"Диалог с городом"

"5 канал" эфир 19 декабря 2005 г. 22.00-23.00

(текстовая версия)

Ведущий: Здравствуйте, Валентина Ивановна.

Губернатор: Добрый вечер.

Ведущий: Вопросы, которые задавали жители Петербурга, приходя в телевизионную приемную на Итальянскую улицу, по Интернет на сайт «5 канала» и на «Народную линию» «Петербургских Вестей», собраны у нас в рубрики, они перед зрителями на экране. Как всегда самые острые вопросы и проблемы у нас в рубрике «Народ против», с которой мы традиционно начинаем. Но прежде, чем перейти к вопросам горожан, я позволю себе задать вопрос на тему, которую последние дни волнует и журналистов, и жителей Петербурга – это судьба зданий Сената и Синода. Вопрос снова встал после того, как управделами Президента Владимир Кожин заявил о том, что после переезда Исторического архива в новое здание, Сенат и Синод нуждаются в реставрации, возможно для этого будет привлечен инвестор. Как это понимать? То есть здания Сената и Синода будут продавать?

Губернатор: Прежде всего, мы очень рады, что за очень короткий срок, практически за полтора года в Петербурге построено новое современное здание архива. За последние десятилетия впервые такой объект введен в нашей стране. Это здание оснащено по самому последнему слову техники и современной технологии. И наконец, наш уникальный по европейским масштабам архив обретет свой дом, где все эти уникальные материалы могут храниться в соответствии со всеми требованиями к такого рода учреждению. Здание это было построено на федеральные деньги, 60 тыс. кв. метров, и этот проект поддерживал Президент В.В.Путин. В связи с переездом архива здания Сената и Синода освобождаются. И тема возникла в связи с тем, что реставрация потребует больших вложений. Что касается возможности использования его инвесторами под коммерческие цели, я категорически против такого решения. Такую же позицию занимает наше Законодательное собрание. Это недопустимо, поскольку здания Сената и Синода – это своего рода символы российской государственности. И ни в коей мере нельзя терять историческую память. Я переговорила в пятницу с Президентом В.В.Путиным, высказала ему наши возражения и наше беспокойство по этому поводу. Владимир Владимирович разделяет нашу точку зрения. Я уверена, что президент не допустит использования этого здания под коммерческие цели. Я буду настаивать и добиваться у федерального правительства выделения необходимого объема средств для проведения реставрационных работ, потому что здание, которое было построено в 1834 году по проекту архитектора Карла России – действительно уникальное по мировым масштабам. И оно практически ни разу капитально не ремонтировалось. Оно было приспособлено под хранение архива, перекрытия уже не выдерживали такой нагрузки. И мне кажется, что это как раз благоприятные условия для перевода в Санкт-Петербург федеральных структур, для восстановления федерального статуса нашего города как второй столицы России. Мне кажется, что самым правильным было бы использование этого здания, в принципе, под размещение государственных структур, и в частности, можно было бы перевести один из федеральных судов, например, Конституционный суд для рассредоточения, децентрализации органов власти в одном городе. Именно в здания Сената и Синода.

Ведущий: Мы будем следить за этой темой. Спасибо, Валентина Ивановна, за ваши разъяснения. Теперь от больших архитектурных памятников перейдем к малым, если так можно выразиться архитектурным формам. Слушаем вопрос.

НАРОД ПРОТИВ

Вопрос: Уважаемая Валентина Ивановна, здравствуйте. Меня зовут Юлия Сергеевна Шапошникова. Целый год мы говорим о проблемах малого бизнеса. И в основном говорим о ларечниках, создающих неудобства на остановках, грязь, торговлю просроченными продуктами. Но малый бизнес в основном сейчас – это предприятия, это клиники. И нам очень важно, чтобы те, кто лечит пациентов, кормит горожан, были замечены. Недавно в Московском районе проходило заседание Совета по малому бизнесу, где обсуждались эти проблемы. И мы, естественно, хотим, чтобы внимание города было обращено на тех, кто создает серьезные продукты для города и горожан.

Губернатор: Мне абсолютно понятно ваше настроение, Юлия Сергеевна. Ведь ситуация правда абсурдная: несколько десятков человек, защищающих ларечную торговлю, (а в основном все остановочные ларьки принадлежат небольшой группе бизнесменов, которые за копейки нанимают продавцов без трудовых книжек, выплачивая мизерную официально зарплату), узурпировали право говорить от лица всего малого бизнеса. Да у нас в малом бизнесе 255 тысяч предприятий, это больше миллиона работников. Это и парикмахерские, и кафе, и производители продуктов питания, и обувные мастерские, небольшие промышленные производства, малые предприятия в сфере ЖКХ и так далее. Это локальные инновационно-технические центры, которые занимаются внедрением новых технологий. И научные лаборатории, которые эти технологии разрабатывают. Рыночная экономика держится на этих людях. У них нет больших денег, но они пробиваются, борются за свое место под солнцем, работают по 24 часа в сутки, чтобы выдержать конкуренцию. А что мы слышим со всех сторон? Убрали ларьки с остановок – катастрофа, крах малого бизнеса! Называются цифры сотен тысяч работающих, хотя на самом деле в этом ларьке максимум два продавца. Теперь нас уже Страсбургским судом пугают. Да европейцы в шок придут, если показать им результаты проверок ларечной торговли. Им и в голову не придет, что в Санкт-Петербурге можно торговать среди бела дня паленой водкой да поддельным коньяком, который разливается в соседнем подвале. И что-то я не слышала, чтобы крикливые защитники ларьков хоть слово сказали о реальном малом бизнесе.

Ведущий: Насколько понимаю, Юлия Сергеевна просит правительство города сказать это слово.

Губернатор: Вот в чем я абсолютно уверена: государственная поддержка малого бизнеса не терпит политической трескотни. Это кропотливая, системная работа. И мы очень заинтересованы в том, чтобы в городе более активно формировался средний класс. Без среднего класса не будет благополучия, не будет процветания общества. Еще в прошлом году мы создали специальное управление развития малого предпринимательства в Комитете по экономике. Потому что нормативной базы, по существу, не было. Мы ее начали создавать, приняли Концепцию развития и поддержки малого предпринимательства как базовый документ в этом вопросе. Приняли Программу адресной поддержки малых предприятий с конкретным перечнем льгот, преференций для них, включая поддержку в получении коммерческих кредитов и упрощение процедуры регистрации новых предприятий. Кстати, когда мы создали единый центр регистрации по принципу «одного окна», срок регистрации нового предприятия сократился всего до пяти дней. Мы подписали соглашения со Сбербанком о системе кредитования малого бизнеса . За последние полтора года потратили на все эти меры поддержки 500 миллионов рублей из городского бюджета. Вот это реальные меры поддержки малого и среднего бизнеса.

Ведущий: Те изменения в налоговом законодательстве, которые инициировал Смольный, от этого малому бизнесу станет легче?

Губернатор: Прежде всего, при успешном выполнении городского бюджета , мы добились этого, не увеличивая фискальную нагрузку. Мы трижды вносили изменения в закон о едином налоге на вмененный доход в интересах, в первую очередь, малого бизнеса. За последние полтора года налоговая нагрузка на малые предприятия уже снизилась на 370 миллионов рублей.

На мой взгляд, есть своего рода тест, по которому можно определить отношение власти к малому бизнесу – это доступ к городскому заказу. Кому правительство дает возможность осваивать бюджетные деньги, кому оно дает заказы? Федеральный закон установил квоту, чтобы крупный бизнес в регионах не оттеснял малый. Так вот, мы эту квоту превысили в 2 раза. 32 процента, то есть более трети городских заказов у нас получают малые предприятия.

И знаете, что еще важно? Ни в коем случае нельзя забюрократить работу с малым бизнесом. С этим я борюсь нещадно. Это живое дело и надо быстро откликаться на импульсы реальной жизни. В чем нуждаются, скажем, начинающие предприниматели? В обучении – раз, в помощи при регистрации – два. Мы делаем и первое, и второе. И за два года в городе было создано свыше пятисот новых предприятий. Мы открыли 16 районных центров делового развития, чтобы методически помогать предпринимателям. 200 человек за счет городского бюджета смогли участвовать в престижных выставках, в том числе зарубежных. За полтора года количество малых предприятий выросло на 35 тысяч. А их суммарный оборот за квартал по отношению к прошлому году растет где-то на 20 миллиардов рублей. Это все к вопросу о якобы «крахе» малого бизнеса в Петербурге.

Ведущий: Валентина Ивановна, еще такой момент: бизнес планируется на перспективу. И, насколько я понимаю, Юлия Сергеевна и таких, как она (вы сами сказали, что в малом бизнесе занято больше миллиона человек) интересует, что будет дальше. Благоприятный налоговый климат – это хорошо. Но остаются такие вопросы, как аренда, произвол местных районных чиновников. Это тоже влияет на бизнес.

Губернатор: Надо откровенно сказать, что пока еще остаются и необоснованные административные барьеры. Я считаю это самым серьезным тормозом для развития предпринимательства. В будущем году мы должны все эти надуманные бюрократические барьеры окончательно снять. Ни в коем случае нельзя связывать бизнесу руки.

Это касается и отношений с чиновниками. Мы ведь не случайно создали общественные советы по малому предпринимательству при всех районных администрациях. Мы сегодня просто втягиваем малый бизнес в саму процедуру принятия решений. Если хотите, повышаем его статус и заставляем считаться с его мнением.

На городском уровне у нас активно работает Общественный совет по малому предпринимательству. По итогам его заседаний я дала уже порядка 60-ти поручений руководителям различных государственных органов. Я предложила открыть горячую телефонную линию общественного совета. И по инициативе именно Общественного совета был упрощен порядок перевода помещений из жилого фонда в нежилой , этого давно ждал малый бизнес. Совет просит еще расширить возможности льготного кредитования малых предприятий. Например, под выкуп арендованных объектов недвижимости. Мы это сделаем.

Аренда – это, наверное, самый болезненный вопрос, я с этим согласна. Но здесь, к сожалению, нет простого и однозначного решения. Здесь всем придется пойти на какой-то компромисс – и городу, и бизнесу. Оставить все, как есть, мы просто не имеем права. Потому что сегодня город сдает помещения в аренду по ценам, которые зачастую в разы ниже рыночных. А это значит, что процветают посредники, сдавая городскую недвижимость в субаренду и получая легкий навар и заработок. А главное – бюджет теряет деньги. А эти деньги могли бы пойти на решение острых социальных проблем.

Но с водой нельзя выплеснуть ребенка. Правильную рыночную идеологию опасно доводить до крайности. Знаете, если выжимать до конца самый сладкий апельсин, то потом пойдет горечь. Так и здесь. Поэтому мы будем максимально гибко, поэтапно переходить на рыночную систему арендной платы , чтобы ни в коей мере не создать условия для разорения малого бизнеса. И по моему поручению КУГИ уже сегодня существенно смягчил новую методику. В результате для 55% арендаторов расчет арендной платы практически не изменится или вырастет очень незначительно.

Ведущий: Спасибо, что вы так подробно и детально сегодня осветили тему малого бизнеса, потому что вопросов много, а так широко мы еще этой проблемы не касались в «Диалоге с городом». Что называется, назрело. В рубрике «Народ против» есть еще вопрос немножко на другую тему. На горячую линию 004 обратились более 300 ветеранов, которые жалуются, что они не получили подарки, обещанные ко Дню Победы.

Губернатор: Прежде всего, все 428 тысяч ветеранов войны, блокадников были награждены юбилейными медалями и каждый ветеран получил подарок города. Женщины – павло-посадские шали, мужчины – радиоприемники. Но мы считали своим долгом сделать еще и отдельную программу помощи самым нуждающимся инвалидам, участникам войны, блокадникам. Ведь мы с вами понимаем, что не все ветераны живут одинаково. У кого-то есть заботливые родственники, у кого-то вполне состоятельные дети. А кто-то живет совсем один. Или, скажем, муж – инвалид войны, жена – блокадница, и никого рядом. И никаких средств, кроме пенсии. Вот о таких одиноких, малоимущих ветеранах мы считали своим долгом позаботиться особенно. Кому-то отремонтировали квартиру, кому-то заменили сантехнику, кому-то плиту. Кстати, мы заменили около 13 тысяч плит, в первую очередь, у этой категории населения. Кому-то помогли с медикаментами, кому-то с путевкой в пансионат, кого-то устроили в дом престарелых с медицинским уходом. Авиационные компании, в частности, «Трансаэро», «Пулково», перевезли бесплатно более 10 тысяч ветеранов к местам боев, к однополчанам, к родным и близким.

Мы обратились к бизнесу, к нашим промышленным предприятиям, заключили более ста договоров о спонсорском участии в программе «Долг». Мы так решили, что распределять дополнительные подарки, дополнительные средства власть не должна. Мы передали это право районным советам ветеранов, отделениям общества «Жители блокадного Ленинграда». Они решали, кто из ветеранов наиболее нуждается. В итоге различную помощь получили 245 тысяч ветеранов войны и блокадников. Программа «Долг» продолжается, мы не собираемся ее заканчивать в год 60-летия Победы. Это наш вечный долг перед этим поколением. Я дам поручения главам районных администраций, социальным службам внимательно рассмотреть те обращения, которые поступили, о которых вы сказали. И со всеми, кто обратился, обязательно свяжутся и окажут им необходимую помощь.

Ведущий: На сайт «5 канала» и на «Народную линию» «Петербургских Вестей», по прежнему приходит много вопросов по поводу очередей в Городском бюро регистрации недвижимости. Это служба уже не городская, но обращаются к губернатору.

Губернатор: Я хорошо владею ситуацией в городе и знаю, что в очередях в ГБР, в Пенсионный фонд, в социальные службы очень сильно ругают губернатора. И я людей могу понять. Есть губернатор, есть власть – они должны нести ответственность за все, что происходит в городе. Но справедливости ради я должна сказать: когда ГБР, бюро

Соседи в коммуналке бесправны?  »
Юридические статьи »
Читайте также