Малый бизнес: Власть хочет вывести предпринимателей из тени

Недавно на одной из конференций, обсуждавших вопросы конкурентоспособности и поддержки малого бизнеса, глава Минэкономразвития Герман Греф озвучил идею создания в регионах для «малышей» неких бизнес-инкубаторов с конкурсным бюджетным финансированием. Не знаю, позволит ли этот рецепт мощно стимулировать рядовых коммерсантов. Однако трудно представить, скажем, развитие малого бизнеса в нашем регионе в инкубационных условиях. Он уже прошел свой тернистый путь кризисов, провалов и надежд, чтобы в горниле рынка стать тем, чем он стал.

Один процент в доходах бюджета

За какой жар-птицей гонимся? За самой что ни на есть соблазнительной: субъектами малого бизнеса на Западе создается свыше 60% внутреннего национального продукта и обеспечивается более 70% рабочих мест. Добавлю сюда еще около 50% общего объема продаж в промышленности, 67% — в сфере услуг, 90% — в строительстве и торговле.

Но, может, лучше все же поспешать не торопясь, разгребая поначалу завалы между властью и малым бизнесом. Предприниматели винят разные уровни власти в излишнем администрировании, съедающем до 10% доходов рядовых коммерсантов, в неправовых методах регулирования коммерческой деятельности, в бумажной волоките. У власти свои доводы. Считается, что до 40—50% средств малого бизнеса и предпринимательства находится в теневом обороте.

Несмотря на взаимные претензии сторон, многие регионы достаточно активно поддерживают этот сегмент рынка. В нынешнем году, например, Ленобласть направит в помощь малому бизнесу 46 млн. рублей. А теперь посмотрим, что она получит взамен. Прогнозируемый единый налог на вмененный доход может пополнить консолидированный бюджет на сумму около 268 млн. рублей. То есть если учесть прямые затраты субъекта, то ему перепадет из этого доходного источника лишь немногим больше 220 млн. рублей. Поскольку весь объем доходов бюджета планируется на уровне 23 млрд. рублей, то доля в них единого налога окажется даже чуть меньше 1%. В условиях быстрого экономического развития субъекта это, конечно, явно недостаточный вклад.

Учтем также косвенные потери региона. Осенью 2003 года ЗакС Ленобласти принял региональный закон № 81, который позволил на 20—25% снизить коэффициенты, корректирующие базовую доходность по единому налогу. В результате этого протекционистского решения регион получил в прошлом году не 300 млн. рублей, как первоначально рассчитывал, а на 100 млн. меньше. План 2004 года, правда, в соответствии с законом подправили в сторону уменьшения, но от факта реальных бюджетных потерь никуда не денешься. И в нынешнем году коэффициенты базовой доходности не изменились, хотя областные финансисты считают их заниженными. Власть не отказалась от политики поддержки малого бизнеса. Но она хочет, чтобы он стал эффективным инструментом пополнения бюджета.

Однако, по экспертным оценкам, ожидаемые в нынешнем году поступления по единому налогу не достигнут уровня 2002 года. Правда, на это повлияют изменения, внесенные в Налоговый кодекс, определяющие иной порядок применения единого налога на вмененный доход с начала 2003 года.

Размножение и уклонение

Едва ли правительство Ленобласти устраивает недостаточная результативность малого бизнеса на фоне общего экономического подъема в субъекте. При этом число структур малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей в регионе в последние годы только растет. Это ли не доказательство того, что в области созданы совсем неплохие условия для их «размножения». За 2003 год количество налогоплательщиков из числа юридических и физических лиц, перечислявших единый налог в бюджет, увеличилось с 13,7 до 16,2 тысячи, в прошлом году — до 18,7 тысячи. В первые месяцы нынешнего года динамика остается положительной. Для этого не потребовалось даже бизнес-инкубаторов Минэкономразвития. Но количество не переходит в качество. Можно сказать, целая армия бизнесменов и предпринимателей малозаметно влияет на формирование бюджета региона.

Чего греха таить: не всегда малый бизнес любит платить обязательные налоги. В прошлом году в Волхове, например, комиссией местной администрации было установлено: в отчетности 128 из 282 проверенных организаций малого бизнеса уровень официальной заработной платы оказался ниже прожиточного минимума. В некоторых районах до 90% договоров, которые заключают индивидуальные предприниматели с наемными работниками, также предусматривали вознаграждение ниже прожиточного минимума. Что это, как не уклонение от налогообложения с помощью пресловутых конвертов с неучтенными деньгами. Сегодня такого не увидишь в бюджетной сфере региона, который пошел на серьезные расходы для улучшения оплаты труда.

Вывод напрашивается такой: малый бизнес нуждается не только в государственной поддержке, но и в прозрачной финансовой среде. Вот ее-то как раз зачастую обнаружить и не удается, что отнюдь не укрепляет доверия властей к коммерческой деятельности.

Надежды остаются

И все же реализация программы реформирования региональных финансов, а также грядущие перемены в распределении единого налога на вмененный доход должны позитивно повлиять на ситуацию с малым бизнесом. Как известно, с начала будущего года реформа местного самоуправления перейдет в стадию практического воплощения. Тогда же с областного на муниципальный уровень (под юрисдикцию районов и городских округов) будут переданы права введения единого налога и установления его корректирующих коэффициентов. Зачисляться налог в полном объеме будет в местные бюджеты.

Петр Владимиров

Минсвязи приравняет it к малому бизнесу Высокотехнологичным компаниям снизят налоги  »
Юридические статьи »
Читайте также