...Страховая компания продала полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцу автомашины. В период действия договора он сбивает пешехода. ГИБДД признает, что водитель Правила дорожного движения не нарушил, а пешеход перебегал проезжую часть не на переходе и на красный свет. Если вины страхователя нет - нет и выплаты. Но как данная ситуация учитывает ст.ст. 1079 и 1083 ГК РФ?

Это один из тех вопросов, которые традиционно вызывают затруднения в правоприменительной практике в системе обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО).
Транспортное средство признается законом источником повышенной опасности. Возмещение причиненного им вреда регулируется ст. 1079 ГК РФ. В соответствии с п. 1 указанной статьи юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный таким источником, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ. Согласно п. 2 данной статьи в случаях, когда грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.
В силу п. 3 указанной статьи суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред нанесен действиями, совершенными умышленно.
Страховым риском по договору ОСАГО является возникновение у владельца транспортного средства обязанности возместить потерпевшему причиненный в ходе эксплуатации транспорта вред. Как подчеркивалось выше, для наступления гражданской (внедоговорной, деликтной) ответственности не требуется наличия вины или тем более умысла владельца источника повышенной опасности - в соответствии с законодательством (п. 1 ст. 1079 ГК РФ) его ответственность презюмируется.
Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (пп. 1 п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК РФ). Обстоятельства непреодолимой силы имеют объективный, т.е. не зависящий от воли участников события, и абсолютный, т.е. действуют в отношении всех, кто находится в соответствующей зоне, характер. В основном с непреодолимой силой связывают всякого рода природные и техногенные катастрофы.
Умысел - осознание лицом противоправности своего поведения. Прямой умысел означает, что лицо не только понимает, но и желает наступления вредоносных последствий своих действий. Косвенный умысел имеет место, когда лицо не желает таких вредных последствий, но сознательно допускает возможность их наступления.
Грубая неосторожность - такое поведение человека, когда он сознавал, что его действия могут привести к причинению вреда другим лицам, но легкомысленно рассчитывал его предотвратить, либо не предвидел таких опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть.
В практическом плане грубая неосторожность - нарушение различного рода официальных правил, запретов и т.д. Такой вывод следует из п. 9 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.11.2003 N 75), а также - состояние опьянения (абз. 4 п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья"). Правда, надо отметить, что суды, главным образом арбитражные, далеко не всегда признают состояние опьянения как грубую неосторожность, а, скорее, приравнивают его к умыслу. Во всяком случае довольно часто суды по причине нахождения страхователя, застрахованного лица или выгодоприобретателя в состоянии опьянения освобождают страховщика от обязанности страховой выплаты. А, как известно, закон (п. 1 ст. 963 ГК РФ) освобождает страховщика от страховой выплаты лишь тогда, когда страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. При этом данное правило не действует в отношении договоров страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица (п. 2 ст. 963 ГК РФ). В то же время освобождение страховщика от страховой выплаты при грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом.
Между тем считать, что нахождение лица в состоянии опьянения должно приравниваться к умыслу на причинение вреда, оснований нет. Здесь налицо психологическая конструкция, свойственная категории "грубая неосторожность": человек сознавал, что его действия в состоянии опьянения (например, управление автомашиной) могут привести к причинению вреда другим лицам, но легкомысленно рассчитывал его предотвратить либо не предвидел таких опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть.
Распределение вины владельцев источников повышенной опасности и пешехода: что взять за критерии для принятия соответствующего решения? Здесь во внимание принимаются самые различные обстоятельства и факторы, например степень тяжести нарушения Правил дорожного движения (ПДД) со стороны пешехода, количество нарушенных пунктов и т.д. Но все эти нарушения, безусловно, должны находиться в причинно-следственной связи с причинением вреда.
Дискуссионный характер носит вопрос о том, можно ли применять к случаям причинения вреда источником повышенной опасности положения ст. ст. 1066 и 1067 ГК РФ. Первая норма предусматривает, что не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы. В отличие от предыдущих исключений, которые вполне могут быть установлены в порядке гражданского судопроизводства, данное обстоятельство возможно подтвердить только официальным документом следственных органов, например постановлением о прекращении уголовного дела либо вступившим в силу приговором суда.
Вторая норма носит факультативный характер, и ее применение в интересующем нас смысле целиком зависит от позиции суда. Речь идет о том, что, если вред был причинен в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, и если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, суд может возложить обязанность по компенсации ущерба на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинителя вреда. Например, указанное правило иногда применяется судами в тех случаях, когда водитель транспортного средства вынужден был резко изменить направление движения, чтобы избежать наезда на пешехода, выбежавшего на проезжую часть, или столкновения с встречным автомобилем, неожиданно выехавшим на его полосу движения.
Некоторые специалисты, указывая, что в ст. 1079 ГК РФ нет ссылок на возможность применения названных норм, говорят о том, что они не могут ограничивать ответственность владельцев источников повышенной опасности. Другие считают, что поскольку наступление ответственности владельца источника повышенной опасности не предполагает противоправности его поведения, то и правомерность его действий, приведших к причинению вреда, не может служить основанием для освобождения его от обязанности по возмещению вреда. Третья группа специалистов, напротив, полагает, что, когда владелец источника повышенной опасности действует при причинении вреда правомерно, положения ст. 1079 ГК РФ в таких случаях не должны применяться.
Точка зрения автора совпадает с последним выводом, но не с его аргументацией. На мой взгляд, положения ст. ст. 1066 и 1067 ГК РФ имеют статус специальных норм по отношению к норме ст. 1079 ГК РФ, так как случаи причинения вреда в состоянии необходимой обороны или в состоянии крайней необходимости при использовании источника повышенной опасности чрезвычайно редки по сравнению с обычными ситуациями причинения вреда такими источниками, а, как известно, в соответствии с общепризнанным правилом юридической техники специальная норма отменяет действие общей нормы применительно к урегулированным специальной нормой отношениям.
Здесь, правда, возникает одна юридическая неопределенность. Если суд возложит ответственность на третье лицо - владельца транспортного средства, имеющего полис ОСАГО, то означает ли это, что возникло деликтное правоотношение и у страховой компании, выдавшей данному лицу страховой полис, возникает обязанность по страховой выплате потерпевшим? Полагаю, что да. Гражданская ответственность может возникать в результате как непосредственного причинения вреда, так и возложения по закону или по решению суда обязанности по возмещению ущерба на лицо, не являющееся причинителем вреда (ч. 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ).
Судебная практика в части применения норм ст. ст. 1066 и 1067 ГК РФ к деликтным отношениям, где причинителем вреда является владелец источника повышенной опасности, пока противоречива. Здесь целесообразно говорить о том, что назрела необходимость решения этого вопроса пленумами высших судебных инстанций страны.
С.Дедиков
Московское перестраховочное общество
Подписано в печать
14.09.2005
"Финансовая газета. Региональный выпуск", 2005, N 37

Каков порядок налогообложения доходов, полученных организацией от реализации третьим лицам доли в уставном капитале другой организации?  »
Бухгалтерские консультации »
Читайте также