Защита свидетелей - дело рук самих свидетелей

На недавней международной конференции в Университете МВД обсуждали закон о защите свидетелей. Точнее, его отсутствие в России. Выяснилось, что защищать свидетелей у нас некому. К этому не готовы ни милиция, ни законодательство, ни общественное мнение, ни общая экономическая ситуация. Проще говоря, нет ни денег, ни условий.

В России, как выяснилось на конференции (полное название которой "Юридические гарантии правового статуса личности: защита свидетелей и лиц, способствующих раскрытию преступлений в уголовном процессе"), по-прежнему опасно давать свидетельские показания и сотрудничать с правосудием. Отсутствие закона, который бы гарантировал безопасность участникам уголовного процесса, в очередной раз констатировали как серьезную проблему. Об этом в докладах говорили заместитель генерального прокурора России Владимир Зубрин, заместитель прокурора Петербурга Александр Коновалов, начальник ГУВД по Северо-Западному федеральному округу Андрей Новиков и другие высокопоставленные правоохранители, юристы и милиционеры-практики.

А как у них

Зарубежные эксперты, представители Совета Европы и США, предлагали нашим соотечественникам опыт своих стран, где закон о защите свидетелей работает давно и достаточно эффективно. Ежегодно, например, итальянское правительство на всевозможные мероприятия по защите свидетелей выделяет 60 млн евро. Деньги огромные, однако после принятия закона в Италии прекратились случаи расправы с людьми, давшими показания в суде. В Америке, по словам госпожи Салли Салиба, начальника отдела защиты свидетелей департамента юстиции США, на каждого из 50 тысяч лиц, проходящих свидетелями по уголовным делам, расходуют в среднем 40 тысяч долларов. При этом такие меры, как полная замена биографии свидетеля или пластическая операция, можно считать крайними. Как правило, речь идет о том, чтобы обеспечить человеку физическую охрану, помочь сменить адрес проживания, работу, адаптироваться на новом месте. В Америке свидетель в среднем получает денежное пособие в течение полутора лет. При этом и сам он обязан соблюдать некие правила, в прот ивном случае программа в отношении него будет остановлена.

90% россиян изменят показания под давлением

Владимир Зубрин тоже привел статистические данные - по России. Опрос, проведенный как среди свидетелей по уголовным делам, так и, что называется, "на улице", показал: 41% граждан боятся давления в случае дачи показаний. А 90% опрошенных готовы изменить данные показания или вовсе промолчать, если им или их близким будет хоть что-то угрожать.

По действующему законодательству информация о свидетеле до суда может быть скрыта: его данные хранятся в запечатанном конверте. Однако благодаря процедуре установления личности на суде они становятся известны всем участникам процесса. Владимир Зубрин предлагает внести в закон поправки с тем, чтобы личность свидетеля устанавливал судья - и никто больше. Более того, допрос свидетеля, которому угрожает опасность, необходимо проводить так, чтобы его личность нельзя было идентифицировать. Что можно предложить сейчас? Маска, измененный голос, допрос в специально оборудованной закрытой комнате... Может пригодиться итальянский опыт видеоконференции: заключенного не доставляют в зал суда, он остается в своей камере вместе с адвокатом, дает показания и слушает процесс при помощи видео- и аудиоустройств. В зале присутствует второй адвокат.

В свидетели - только члены ОПГ

Специально для "Известий" Владимир Зубрин дал короткое интервью, в котором отметил, что меры по защите свидетелей принимаются и сейчас, однако все ждут появления закона уже в ближайшее время:

- В июне должен быть принят закон, где предусмотрены смена документов, места проживания, внешности и так далее, причем и для семьи свидетеля. Это, конечно, очень дорого, если в Италии тратят на программу 60 млн евро, то в России сумму нужно бы увеличить раз в десять. В 94-м, когда закон рассматривали впервые, президент дважды накладывал вето.

Интересно, а сами свидетели пойдут на то, чтобы коренным образом менять жизнь ради помощи правосудию? На этот вопрос "Известий" господин Зубрин ответил утвердительно:

- Речь ведь идет о тех свидетелях, которые сами являются участниками ОПГ. Их не привлекают к ответственности так, как организатора группировки, или они могут быть осуждены на гораздо меньший срок, и они готовы помогать следствию при условии, что им будет гарантирована личная безопасность. Впрочем, обычных свидетелей мы обязаны защищать так же. К сожалению, недавно погиб свидетель по очень серьезному уголовному делу, хотя меры по его защите были приняты. Он сам проявил беспечность, и утром, во время прогулки, киллер подошел к нему сзади и выстрелил...

О гибели свидетелей говорил и подполковник милиции Владимир Сыч, начальник отдела по борьбе с бандитизмом ГУВД Санкт-Петербурга. За последние полтора года были убиты четверо свидетелей. Практика же позволяет даже в отсутствие специального закона принимать определенные меры по защите свидетеля. В середине 90-х годов Владимир Сыч и его коллеги спасли человека от объявившей на него охоту "малышевской" ОПГ: помогли поменять квартиру, переехать в другой город.

Кого и когда защищать

По мнению подполковника, самое главное - защитить свидетеля в период между получением от него оперативной информации и дачи им показаний "под протокол". В частности, в материалах уголовного дела человек может значиться под псевдонимом. Пример такого рода Владимир Сыч сразу привел. В уголовном деле ОПГ Тарасова свидетельница фигурировала под мужским именем. После ознакомления с уголовным делом люди из окружения Тарасова тщетно пытались найти мужчину-свидетеля, чтобы воспрепятствовать даче показаний в суде. В зале суда женщина, конечно, появилась уже под собственным именем. После того как ее показания были зафиксированы, ей уже ничего не угрожало.

Тем не менее существующий опыт Владимир Сыч считает недостаточным для того, чтобы программа защиты свидетеля в России была столь же эффективна, как представили это западные коллеги. Пройдет еще много времени с момента принятия закона, прежде чем механизм заработает. И то - при условии нормального финансирования.

Ирина Тумакова

Рынок страхования гражданской ответственности должен быть проверен на профессиональную пригодность.  »
Юридические статьи »
Читайте также