Геннадий Селезнев Потерпите до 2008 года. И изберите меня президентом

Геннадий Селезнев, пожалуй, самый известный ветеран и одновременно долгожитель "петербургской диаспоры" в Москве. Отправившийся в столицу "на повышение" четверть века назад, он успел пройти яркий, но при этом предельно аккуратный путь от "осторожного коммуниста" до "осторожного путинца", пережив взлет назначения на пост спикера Госдумы и "мягкую посадку" в кресло рядового депутата, украшенное вензелями лидера "левоцентристской" Партии Возрождения России.

Одним из несомненных политических достоинств Геннадия Николаевича является его способность сочетать выверенность своего карьерного маршрута с готовностью отвечать на любые, даже самые "неудобные" вопросы журналистов. В том числе те, которые обычно адресуются гостям рубрики "Имперский синдром"...

- Геннадий Николаевич, Вам довелось наблюдать ситуацию в стране в целом и до того, как был осуществлен известный петербургский или "путинский"...

- Десант!

- Да, десант. Вы видели ситуацию и после того, как он состоялся. Возможно, Вы, как и многие, в свое время уповали на то, что чем больше петербуржцев окажется на руководящих постах в столице, тем управление страной будет более просвещенным, гуманным, современным и т.д. Оправдались ли эти упования после того, как "наши" люди окопались в Кремле, в правительстве и стали задавать в известном смысле стиль и тон всей государственной жизни в стране? Или же Вас в большей степени постигло разочарование?

- Я уехал из Ленинграда в Москву в апреле 1980 года. Тогда мне все время казалось, что я нахожусь в командировке и скоро вернусь назад в свой родной город, потому что приезжим, даже из Ленинграда, в Москве было непросто. Я помню: когда меня назначили главным редактором "Комсомольской правды", вся эта "московская братия" говорила, что, мол, как это такое могло произойти, что "человека из периферийного города" (так нас называли) вдруг выбирают главным редактором "Комсомольской правды"?!

В тот момент, когда я переехал, всё в столице было в руках так называемой "московской элиты". Мы все выглядели чужаками, чувствовали, что нас не пускают в высшие столичные круги.

Потом я пережил период, когда страной правил Ельцин. Тогда в московскую элиту пошли "свердловские". Народ объяснял для себя, что, наверное, это правильно, - кого знает, на того и опирается будущий хозяин дома напротив Юрия Долгорукова, а затем и Кремля.

Но когда к власти пришел Владимир Путин, то, конечно, из Петербурга потянулся в Москву огромный поток людей, причем самых разных, самых неожиданных. Если сегодня внимательно посмотреть справочники администрации президента и правительства с указанием "откуда", то даже на должностях специалистов-экспертов, консультантов сплошь появляются питерские. Вот этого я уже не понимаю: в конце концов, центральные власти должны представлять всю Россию, а не устраиваться по принципу кто с кем дружит, кто кого знает, кто с кем учился или работал. А сегодня создается такое впечатление, что в Москву массово приходят уже даже не те, кого президент знает, а те, кого знает окружение президента, начавшее буквально "высасывать" не всегда лучшие кадры из Питера.

- Как Вы в целом оцениваете профессиональные качества "московских петербуржцев", ныне пребывающих "наверху"?

- Те питерцы, которые сейчас прибыли в Москву и занимают высокие государственные посты, не всегда являются украшением российского правительства. Я, например, недоволен той политикой, которую проводит Анатолий Чубайс. Мне совершенно непонятна политика Германа Грефа: у нас сегодня экономика начинает, в общем, валиться, а он рисует картинки экономического подъема. И я не знаю, чем очаровывает Герман Оскарович нашего президента, но уже и в правительстве, по-моему, ждут не дождутся, когда же он его куда-нибудь пересадит. Не всегда бывает прав Алексей Кудрин, особенно когда принимаются сложные законы, где требуется не бухгалтерский, а политический и социально-экономический подход к бюджету.

Я считаю, что удачным поступлением из Питера был приход министра информационных технологий и связи Леонида Реймана и замминистра экономического развития и торговли Виталия Савельева - это хорошие специалисты, которые нашли себя. Неплохо стартовал, но потом куда-то исчез с горизонта Петр Родионов. Большим авторитетом у губернаторов своего округа пользуется президентский полпред в ЦФО Георгий Полтавченко. Удачен приход Игоря Артемьева - он сейчас глава Федеральной антимонопольной службы, и только бы ему дали развернуться! Ведь пока мы только говорим, что ФАС должна активно оценивать поведение наших естественных монополий, но это одни разговоры. На деле же дорожает бензин, и все говорят, что он будет и дальше дорожать, потому что ВТО не разрешает вводить государственное регулирование на цены, а это абсолютная глупость!..

- Помимо тех петербуржцев, о которых Вы уже сказали, есть еще так называемые силовики. И есть, наконец, лично Владимир Путин, который, как я понимаю, в значительной степени сливается сегодня с этими "силовиками", концентрирующимися, в частности, на высших должностях в администрации президента. И отсюда следующий вопрос: можно ли всерьез говорить о борьбе с монополизмом и несправедливостью в распределении доходов, когда высшие чиновники фактически накладывают монопольные оковы на ведущие отрасли экономики, "подгребая" их лично под себя?

- В целом, у меня такое ощущение, что наши министры-"силовики" плохо чувствуют те структуры, которыми они руководят. Возьмем тот же 122-й закон: ведь он очень больно ударил по людям в погонах! Казалось бы, вы вхожи к президенту, он вас назначает, он сам как верховный главнокомандующий должен, в первую очередь, печься о тех, кто обеспечивает государственную безопасность России. Вдруг их забыли, потеряли, потом спохватились, что офицерам не доплатили двух тысяч рублей, потом стали шарахаться - мол, давайте мы это сделаем в Москве, в Питере, в Московской и Ленинградской областях... Вспомнили! Это тоже, наверное, как-то характеризует людей, которые могут забыть свои кадры, когда принимается некая политическая установка - в данном случае на монетизацию, - автором идеи которой был президент. Идея сама по себе действительно очень хорошая, только безобразно исполнена - опять же, в основном, питерскими, не считая министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова...

- Позволю себе напомнить, что под "силовиками" я имел в виду не только министров соответствующих ведомств, но также выходцев из спецслужб, реально влияющих на политику правительства и занимающих ключевые посты в администрации президента...

- Что касается администрации президента, это вопрос особый. Еще во времена Ельцина (и Борису Николаевичу, кстати, это не нравилось) я неоднократно ставил вопрос о том, чтобы принять закон об администрации президента. Ведь это очень интересная структура - по сути, дубль кабинета министров. Хотя на деле получается, что кабинет министров - дубль администрации президента... Но до сих пор такого закона нет, и администрация президента наделяется правами в соответствии с указами и распоряжениями президента.

И второе, что мне совершенно непонятно: почему глава администрации президента, его заместители становятся председателями Советов директоров наших крупных монопольных компаний? Это что, "президентский глаз" над монополиями? Или это, как говорится, глаз "своих людей"?.. Ведь это абсурд, когда люди, наделенные функциями обеспечивать работу президента, начинают возглавлять наблюдательные советы или Советы директоров компаний, которые занимаются коммерцией и бизнесом...

- Создается ощущение, что выстраивается даже не "министерство двора", а "министерство уделов", когда лично императору просто отходят какие-то отрасли хозяйства и он "кормится" с этих отраслей...

- Да, да. Я категорически против того, чтобы та же самая администрация, которая является секретариатом президента и должна помогать организовывать его работу, вдруг вовлекалась в работу хозяйствующих субъектов. И тут у многих возникает вопрос: "А зачем?" Выходит, или затем, чтобы кормиться за счет этого, или еще и влиять на кадровую политику этих компаний. И чтобы говорить, что, скажем, вот эта монополия ведет неправильно свою хозяйственную деятельность и мы ее прикроем, потому что мы стоим у власти и курируем другую монополию... Ведь ни один прокурор, ни один арбитражный суд и близко не подойдут к этим структурам, зная, кто их возглавляет. Повторяю: я считаю, что это совершенно неверно. А если мы, к примеру, не доверяем руководителям крупных монополий, так давайте лучше руководителей этих заменим, а не будем подчинять эти отрасли администрации президента...

- Вы полагаете, что корень зла в том, что нет закона об администрации президента, а есть лишь указы. Но ведь никаким указом не предусмотрено, скажем, то, что замглавы президентской администрации может манипулировать голосованием в Госдуме...

- Абсолютно правильно!

- Но, тем не менее, это ведь, по факту, происходит. И известен конкретный представитель администрации президента - Владислав Сурков, - который "курирует" законодательный процесс, партийное строительство. Так является ли панацеей принятие закона? Или, может быть, все-таки нужны какие-то институциональные изменения в самой политической конструкции?

- Я думаю, что большинство из нас сегодня согласны с тем, что Россия должна стать демократическим государством. В демократическом государстве работают самостоятельно три ветви власти - административная, законодательная и судебная. Вот у нас сегодня такое ощущение, что мы, как в монархии, имеем одну ветвь власти - президентскую, - а все остальные соподчинены. И если следовать такой логике, тогда понятна роль Суркова, тогда понятно и то, что сегодня ни Госдума, ни Совет Федерации не могут серьезно оппонировать исполнительной власти. Они могут только выстраивать красивые картинки для несведущего избирателя, как было недавно в Госдуме, когда правительство отчитывалось по 122-му закону. Чиновников гневно журили, но еще в начале заседания твердо заявили, что об отставке кого-нибудь из них речь не пойдет (думаю, потому, что депутаты не получили команды, кого отставить: я убежден, что они с удовольствием могли бы отставить и Зурабова, и Кудрина, но просто не получили команду). Или еще пример:после последней (а сколько их было!) выходки Жириновского депутаты хотели по горячим следам отстранить его от должности заместителя председателя Думы. Нет же. Кремль не позволил: Жириновский ему нужен. И вся эта система, конечно, вызывает непонимание...

- А теперь вернемся к исходной нашей теме. Итак, получилось, что властью взят - в общем, авторитарный, архаический - курс на фактическое восстановление монархической традиции, курс на тотальное - и в центре, и в регионах - подавление свободы слова, курс на усиление силовой составляющей в управлении государством и обществом, курс на подавление федеративного начала устройства страны, на выстраивание "вертикали" и, наконец, курс на беспрецедентный рост уровня холуйства среди политического обслуживающего персонала. Почему все эти малоприличные, малосимпатичные и, самое главное, опасные тенденции проявились именно в связи с прибытием в Москву "петербургского десанта"? Может быть, действительно, в петербургской душе есть какой-то изъян? Может, петербуржцы - это люди, которым только дай возможность прорваться "наверх" - и с них тут же слетает весь европейский флер и вылезают застарелые столично-провинциальные комплексы, обиды на Москву, жажда угодничества, жажда власти? Может быть, в этомпроявляются какие-то наши "имперские архетипы"?

- Вы знаете, я думаю, элемент "силовой" составляющей в команде московских петербуржцев обоснован тем, в какое время Путин пришел в президенты. Это было начало Второй чеченской войны, разгул терроризма, причем теракты совершались не только в Чечне, но и в других городах России. Тогда объективно требовалось укрепить "силовую составляющую" власти, чтобы вести поиск тех, кто готовит теракты, искать их заказчиков, деньги террористов - для того, чтобы перерубить все нити, которые связывали наших террористов с международными. Общество поняло это и восприняло нормально. После того, как мы усилили силовые структуры, появилось больше спецов в этой области, возникла ясность, кому чем заниматься и кто и что координирует в борьбе с терроризмом.

Но пример Беслана, когда в панике и в шоке было не только гражданское население, но и силовые структуры, показал, что по схемам Генштаба они всё координируют, а по сути дела, там был просто хаос... Хотя мы все же должны признать, что количество терактов в целом значительно уменьшилось, качество расследований улучшилось - мы больше видим судебных процессов.

Но другой вопрос, что теперь эта "силовая" составляющая понравилась власти и используется для всего остального. Отсюда и все это беспрерывное лизоблюдство, и то, что сегодня ломают губернаторов, что силком загоняют всех в "Единую Россию" и обязывают делать нужный процент на выборах. Мне рассказывали до выборов в Дагестане, какой будет там процент за "Единую Россию", - ошибка составила всего 2 процента! Полная предсказуемость была еще за два месяца до выборов - ну что это такое?! Глав администраций заставляют вступать в "Единую Россию", пугая, что иначе не переназначат. Вот один чудак (Константин Титов, который возглавлял Объединенную социал-демократическую партию) еще несколько месяцев назад подал заявление о вступлении в "ЕР". И вот "ЕР" его заявление не рассматривает, потому что, видимо, почувствовала, что президент не хочет его переназначать. Эта игра в "партию власти", в "расстановку кадров" кажется карикатурой на политбюро ЦК КПСС. И это подыгрывание президенту, желание заглянутьв рот... Неужели ему не противно, когда подчиненные хотят угодить "Самому"?! И от этого, конечно, тошно, когда политическая сила, политическая, творческая элита начинает угождать "хозяину".

А существуют ли у петербуржцев имперские замашки? Не думаю. Хотя, вообще-то, пристрастие президента проводить мероприятия во дворцах, в особых помещениях, - здесь, возможно, есть что-то от нашей питерской генетики. Я тоже люблю все красивое, что в нашем городе есть, но я бы подумал, принимать ли мне, допустим, президента Франции в Эрмитаже или лучше все же провести деловую встречу в резиденции, а в Эрмитаж сходить на экскурсию.

- Коль скоро мы подошли к фактору президента, на Ваш взгляд, несет ли он лично ответственность за все те негативные тенденции в развитии государства, о которых Вы говорили? Или Вы предпочтете уклониться от ответа на этот вопрос?

- Нет, я не уклонюсь от ответа. Я считаю, что, к сожалению, президенту тоже застилают глаза малиновым сиропом, он тоже далеко не все видит, что происходит в России. Сегодня у нас получается, что власть живет своей собственной жизнью, она плохо чувствует настроение людей. И тот курс, который проводился у нас в экономической политике, и это безумное стремление вскочить поскорее в поезд ВТО мне совершенно не понятны. Мы ставим себе сверхзадачу вступить в ВТО, а то, что рухнут сельское хозяйство, машиностроительные, авиа- и судостроительные отрасли, не волнует! Я не могу с этим согласиться - так же, как не могу согласиться с тем, что Зурабов работает "гипнотизером Путина": умеет приводить президенту "нужные" аргументы. Вы знаете, у нашего президента есть замечательная черта характера: он не бросает тех, кто ему когда-то помог в жизни, с кем вместе работал. Но не все эти люди понимают, что такое груз государственной ответственности за то дело, что тебе поручают. Личная преданность здесь нипри чем. Нужно быть классным профессионалом!

Главный упрек, который сегодня следует адресовать Путину, - то, что он, как недавно правильно написала какая-то газета, "руководит страной вручную". Это абсолютно неправильно - все брать на себя. Зачем тогда правительство? В такой ситуации преданные окруженцы привыкают ни за что не отвечать, занимаются от имени президента своими делами. Поди проверь!

- "Республика", которой руководят вручную, это ведь, по сути, уже не республика, а деспотия...

- Не думаю, но это точно не называется федерацией. Дальше. Мы сколько говорим о бюджетном федерализме - это ключевой принцип любой федерации. У нас нет бюджетного федерализма! У нас Кудрин все деньги стягивает в свой сундук - в минфин. А потом начинаются субсидии, субвенции под развитие регионов по принципу: ты меня не ругаешь? - получи побольше; а ты меня критикуешь? - вообще постой в углу. Помню, как один губернатор, загнанный в "Единую Россию", признавался в сердцах: ну что делать, у меня в области треть ветхого жилья и при разумном поведении мне обещали вдвойне выделить деньги из федерального бюджета для решения этой проблемы. Вот так руководят, так обеспечивают выборы. И мы все это видим. Но люди у нас разделяют "неспособное правительство" и "сильного президента", а этого разделения не должно быть. Потому что если у нас слабое правительство, то за это отвечает президент. Они же и на выборы, по сути, пошли вместе - Путин и Фрадков. Хотя, конечно, повторяю, основной исполнительнойструктурой современной России является не кабинет министров, а администрация президента. Подтверждение тому - рейтинг в "Независимой газете". Верх списка - администрация, середина и низ - министры.

- Вы предельно критично обрисовали все стороны политической конструкции, которая существует сегодня в России. И один из главных упреков - невозможность установить систему обратных связей, чтобы общество могло влиять на власть, а сама власть была бы децентрализована.

- Да. В федерации должно быть именно так.

- И при этом у "вертикали власти" - все ресурсы и вся избирательная процедура?

- Да.

- Но ведь это подводит нас к выводу о том, что никаких легитимных механизмов выхода из этой коллизии нет, а значит, уповать можно только на "оранжевый" сценарий, когда народ выходит на улицу и заставляет власть выполнять попираемые ею законы? То есть если мы хотим перемен, то надо готовиться к бархатной революции? Или все же есть другие сценарии выхода из кризиса?

- Пусть люди без оранжевых знамен потерпят до 2008 года, а в 2008 году изберут меня президентом. Это я заявляю официально.

Я все прекрасно понимаю. Но думаю, что теперь "сманипулировать" выборы, как раньше, уже невозможно. И исполнительная власть тоже это почувствовала. Больше, я думаю, подобного просто не произойдет. Сейчас люди прозрели. А ведь у нас часто бывает так, что человек сам хочет быть обманутым. Вот на тех выборах мы много говорили о том, что все это "липа", что Лужков, Шойгу, Шаймиев и другие узнаваемые персоны, которые возглавляли центральные и региональные списки "ЕР", не будут никогда депутатами. Но людям-то хотелось быть обманутыми! Ведь Лужков - во главе списка, а мы так любим Юрия Михайловича и проголосуем за него! И после того, как Лужков не стал депутатом, хоть кто-нибудь бросил камень в его огород? Нет. Вот это приспособленчество под "сильного", под "любимого" - оно в избирателях было сильно. Но сегодня, когда люди увидели, что эти "сильные" и "любимые" имеют миллионные и миллиардные (долларовые!) состояния, руководят регионами, не появляясь в них, что делают со страной, они начинаютговорить: "Нет, нас больше не обманешь!" Хотя я очень сомневаюсь, что обмануть не попытаются вновь, потому что "ЕР" снова в поправках к новому закону "О выборах" разрешила губернаторам и каким-то знаковым фигурам входить в список, не становясь депутатами, и без урона для фракции продолжать жизнь дальше.

- Вы сами сказали: "президент управляет страной вручную". И при этом Вы верите, что в такой сверхцентрализованной стране могут пройти мало-мальски свободные выборы и может избраться кто-то, кого президент официально не назначит своим преемником?

- Хочу верить. Сколько же можно себя не уважать! Надеюсь, что через три года подрастет новый граждански свободный и ответственный избиратель.

- То есть Вы все-таки уповаете на какую-то поддержку со стороны непосредственно граждан и непосредственно улицы?

- А как же! Будут еще и марши пустых кастрюль, и все это будет, я убежден. Посмотрите на студентов - они сегодня не могут на учебу ездить, потому что им не хватает на проездной. И это при такой рекламе реформы образования! Кстати, опять же о Питере: это недоразумение, что Андрей Фурсенко стал министром образования!

- Ну и последний вопрос. Представим на какой-то момент, что Ваш политический расчет оправдался и Вы стали президентом. Как Вам кажется, переживет ли Россия еще один наплыв петербуржцев в Москву?

- Нет, нет, нет! Скорее всего, придется другую кампанию осуществлять - обратный переток из Москвы назад тех, кто так нечаянно попал в столицу...

Даниил Коцюбинский

Бойкот буфета сменился бойкотом зала  »
Юридические статьи »
Читайте также