Лейся, песня! Но бесшумно... Бизнес в квартире - что можно и чего нельзя

Чем только не занимаются люди у себя в квартирах - и поросят держат, и мебель ремонтируют. Все это хорошо, пока не начинает мешать соседям. Но где провести границу между интересами дела и правами других жильцов? Вряд ли на этот вопрос когда-нибудь можно будет дать точный ответ. "Бизнес на дому" проходит свою эволюцию вместе с реформами в стране. Меняются и представления людей, и законодательство. Кое-что новое внес в этот вопрос и недавно принятый Жилищный кодекс.

"А если порох?"

В далеком социалистическом детстве сосед по даче выращивал гладиолусы и тугими, завернутыми в марлю охапками возил в город. Дачники осуждающе шипели: "На Кузнечном рынке продает, полтинник - штука, сами видели". Другие робко защищали: он ведь не только ради денег, он любитель, в выставках участвует. Ухоженный участок цветовода-любителя был украшением округи. Но сам факт, что человек прямо на дому производит что-то на продажу, вызывал неприязнь окружающих.

Еще одно воспоминание, уже студенческих, но тоже социалистических лет. Машинистка, печатавшая дипломные работы, встречала клиентов на лестничной клетке с башмаком и щеткой: якобы обувь почистить вышла, чтобы соседи звонков в дверь не слышали...

Наконец, третье впечатление, уже начала 90-х годов. Комиссия петербургского горсовета добивалась принятия правил, разрешающих регистрировать фирму по домашнему адресу. Представитель прокуратуры (ставший вскоре известным прокурором, а тогда только что переведенный в Питер из провинции) растерянно слушал речи юридически подкованных "демократов", а потом сразил контраргументом: "А если они порох в квартире начнут делать?"

Не каждый домушник - вор

Аргумент прокурора был не по адресу. Регистрация бизнеса по домашнему адресу - это одно, а осуществление определенной деятельности в жилом помещении - другое. Можно зарегистрировать фирму по месту жительства, но пахать, чинить и торговать нужно там, где это и делается, - в поле, в мастерской, на улице.

Вопрос о регистрации бизнеса в квартире был в конце концов положительно решен введением Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" от 8 августа 2001 г. Сложнее до последнего времени обстояло дело с ведением на дому предпринимательской деятельности. В старом Жилищном кодексе об этом ничего не говорилось, а Гражданский кодекс требовал для этого перевода помещения в категорию нежилых. Так что все, кто не просто регистрировал предпринимательскую деятельность, но и пытался в той же самой квартире хоть что-то делать в данном направлении, оказывался на положении нелегала и мог подвергнуться административной ответственности. Хотя, конечно, доказать, что вы сидите за компьютером или швейной машиной с целью заработка, очень трудно.

Новый Жилищный кодекс, при всех ведущихся вокруг него спорах, ликвидирует этот анахронизм. Пункт 2 статьи 17 гласит: "Допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение".

Однако вернемся к изготовлению пороха.

Завод в соседней квартире

Как новый Жилищный, так и Гражданский кодексы не разрешают заниматься в квартирах промышленным производством. При этом из комментариев юристов следует, что четких правовых критериев отнесения производства к "промышленному" нет. И тут мы снова возвращаемся к возможности доказать, что тапочки шьются на продажу, а не в подарок любимой теще, что пельмени лепятся для ресторана, а не для семейного обеда. Вне подозрений остается лишь бизнес явно не промышленного характера - как, например, репетиторство, консультирование, написание компьютерных программ и т. п.

Тем не менее разумные критерии существуют. Это ограничения технического и экологического свойства. Очевидно, что в квартире не должно быть оборудования высокой энергоемкости или с большим расходом воды, нарушающего работу внутридомовых сетей. Его установка должна быть согласована с отвечающими за сети организациями. Не должны превышаться существующие нормы по шуму, пыли, вибрации, излучению, выделению химических веществ. Все это можно оценить с помощью расчетов и замеров. Но чтобы суд запретил осуществлять данную деятельность, замеры должны быть четко документированы. А без решения суда никакие проверяющие инстанции отключать оборудование или запрещать что-то делать не имеют права.

Из-за технических ограничений незаконным может оказаться размещение на дому не только промышленности, но и других отраслей народного хозяйства. Например, складируемые товары могут иметь сильный запах или быть взрывоопасными, а разведение животных, работа медицинского оборудования (стоматологический кабинет) - нарушать определенные нормы.

Так или иначе, деятельность, осуществляемая в квартирах, не должна ущемлять прав других жильцов дома.

На секс жалоб не было

...Комнату в коммуналке у метро "Владимирская" снял немолодой человек, назвавшийся музыкантом. Вскоре оказалось, что новый жилец с товарищами подрядился на живую музыку в дешевом ресторане. Репетируют дома. Песню "Владимирский централ" выучила наизусть не только вся квартира, но и все шесть этажей. Примечательно, что после 11 вечера никто не шумит - в это время музыканты уходят "сдавать продукцию" в ресторан.

...А в квартире на Пушкинской улице тишина. Соседи говорят, тут какой-то офис. Никаких жалоб. На звонок красивую дверь с глазком никто не откроет. Молчаливые клиенты звонят с улицы по мобильному. Хозяйка "интим-салона", как теперь в Петербурге называют публичные дома, знает, что отношения с соседями и милицией чреваты финансовыми потерями, и ничьих прав не нарушает.

И в том и в другом случае бизнес никак не оформлен, соответственно является нелегальным. Впрочем, сейчас речь не об этом. Вопрос в том, нарушаются ли права граждан, проживающих по соседству. Очевидно, во втором случае все чисто (в смысле - тихо) и жалоба может быть вызвана лишь чьим-то желанием "настучать", и это тоже его право. Хотя несложно догадаться, что, скорей всего, бордель никуда не денется, раз он кому-то нужен, а блюстители порядка на жалобе еще и неплохо подзаработают.

Неоднозначной, с юридической точки зрения, остается ситуация с допуском в квартиру различного рода проверяющих. С одной стороны, в законодательстве прописано понятие неприкосновенности жилища - человек обязан пускать к себе только милицию и только с ордером на обыск. С другой стороны, например, налоговые органы вправе обследовать любые помещения, используемые для получения дохода или связанные с содержанием объекта налогообложения. Но в целом норма о неприкосновенности жилища, конечно, благоприятствует квартирному предпринимателю.

Соседей бизнесмена может раздражать большое количество посетителей, посторонних людей в доме. Но число людей, которые могут посещать квартиру, нигде в законодательстве не прописано - это было бы абсурдно. Кроме того, говорят юристы, если есть право вести бизнес в жилище, то есть и вытекающее из этого право размещать там нанятых на работу сотрудников.

Не может вызывать претензий и то, что бизнес ведется на "съемной" квартире, если у предпринимателя есть договор аренды.

P. S.

...В благополучном подъезде на улице Маяковского арендовал квартиру выходец из другого региона. По этому адресу он зарегистрировал посредническую фирму, стал принимать иногородних бизнесменов, предоставлять им площадку для переговоров, машины с водителем. Парадная с домофоном стала постоянно открытой, на лестнице галдеж, ругань, горы окурков. Под окнами водители прогревают моторы. Все замечания жильцов дома бизнесмен грубо игнорирует. Уже написаны жалобы в несколько инстанций, приходила милиция. Но при милиции все становится тихо и скромно, а после ее ухода звучат угрозы. Жильцы дома собираются отстаивать свои права до конца, идти в суд, хотя представить доказательства нарушения их прав очень сложно. "Мы хотим нормальных условий для жизни. А чем он там занимается и сколько получает, нам все равно, пусть только порядок соблюдает", - говорят заявители.

Так что скромному цветоводу из моего советского детства нынче было бы где развернуться.

Наталья Кирсанова

Концессии грянут по осени  »
Юридические статьи »
Читайте также