По заявлению руководителя ООО милицией проведена проверка фактов хищения и мошенничества. Трижды следствие выносило постановления о прекращении уголовного дела. Впоследствии сотрудник обратился с иском к руководителю о защите чести, достоинства и деловой репутации. Какова международная практика по таким делам?

Для начала необходимо разобраться в терминологии. Из вопроса усматривается, что уголовное дело все-таки возбуждалось, причем трижды. Значит, имелись достаточные основания для его возбуждения. Какова судьба таких "оснований"? Очевидно одно: вина сотрудника не установлена ни приговором, ни постановлением об административном правонарушении, ни решением суда о причинении ООО ущерба. Следовательно, в отношении сотрудника осуществлялось незаконное или необоснованное уголовное преследование.
Согласно ч.35 ст.5 УПК РФ реабилитированный - лицо, имеющее в соответствии с Кодексом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.
Согласно ч.1 ст.134 УПК РФ следователь либо дознаватель в постановлении признают за оправданным лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.
Согласно ч.1 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.
Статьей 136 УПК РФ предусмотрены различные формы возмещения морального вреда (официальное извинение, денежная компенсация, сообщение о реабилитации в СМИ, письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства).
Как видите, юридический инструментарий, предусмотренный российским национальным законодательством, достаточно разнообразен.
Что касается международного права, то по поводу компенсации морального вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, высказался Конституционный Суд РФ в Определении "По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации" от 4 декабря 2003 г. N 440-О.
В соответствии с п.5 ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый, кто стал жертвой ареста или содержания под стражей в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию. Эта гарантия прав личности должна быть обеспечена в правовой системе РФ, составной частью которой в силу ст.15 (ч.4) Конституции РФ являются положения Конвенции.
Кроме того, согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утв. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г.), ущерб, причиненный в результате действий или упущений государственного должностного лица в нарушение прав, закрепленных в данных принципах, подлежит возмещению в соответствии с применимыми нормами об ответственности, предусмотренными внутренним законодательством (п.1 принципа 35); арест или задержание лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовного преступления, на период проведения следствия и судебного разбирательства, осуществляется только в целях отправления правосудия на основаниях и в соответствии с условиями и процедурами, установленными законом. В отношении такого лица запрещается введение ограничений, в которых нет непосредственной необходимости с точки зрения целей задержания или устранения помех для хода расследования либо отправления правосудия, или поддержания безопасности и порядка в месте задержания (п.2 принципа 36).
Избиралась ли мера пресечения в отношении сотрудника в описанной в вопросе ситуации, неизвестно. Но это не имеет значения, поскольку любое уголовное преследование, как правило, приводит к психологическому стрессу, обусловливающему нравственные страдания, которые, в свою очередь, и образуют моральный вред.
В Постановлении от 27 июня 2000 г. КС РФ выразил правовую позицию, в соответствии с которой применительно к обеспечению конституционных прав граждан понятия "задержанный", "обвиняемый", "предъявление обвинения" должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в более узком смысле, придаваемом им УПК, и указал, что в целях реализации конституционных прав граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.
Г.Арутюнян
Юрист
Подписано в печать
23.12.2004
"Бизнес-адвокат", 2005, N 1

Как определяется момент перехода права собственности в случае возврата некачественного товара по договору поставки, стороны которого находятся в отдаленных друг от друга регионах?  »
Бухгалтерские консультации »
Читайте также