Минюст предлагает ввести роботов-коллекторов в регулируемое поле


Министерство юстиции РФ предлагает дополнить закон «О взыскании» актуальными нормами. В частности, речь идет о приравнивании звонков от роботов-коллекторов к звонкам от коллекторов (реальных людей) и сотрудников банков.

Минюст считает целесообразным дополнить закон такими понятиями, как «робот-коллектор» и «автоматизированный интеллектуальный агент», которые являются системами, способными генерировать речь и поддерживать разговор с должниками. Согласно редакции законопроекта, разрабатываемого ведомством, звонки подобных автоматизированных систем от имени банков и взыскателей будут считаться взаимодействием с человеком, пишет РБК. Вдобавок, документ предполагает право должников ограничивать частоту звонков от роботов-коллекторов.

Нынешнее законодательство рассматривает только звонки от живых людей непосредственным взаимодействием с должниками. При этом последние имеют право ограничить взаимодействие с коллекторами.

Несмотря на это, за первое полугодие 2019 года в ФССП поступило свыше 14 тысяч жалоб от граждан по причине некорректного взыскания долгов: звонки от «черных» коллекторов, звонки с нарушением норм законодательства.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Чуприс Дмитрий (Заместитель генерального директора по правовым вопросам, Агентство «Центр ЮСБ»)

Как Вы оцениваете инициативу по введению роботов-коллекторов в регулируемое поле?

С развитием технического прогресса в нашу жизнь вторгаются ранее не известные технологии, которые часто оказывают сильное влияние на различные сферы бытия. При этом, законодательство не должно отрываться от жизни, иначе оно не сможет выполнять свою регулирующую функцию. Поэтому, в законодательной инициативе по правовому урегулированию вопросов использования автоматизированных голосовых систем в процессе возврата задолженности нет ничего удивительного. Всё больше компаний пробуют часть функций, связанных с коммуникациями посредством телефона, перевести на программно-аппаратные комплексы. Которые, на данном этапе, конечно не способны полностью заменить живых сотрудников, но оказать им существенную помощь уже могут.

В текущей редакции Федеральный закон № 230 вообще не содержит упоминания интеллектуальных голосовых помощников. В соответствии с частью 1 статьи 4 закона предусмотрено всего 3 категории способов взаимодействия с должниками:

1) личные встречи, телефонные переговоры (непосредственное взаимодействие);

2) телеграфные сообщения, текстовые, голосовые и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи, в том числе подвижной радиотелефонной связи;

3) почтовые отправления по месту жительства или месту пребывания должника.

Понятно, что на данный момент взаимодействие с должниками посредством телефонной связи допускается только со стороны живых людей. Следовательно, сейчас «роботов» с натяжкой возможно отнести только ко 2-й категории наряду со всеми прочими сообщениями, передаваемыми посредством сетей электросвязи. Что не соответствует действительности, поскольку функция робота гораздо шире, чем простое зачитывание заранее записанного голосового сообщения. Робот способен задавать вопросы, анализировать полученные ответы и в зависимости от их содержания строить дальнейший диалог.

Однако, по моему мнению, отнести таких роботов к первой категории взаимодействия, приравняв к общению с живыми людьми, нелогично. Все-таки автоматизированный комплекс не является самостоятельным субъектом отношений по взысканию задолженности. Целесообразно взаимодействие таких систем с должниками выделить в особую категорию взаимодействия.

Комментировать
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
Читайте также