Издержки статистики, или Случайно ли из нее исчезли сведения об уровне жизни научных работников

Как всегда, через месяц после окончания очередного квартала «СПб ведомости» опубликовали отчет Петростата об итогах жизни северной столицы и Ленинградской области за 9 месяцев 2005 года и, как уже давно повелось, сопроводили приведенные цифры своим комментарием. С ним можно спорить, можно соглашаться, а можно на приведенные цифры посмотреть и с другой стороны.

В отличие от старых советских времен, когда в отчетах статуправления приводились цифры, отражающие количество тонн выплавленной стали, выпущенных тракторов и телевизоров, собранных тонн картошки и капусты, теперь все выражается в миллиардах рублей и процентах к уровню предыдущего года, где также указывались рубли. На мой взгляд, это очень удобный вариант отчетности для чиновников всех рангов, поскольку предприятия могут получить эти самые рубли от продажи оборудования, материалов и других активов, а также от сдачи помещений в аренду.

При этом многие предприятия давно не работают и ничего не производят. О состоянии нашей промышленности лучше всего говорят полки промтоварных магазинов — российских товаров просто нет. Даже гвозди мы везем из-за границы. Как сказала продавщица в спортивном магазине: «Российских товаров у нас всего два — мотыль и опарыш».

Прекрасным подтверждением лукавства статистики является четырехкратное увеличение (конечно же, в денежном эквиваленте) добычи полезных ископаемых в Петербурге в 2005 году. Понятно, что это произошло за счет переоформления прописки головного офиса какой-то добывающей компании из Тмутаракани в Петербург. Как с ехидцей заметил автор газетного комментария, «Тюмень отдыхает».

Понятно, что наибольший интерес обывателя вызывает в статотчете раздел «Уровень жизни», где указываются средние заработные платы в различных сферах занятости населения и что, естественно, помогает человеку позиционировать самого себя и коллег в этом списке. Сделать это нам стало труднее, так как с первого квартала 2005 года в статотчете исчезла категория людей, занятых в науке и научном обслуживании. Но никто «не заметил потери бойца» — ни профсоюзы, ни администрации академических и ведомственных институтов, ни пресса не отреагировали на этот ход Петростата.

Тем не менее, зная реальное положение дел в нашем Физико-техническом институте им. А. Ф. Иоффе, Политехническом университете и других учебных и академических институтах, я могу с полной ответственностью написать следующее. Если зарплата доцента или старшего научного сотрудника (т. е. человека, имеющего ученую степень и звание) составляет примерно 3800 рублей, которые складываются из ставки по Единой тарифной сетке (2600 руб.), надбавок за ученую степень (900 руб.) и звание (300 руб.), а зарплата доктора наук и профессора не превышает 6000 руб. (т. е. меньше зарплаты девушки-кондуктора в трамвае и уборщицы в магазине) — это означает, что никакая наука и высшее образование не нужны нашему государству, что бы ни говорили президент, члены правительства и депутаты Федерального собрания. Кстати, большая часть этих людей защитила кандидатские и докторские диссертации по экономике, политологии, философии и юриспруденции в последние годы, занимая высокие посты в системе власти.

Б. Е. Немцов, И. М. Хакамада, А. Б. Чубайс и иже с ними учат не считать деньги в чужих карманах, а зарабатывать их, так как новый экономический уклад в России дает неограниченные возможности для активных людей. В ответ на это можно сказать, что деньги в чужих карманах считает весь мир, журнал Forbes регулярно публикует списки самых богатых людей в мире и в России, знаменитый Билл Гейтс не боится говорить о своих честно заработанных миллиардах, а неистовый либерал А. Б. Чубайс всеми силами старается скрыть свою зарплату в РАО «ЕЭС».

Мы же, со своей стороны, стараемся честно зарабатывать деньги и повышать свои доходы, подавая заявки на различные гранты, программы и конкурсы. Не всем и не всегда удается выиграть эти конкурсы и получить дополнительное финансирование, здесь тоже есть свои объективные и субъективные факторы. К тому же обычно это не такие уж большие деньги, и они дают возможность увеличить зарплату в среднем на 1 — 2 тысячи рублей в месяц. В общем, официальная средняя зарплата в ФТИ им. А.Ф. Иоффе с учетом всех доплат составляет 5500 — 6000 рублей в месяц.

В конце октября на комиссии по образованию и науке президент России В. Путин сказал, что за 2000 — 2005 годы, т. е. за время его президентства, средства, отпускаемые на науку, выросли в четыре раза. У меня сразу же возник вопрос: а куда ушли эти деньги? Зарплата моя и моих коллег выросла от силы на 50%, но не в разы, никакого научного оборудования в стране как не производилось, так и не производится, число грантов, программ и конкурсов уменьшилось за счет закрытия программ по Миннауке.

Пожалуй, единственное реальное достижение последних лет — постановлением правительства № 770 от 24.10.2002 г. с 1 января 2003 г. были установлены оклады действительным членам и членам-корреспондентам РАН в размере 20 и 10 тысяч рублей, а до этого они получали 4 и 2 тысячи, соответственно. Все остальные научные сотрудники приняли это повышение академических окладов «с воодушевлением», но научное сообщество разделилось на членов академии и наемных работников.

При средней зарплате по городу более 10 тысяч рублей и постоянно растущих потребительских ценах на все товары и услуги, включая медицинские, и тарифах на жилье, воду, тепло электричество и т. д. жить на зарплаты федеральных бюджетников и, в частности, научных сотрудников, которые сравнимы с прожиточным минимумом (в Петербурге он более 3600 рублей в месяц), невозможно и стыдно. Поэтому люди ищут применение своим рукам и мозгам где только можно.

Часть уезжает в дальние страны или работает здесь по контрактам с зарубежными фирмами, где их мозги по-прежнему востребованы и достойно ценятся; другая часть уходит в коммерческие структуры, банки, связь и зарабатывает неплохие деньги, а третья читает лекции студентам, учит школьников, по-прежнему пишет научные статьи и перебивается с хлеба на квас.

Как недавно сказал в телеинтервью наш бывший сотрудник, а ныне министр образования и науки А. А. Фурсенко, «настоящий ученый может заработать деньги чтением лекций студентам с включением в курс материалов о последних научных достижениях и таким образом готовить себе смену». Можно ответить уважаемому министру, что теперешние выпускники петербургских институтов согласны работать в Физтехе, если их зарплата будет порядка 10.000 рублей и выше.

Похоже, что власти предержащие стали задумываться о том, что уровень жизни большей части населения, а особенно бюджетников и пенсионеров в самой богатой по природным ресурсам стране мира чрезвычайно низкий, и чудовищная дифференциация доходов граждан грозит социальной катастрофой. В настоящее время в России децильный коэффициент (отношение доходов 10% самых богатых граждан к доходам 10% самых бедных), рассчитанный по официальным данным, равен 14 — 15, по данным РАН — 23, а по данным американских ученых — 36. В мире критическим уровнем для социальной стабильности признается уровень децильного коэффициента 7 — 8. Даже тишайший премьер М. Е. Фрадков назвал социальную дифференциацию «жесточайшей».

Последовала реакция: федеральные и региональные власти стали обещать повысить зарплаты бюджетникам, военным и выделить деньги на сельское хозяйство. Озаботилось и Министерство образования и науки, а наш министр пообещал довести зарплату ученых примерно до 1000 долларов в месяц. Конечно, не всем и не сразу.

Академия наук назвала конкретные цифры и сообщила, что в 2006 году в системе РАН будет отменена пресловутая ЕТС, а зарплаты будут определяться в соответствии с занимаемой должностью. Итак, согласно этому документу, зарплата младшего научного сотрудника (м. н. с.), т. e. выпускника института, будет 4100 руб., зарплата старшего научного сотрудника (с. н. с.) и доцента — 5500 руб., но при этом, вероятно, не будет никаких надбавок за степень и звание; зарплата доктора наук и профессора — 7200 рублей. Но зато в 2008 г. зарплата м. н. с. составит 12.500 руб., а зарплата части докторов и профессоров (директора институтов, их замы, главные научные сотрудники, т. е. 2 — 3% от общей численности) достигнет обещанной 1000 долларов.

Но до 2008 года еще много воды утечет. Сейчас средний возраст докторов наук в институте более 60 лет, а кандидатов перевалил за 50. Среднее поколение, т. е. сотрудники в самом продуктивном для науки возрасте от 30 до 45 лет, практически отсутствует, и готовить себе смену, как призывает А. А. Фурсенко, во многих лабораториях не из кого.

Если кому-то покажется, что написанное мной является еще одной жалобой или призывом к федеральным властям изыскать возможность и повысить зарплату, то я хочу сказать, что хорошо помню и полностью согласен со словами любимого мной М. А. Булгакова: «Никогда и ничего не просите... в особенности у тех, кто сильнее вас». Мне стыдно и кажется унизительным просить. Я просто констатировал факты и назвал цифры.

Тем более что одним повышением зарплат положение в российской науке уже не исправить, так как приборная база безнадежно устарела и практически не обновлялась последние 15 — 20 лет, поскольку не работает отечественная электронная промышленность и приборостроение. Современное зарубежное научное оборудование стоит чрезвычайно дорого и доступно только узкому кругу ученых, вхожих в самые высокие кабинеты.

Таким образом, перед нашим государством стоит ряд стратегически важных вопросов. Нужны ли высшее образование и наука как основа высокотехнологичной промышленности XXI века? Готово ли государство вкладывать деньги в науку, научное приборостроение и закупку дорогостоящего иностранного оборудования? Или Россия будет сырьевым придатком развитых стран, будет проедать свои природные богатства и увеличивать золотовалютные резервы и стабилизационный фонд, покупая ценные бумаги западных корпораций и поддерживая западную промышленность?

И еще об одном. В далеком 1992 году перед выборами в Госдуму сотрудники Физтеха написали письмо тогдашнему премьеру Е. Т. Гайдару «Почему мы не будем голосовать за «Выбор России». Под ним подписались более полутора сотен докторов и профессоров, кандидатов и лауреатов, которые теперь стали издержками статистики. Но я думаю, что под всем написанным выше, только адресованным претендующей ныне на звание партии власти «Единой России», сегодня подписались бы гораздо больше моих коллег.

Николай Аруев, доктор физ.-мат. наук, зав. лабораторией ФТИ им. А. Ф. Иоффе РАН

Кто построит южное полукольцо КАД  »
Юридические статьи »
Читайте также