Кто оплатит "общественное телевидение"?

Накануне парламентских выборов группа депутатов упорно пытается провести через Госдуму проект федерального закона "Об общественном телерадиовещании".

Правовое управление аппарата Государственной думы уже представило отрицательное заключение на этот законопроект, предложенный в конце прошлого года. В результате он был снят Советом думы с рассмотрения и отправлен на доработку. Причины понятны: новый законопроект требует по существу ревизии обширного блока федеральных законов, затрагивающих сферу СМИ и рекламы, статус государственных и муниципальных предприятий. Кроме того, в случае принятия этого закона придется пересматривать ряд статей Гражданского и Налогового кодексов РФ. Иначе говоря, законопроект "Об общественном телерадиовещании" — не частность, а серьезное нововведение, нацеленное на корректировку многих разделов действующего законодательства.

Исходя из этого, следовало ожидать, что в законопроекте будет четко и ясно изложена концепция "общественного телевидения", поскольку речь идет о новом для нашей страны виде вещания. Однако даже сама расшифровка этого понятия в интерпретации авторов весьма расплывчата и не очень-то убедительна.

Но это не все. Если как следует "поскрести" нагромождения правовых, финансовых и административных аргументов, составляющих "оболочку" законопроекта, то поневоле создается впечатление, что в своей первооснове конструкция так называемого "общественного телевидения" сводится в законопроекте к прозаической и весьма модной ныне идее: за заботой о телезрителях и радиослушателях вполне явственно угадывается стремление к переделу собственности. Внимательно вчитываясь в законопроект, нетрудно убедиться, что в результате юридических манипуляций, предусмотренных в нем, доля государства на телевидении должна существенно уменьшиться, хотя государство по-прежнему будет в обязательном порядке финансировать его в надлежащих объемах.

Правда, авторы законопроекта предлагают в качестве дополнительного источника финансирования "общественного телерадиовещания" еще одно новшество — введение абонентской платы с владельцев телевизоров за прием телесигнала новой "общественной" телекомпании. Конечно, на фоне растущих цен на коммунальные услуги и в преддверии реформы РАО "ЕЭС", обещающей эти цены еще более повысить, введение абонентской платы выглядит особенно экстравагантно. Но есть у этой проблемы еще один примечательный аспект. Учитывая ментальность нищающего населения, логика подсказывает, что число телезрителей платного ТВ резко упадет, люди переключатся в основном на бесплатные каналы. И это, в свою очередь, повлечет за собой падение рекламных доходов "общественного телевидения".

Между тем российский рекламный рынок сегодня находится на подъеме, ожидается, что в нынешнем году он вырастет примерно на треть, приблизившись к заветной цифре — 3 миллиарда долларов. А что касается государственного телевидения, то оно уже сейчас полностью отказалось от бюджетных средств, обеспечивая себя за счет рекламных доходов. Таким образом, что же нам предлагают? Нам, по сути дела, предлагают уменьшить на государственном телевидении долю доходов от рекламы и переложить часть финансовых проблем на государство и на телезрителей. Зачем? Может быть, для того, чтобы убрать с рекламного рынка самого мощного конкурента — государственное телевидение? Чтобы увеличить доходы других телекомпаний? Объективно введение абонентской платы на просмотр одного из телеканалов приведет прежде всего к переделу рекламного рынка, и, если авторы законопроекта не учли столь важного обстоятельства, это свидетельствует лишь об их поверхностном подходе к разработке новой идеи "общественного телевидения".

Более того. Законопроект предусматривает варьировать плату за просмотр "общественных" телепрограмм в зависимости от числа телевизоров, установленных у абонента. Это, в свою очередь, требует внедрения нового механизма учета количества телеприемников, находящихся в частной собственности. А внедрение такого механизма означает усиление контроля за эфиром. И сама по себе такая мера, помимо создания новых технических и финансовых проблем, "работает" на ухудшение общественного климата в целом.

Возникает естественный вопрос: с какой целью авторы законопроекта подняли тему передела рынка СМИ и их рекламных доходов в предвыборный период? Этот вопрос становится еще более интригующим, если ознакомиться со списком авторов нововведения. А он вопреки традициям думского политического расклада выглядит очень пестрым: вокруг закона "Об общественном телерадиовещании" объединились и правые, и левые, представляющие крайние политические фланги.

Хочется надеяться, что такое единодушие в весьма спорном вопросе продиктовано всего лишь стремлением некоторых депутатов погромче заявить о себе в предвыборные месяцы. Это в конце концов объяснимо и может вызвать лишь снисходительную улыбку. Однако не исключен и другой вариант: трогательное слияние представителей политически полярных течений преследует цель — "раскачать лодку", создать накануне выборов еще один источник общественных разногласий. Иначе трудно понять, почему за снижение государственной доли на ТВ вдруг начали ратовать те, кто на словах выступает за усиление государственного влияния.

Анатолий Салуцкий, политолог

Последняя кнопка ушла Новый телеканал достался губернаторской оппозиции  »
Юридические статьи »
Читайте также