Капитан третьего... сорта?

Хуже бездействия чиновника может быть только его усердие. А некоторым вообще стоило бы давать премии только за то, что они ничего не делают. Так безопаснее...

Всяческих поощрений заслуживает капитан морского порта Санкт-Петербурга господин Глухов. Как известно, в конце марта в морском порту произошло ЧП. Во льдах зажало лоцманский катер "Александр Баскин". Между тем неподалеку от терпящего бедствие судна находился портовый ледокол "Кару", который мог бы обколоть лед вокруг "Баскина". Однако, рассказывают, окунувшийся в гущу событий капитан порта запретил оказывать помощь до подписания договора спасения. И пока он энергично боролся за соблюдение формальных процедур, катер получил повреждения корпуса и ушел на дно, благо людей на нем уже не было. По мнению представителей Общества морских лоцманов Петербурга, деятельность капитана порта не что иное, как закономерное продолжение политики чиновников Минтранса по выдавливанию из порта частной организации в пользу своей лоцманской службы. Напомним, несколько лет назад в портах стратегического значения, в частности в порту Санкт-Петербурга, работа негосударственных лоцманских служб была запрещена.И дело тут не в качестве оказываемых услуг. Просто захотелось чиновникам Минтранса, чтобы деньги зарабатывали не представители частного сектора, а якобы государство. А уж в том, что некоторые особливо усердные функционеры неплохо живут, взяв на вооружение принцип "государство - это я", - сомневаться не приходится.

Впрочем, правительственное постановление было отменено Конституционным судом, и работа негосударственных лоцманских служб возобновилась. Но разве такая формальность может остановить резвых государственных мужей, почуявших запах того, что, по идее, не пахнет?

Поскольку катер "Александр Баскин" принадлежал негосударственный структуре - Обществу морских лоцманов Санкт-Петербурга, - то, в общем-то, и черт с ним. Баба с возу - кобыле легче. Более того, господин Глухов на этом основании поторопился даже издать распоряжение о прекращении приема заявок на услуги негосударственных лоцманов, тем самым поставив под удар работу Общества. Однако потом его же и отменил.

Между тем для доставки лоцманов на суда, идущие в порт, Общество арендовало буксир "Балтиец". И тут у капитана, похоже, вновь случился припадок усердия, поскольку на "Балтиец" тут же обрушилась проверка. Причем проверяющий инспектор должен был руководствоваться рекомендациями Европейской ассоциации морских лоцманов. Тогда как предусмотренных законодательством отечественных требований, вполне достаточных для этого случая, не на шутку усердствующему капитану, вероятно, было уже мало.

И совсем не беда, что по европейским требованиям вряд ли кто-то когда-либо оценивал хоть одно российское лоцманское судно. В общем, инспектор, похоже, оказался первопроходцем. Естественно, "Балтиец" европейским требованиям кое в чем не соответствовал. Например, на судне вместо светодымящего буя был только дымящий, отсутствовала никем никогда не виданная спасательная стропа, не оказалось также неизвестно что из себя представляющей некоей сбрасываемой кормовой платформы для поднятия из воды человека, оказавшегося без сознания. И самое страшное - не оказалось "и т.п." Именно эта загадочная аббревиатура красовалась в конце европейской инструкции. В результате использование буксира было запрещено до устранения недостатков.

Между тем срок аренды "дефективного" "Балтийца" истек. И немногим позже в аренду был взят другой катер - "Литке". Чем это обернулось для Общества, догадаться не сложно. На новый объект вновь отправился инспектор с европейскими рекомендациями под мышкой. Только на этот раз было время устранить недостатки. Узрев светодымящий буй, инспектор отправился смотреть спасательную стропу. Последняя уж больно напоминала обычный канат с привязанным черенком от лопаты. Протерев глаза, инспектор так и поинтересовался: а стропа ли это? На что получил утвердительный ответ - это стропа. А поскольку никогда в своей жизни предусмотренных европейскими рекомендациями спасательных строп, судя по всему, не видел, с техусловиями изготовления сих предметов ознакомлен не был, то вынужден был согласиться. Собственно, сбрасываемая кормовая платформа сильно смахивала на обычный деревянный поддон, который используют грузчики в магазинах, только с веревками по бокам. До демонстрации загадочного "и т.п." дело не дошло, поскольку инспектор решил закончить проверку.

В результате катер "Литке", вероятно, является на сегодняшний день единственным в России судном, которое соответствует рекомендациям Европейской ассоциации морских лоцманов. Что тут сказать? Господину Глухову можно только посоветовать таким же образом проверить и все государственные лоцманские катера в порту. Вот тут-то ему наверняка такое "большое спасибо" выразят, что мало уж точно не покажется.

Впрочем, если на государственных катерах кое-каких мелочей хватать не будет, то Общество морских лоцманов Санкт-Петербурга всегда готово продать капитану несколько фирменных "кормовых платформ", в избытке валяющихся на заднем дворе его офисного здания.

Алексей Лещенко

Федеральная антимонопольная служба возбудила дело  »
Юридические статьи »
Читайте также