Имя на фасаде Что такое губернаторская программа?

Третий месяц подряд множество домов в центре города закрыты лесами, завешены защитной сеткой и украшены транспарантами в цвет российского триколора. На каждом красуется гордое словосочетание: «Губернаторская программа «Фасады Санкт-Петербурга». Дальше – адрес дома, заказчик (как правило, Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры). Реставрация фасадов исторических зданий – это хорошо. Но что это за «губернаторская программа»? Каков ее юридический статус? Кто ее финансирует – неужели лично Валентина Ивановна из своего кармана?

Самое тщательное изучение городского бюджета на 2005 год не позволяет обнаружить ни малейшего упоминания о программе «Фасадов». Ничего не говорится об этом ни в решениях городского правительства, ни в распоряжениях губернатора. Программу никто не рассматривал и никто не утверждал. Ни один городской закон также ни словом о ней не обмолвился.

Более того, в Петербурге вообще нет такого юридического понятия, как «губернаторская программа»! Целевые программы, которые утверждаются законами Санкт-Петербурга, – есть. Программы социально-экономического развития города, также утверждаемые законами и контролируемые Законодательным собранием, – есть. А губернаторских – нет. И не может быть: в полномочиях губернатора, определенных городским уставом, не предусмотрено такое право. Валентина Ивановна может предлагать программы на утверждение ЗакСа, а затем отчитываться об их исполнении.

Законного статуса у программы «Фасады Санкт-Петербурга» нет. А транспаранты, сообщающие горожанам, кому они должны быть благодарны за реставрацию фасадов, – есть.

Впрочем, не все единятся в благодарном порыве. Есть сомневающиеся.

– На нашем доме на Мойке и на нескольких соседних домах примерно два месяца назад поставили леса, – говорит известный адвокат и правозащитник Юрий Шмидт. – Чтобы что-то делалось – не видно. В первый день, когда леса только появились, еще что-то делали: сбивали штукатурку. Через два дня работы прекратили. При этом дом завешен сеткой: и грязно, и темно, и тротуар полностью перегорожен, и проезжая часть сужена забором. Несколько дней назад теща, правда, заметила двух человек, которые ходили по лесам. Но недолго...

Адвокат Шмидт не понимает, почему применяется такая странная технология: одновременно установить леса, являющиеся конструкциями многоразового пользования, на десятках домов. По его словам, обычная практика в городах Европы – если надо реставрировать фасад, то его закрывают лесами, быстро делают, потом переставляют леса на следующий объект. У нас – не так. Ясно, что не хватает людей для одновременных работ на фасадах всех зданий. Но разве в Петербурге масса лишнего строительного материала? Куда потом денут все эти леса?

Кроме этого, по словам Юрия Шмидта, он теперь просто боится выходить из дома (да и он ли один!), ведь по этим лесам залезть в квартиру ничего не стоит. Тем более что фасад закрыт сеткой – никто и внимания не обратит, подумает, что это рабочие там ходят. Разбить окно и влезть – элементарно.

Но кто же и как ведет эти работы? Пресс-секретарь КГИОП Ксения Черепанова любезно сообщила «Новой газете», что «КГИОП по инициативе губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко разработал проект адресной программы реставрации фасадов исторического центра на 2005–2007 годы» и что «в отличие от точечной, объектной реставрации, программа предусматривает возрождение целых улиц».

В комитете считают, что «плохое состояние фасадов – загрязнения, многочисленные утраты декора – скрывает подлинный «блистательный» Петербург». В своем большинстве фасады профессионально не реставрировались, старые штукатурные слои «перебивались», применялись различные способы недолговечных и вредных подновлений. Цель настоящей реставрации – «долговечность результатов», поскольку «соблюдение технологии и последующий грамотный уход за историческими строениями продлят послереставрационное время эксплуатации до 20–30 лет».

При формировании программы, по сведениям г-жи Черепановой, было определено 362 здания на 44 улицах, нуждающихся в выполнении реставрационных работ. В список вошли 253 памятника истории и культуры и 109 зданий, не состоящих под охраной, но входящих в объединенную охранную зону. На финансирование первой очереди (144 здания) будет затрачено примерно 832 миллиона рублей, из которых 342 миллиона выделит бюджет Петербурга, 201 миллион – пользователи и собственники зданий, 289 миллионов рублей – внебюджетный «Фонд развития Санкт-Петербурга». Что это за фонд, правда, неясно: скорее всего, туда, как это обычно делают районные администрации (в районах традиционно существуют такие же «фонды развития»), в добровольно-принудительном порядке собирают средства от коммерческих структур...

Что же, реставрация фасадов исторических зданий – дело полезное. Но деньги на нее выделяет бюджет или дают коммерсанты, а вовсе не губернатор. И потому именовать соответствующие работы «выполнением губернаторской программы», мягко говоря, нескромно. Да и работы, судя по всему, идут ни шатко ни валко. Но одна цель достигается: большой пиар Валентины Ивановны, с масштабной демонстрацией ее заботы о городе, обеспечен.

И в этой связи вряд ли стоит удивляться, почему леса ставят одновременно на десятках зданий, хотя можно было их переставлять по мере проведения работ. Ведь в противном случае не удалось бы получить три с половиной сотни мест в центре города под наружную рекламу светлого образа губернатора.

Заметим, что программа «Фасады» – не единственная в своем роде. Не менее широко рекламируется другая «губернаторская программа» – «Дворы Санкт-Петербурга», в рамках которой благоустраиваются дворы, расположенные большей частью в центре города. Работы ведут два комитета городской администрации – Жилищный и Комитет по благоустройству и дорожному хозяйству. Но и эта программа с юридической точки зрения – миф. Ее никто не принимал, и никаких упоминаний о ней ни в одном официальном документе нет. Правда, в своем ежегодном губернаторском послании Валентина Ивановна упомянула о том, что «стартовала программа «Дворы Санкт-Петербурга» с общим объемом финансирования 6,5 миллиарда рублей».

Но это, видимо, не предел. Можно придумать еще немало «губернаторских программ»: «Улицы Санкт-Петербурга», «Площади Санкт-Петербурга», «Крыши Санкт-Петербурга»... Простор для фантазии открывается просто необъятный.

Впрочем, Валентина Ивановна – не первооткрыватель этой PR-технологии. Этим приемом успешно пользовались и ее предшественники. И Владимир Яковлев, и Анатолий Собчак обожали «приватизировать» положительный эффект от проводимых за счет бюджета мероприятий.

Да и депутаты городского парламента давно освоили этот метод, старательно украшая поставленные на бюджетные деньги металлические двери и скамейки табличками со своими именами и ссылкой на «депутатские программы».

Ну прямо как в песне: «а без меня, а без меня тут ничего бы не стояло...».

Борис Вишневский

Формальность наткнулась на лоббизм  »
Юридические статьи »
Читайте также