мегаполисе. Если говорить о кокаине, самые крупные изъятия происходили на Северо-Западе, так как кокаин поступает из Латинской Америки, как правило, морским путем, на судах - банановозах, которые приходят в петербургский порт.

— Существуют ли международные конвенции, на которые в деле противодействия нарко-агрессии ориентируется Россия?

— Давно действуют Международные универсальные антинаркотические конвенции. Еще в 1961 году была принята Конвенция о наркотических средствах; в 1971 году — о психотропных веществах ; в 1988 году — о противодействии незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. На основе этих документов созданы соответствующие международные институты. Например, Международный комитет по контролю над наркотиками или Управление по наркотикам и преступности. Мы активно взаимодействуем с этими структурами. На основе антинаркотических конвенций производится реформа совершенствования национальных законодательств, что позволяет использовать единую терминологию, единые подходы к проблемам, связанным с противодействием наркомании. Помимо международных конвенций, действует принятый Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ в 1996 году модельный закон «О противодействии незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ». Все это позволяет действовать сообща. Одним из примеров международного сотрудничества можно считать операцию «Канал», которая проводится ежегодно. На днях была завершена операция «Канал-2005»… В общем проблему можно решить только всем миром.

Друг народа : Революция на Марсе  »
Юридические статьи »
Читайте также