Донор: почетно, полезно, опасно...

Продолжающийся скандал в Воронеже, где больная ВИЧ-инфицированная женщина сдавала кровь, препараты на основе которой были введены двум сотням людей, вновь обострил дискуссию по проблеме российского донорства.

Всем пустить кровь?

В девяностые годы доноры лишились всех льгот и привилегий. И уже тогда потянуло надвигающейся катастрофой. Поставленная в СССР практически на конвейер система сбора донорской крови стала ломаться. Многие люди, обиженные новыми постановлениями , ушли из донорства, заново кадры пополнялись плохо. Кто же захочет быть фактически спасителем сотен жизней, не удостоившись за это элементарного "спасибо"... У доноров ведь тогда отняли не только материальное поощрение, но и право носить звание "почетного донора", заслуженного в прямом смысле собственной кровью.

И сегодняшние проблемы в свете тех событий нельзя назвать случайными. Потихоньку все же приходит понимание того, что без серьезных усилий по развитию безвозмездного добровольного донорства нам не решить многие проблемы, вставшие перед медициной. Примером попытки привлечь внимание к проблеме служат прошедшие в нашем городе по инициативе губернатора Дни донора. В честь этого события кровь брали не только у горожан-добровольцев, но и, у сотрудников Смольного и районных администраций, а также депутатов ЗС . Приведет ли начавшееся обсуждение проблемы к радикальным решениям, пока не ясно. Больше всего рады появившемуся интересу врачи.

Подарок доноров фронту

Обидно, что теперь в Петербурге надо начинать все с нуля. Между тем: - Безвозмездное добровольное донорство зародилось именно в Ленинграде, еще в 1957 году, в стенах нашего института, - рассказывает профессор Евгений Селиванов, директор Российского НИИ гематологии и трансфузиологии. - "Отцы-основатели" привлекли к необходимости планомерного развития донорства внимание руководства города. Были организованы донорские советы при исполкомах. У каждого предприятия был план по привлечению сотрудников к донорству. Этим активно занимался Красный Крест. Организовывались выезды наших бригад на предприятия. Люди сдавали кровь, получали определенные льготы. В целом у нас в городе был очень высокий уровень донорства - 50-60 человек на тысячу, а среди студентов доходило до 70. Для сравнения: сейчас в Петербурге всего семь доноров на тысячу человек.

Но даже раньше, еще во время войны, количество желающих сдать кровь было больше нынешнего. В блокаду защитники города полностью обеспечивались кровью, которая заготавливалась в подвале Ленинградского института переливания крови. У ленинградцев был порыв дать кровь солдатам. Многие даже отказывались от компенсаций. И на эти "отказные" деньги был построен самолет, который доноры подарили Ленинградскому фронту.

Патриотизм на крови

Плачевное состояние донорства для профессора Селиванова прямо пропорционально нынешнему состоянию общества. По его мнению, в благополучном, стабильном, сытом,уверенном в себе обществе престижно быть донором.

- Престижно доказать соседям, что ты здоров, раз ты можешь быть донором, приятно осознавать себя патриотом, который помогает родине. Существуют такие моменты, как бесплатное обследование перед кровоподачей, -это западный человек считает еще одной своей привилегией. Если этим активно заниматься, у многих людей возникает чувство, что они помогают ближнему. Дать кровь -как подарить жизнь, - утверждает Евгений Алексеевич.

Среди причин отсутствия у нас моды на "донорский патриотизм" профессор называет и позднее информирование людей о проблеме. Опросы показывают, что у нас это происходит либо в армии, либо на работе. Но лучше всего это делать в детстве, тогда положительный образ донорства формируется легче. Так и происходит в развитых странах, где активно занимаются пропагандой донорства, прямо с детского садика. Правильным шагом станет привлечение в ряды доноров публичных людей, которые могут послужить примером. Это также успешно практикуется за рубежом. Например, недавно по всем американским телеканалам крутили сюжет, в котором 86-летняя жена Буша-старшего сдает кровь. На следующий день на донорские пункты пришло в два раза больше добровольцев.

Риск есть всегда

Катастрофическая нехватка крови для медицины - самый важный, но отнюдь не последний пункт в списке проблем, связанных с донорством. Воронежскую трагедию, где продолжают выявляться люди, инфицированные кровью больной женщины (на днях инфекция была подтверждена у 11-летнего мальчика), можно объяснить врачебной халатностью. Впрочем, Евгений Алексеевич, ссылаясь на плохое знание ситуации, отказался от прямых комментариев, но поделился некоторыми непреложными фактами: - По нашим правилам, можно переливать только кровь, обследованную на присутствие в ней маркеров ряда инфекций: ВИЧ, гепатит, сифилис и др. На основе анализов донора оценивает врач-трансфузиолог. Бывает, впрочем, что у человека в крови появился антиген ВИЧ-инфекции, но его еще настолько мало, что наши тест-системы не могут его определить, хотя человек уже заразен. И тогда есть риск заразить больного. Но жизнь - это вообще риск... Мы все в конце концов умрем. Есть группы риска, шкала рисков. Так, риск попасть в ДТП равен один к100 тысячам, в авиакатастрофу - один к 600 тысячам. Риск же получить ВИЧ-инфекцию через кровь значительно меньше, чем попасть в авиакатастрофу. У трансфузиологов есть крылатая фраза: "самая безопасная та доза крови, которая не перелита". И в этом есть смысл.

Риск есть, но наша задача его максимально снизить, практически до нуля. Петербург в этом отношении один из самых безопасных городов.

Но и проблему риска заражения со временем можно будет решить. Для этого нужно усовершенствовать тест-системы, чтобы "окно" - период, во время которого нельзя выявить инфекцию - уменьшалось, а при идеальном раскладе и вовсе пропадало. Нововведения происходят каждый год и, в сравнении с прошлыми тест-системами, "окна" нынешних не "раскрыты нараспашку", а лишь "приоткрыты". Все, что надо для новых тест-систем, - это порция "зеленых бумажек". Дело, можно сказать, за малым - за финансированием...

В тех случаях, когда инфекция вовремя выявляется, человеку отказывают в донорстве и направляют к специалисту. Составляется банк-регистр отведенных от донорства: если приходит человек и у него оказывается маркер, его заносят в общую компьютерную базу, благодаря которой ему не удастся сдать кровь в другом месте.

Курильщикам здесь не место

Для того чтобы стать донором, человек должен обладать практически богатырским здоровьем. Например, скорее всего, на станции переливания крови откажут заядлому курильщику. И не потому, что его кровь отравлена никотином. Дело в том, что это будет риском в первую очередь для него самого. В отказной список вошли сосудистые заболевания, проблемы сердца, давление и целый набор других хронических заболеваний. И здесь, как нигде, приветствуется молодежь. Утверждать, что "свежая" кровь полезней, безграмотно, но никто не станет спорить, что среди молодежи намного больше здоровых людей.

Toт, кто пройдет все проверки и кастинги, будет рад узнать о некоторых возращенных донорам привилегиях, таких как ежемесячные выплаты и возможность приобретать карту на льготный проезд. Тем, кто сдал кровь 40 раз, дается звание "почетный донор" (да-да, оно тоже возвращено) и право на 50-процентную скидку в аптеках. И еще, к любому врачу доноры проходят без очереди.

А ведь кроме материальных благ есть и прямая польза здоровью: - После того как человек первый раз сдал кровь, он понимает, что это благотворно действует на организм. Оживляется клеточный состав, перемещаются жидкости внутренних сред, в ответ на кровопотерю стимулируется кроветворение. Уже через два месяца полностью восстанавливаются запасы железа, - рассказывает Евгений Селиванов.

Таким образом, человек, который спасает сотни жизней, помогает и себе.

Александра Заспа

"Веда" осталась при субвенциях Суд отказался признать их бюджетными инвестициями  »
Юридические статьи »
Читайте также