Генеральный директор был избран общим собранием акционеров с нарушением требований законодательства. Можно ли оспорить совершенные им сделки на этом основании?

Гражданский кодекс РФ и Федеральный закон "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО) содержат перечень оснований для признания сделок, совершаемых акционерным обществом, недействительными.
Из оснований для признания недействительной оспоримой сделки наиболее близким к описанной ситуации является превышение полномочий по ст.174 ГК РФ. Однако полномочия генерального директора на момент совершения сделки в действительности ограничены не были, поэтому в данном случае указанная статья ГК РФ не применима. Можно ли считать такую сделку ничтожной?
С одной стороны, по существу, нарушения закона имели место: так как решение об избрании недействительно, сделка совершена неуполномоченным лицом.
Отметим, что если при проведении собрания допущены отдельные грубые нарушения, то суд должен считать соответствующие решения не имеющими юридической силы независимо от того, были ли они ранее оспорены акционерами или нет (см. п.26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах").
С другой стороны, контрагент общества не может знать о допущенных при избрании директора нарушениях (если он не является акционером общества), так как не имеет доступа к протоколам счетной комиссии и другим материалам собрания. Вряд ли законодатель мог предполагать ситуацию, когда сторона по сделке не имеет юридической возможности проверить, соответствует ли сделка закону.
Дополнительно отметим, что признание ничтожности всех юридических действий директора за период с момента избрания до момента прекращения его полномочий в связи с признанием недействительным решения о его избрании внесло бы в хозяйственный оборот существенный элемент неустойчивости, что противоречит целям и задачам правового регулирования.
Таким образом, необходимо до известной степени сузить объем фактов и положений, которые подлежат проверке при совершении сделки на предмет соответствия закону.
Судебная практика подтверждает такой подход.
Например, ОАО обратилось в арбитражный суд с иском к ООО о признании недействительным договора купли-продажи и применении последствий недействительности ничтожной сделки - истребовании из незаконного владения ООО здания гаража. Среди оснований для иска ОАО указало на то, что генеральный директор, подписавший договор купли-продажи от 26.03.2002, не имел полномочий на его подписание. Суд в удовлетворении исковых требований отказал.
Из материалов дела следует, что генеральный директор был избран общим собранием акционеров ОАО 22.02.2002 и осуществлял функции единоличного исполнительного органа общества до 19.09.2002. Арбитражный суд Решением от 15.01.2003 признал недействительными решения общего собрания акционеров от 22.02.2002. Суд кассационной инстанции указал, что признание недействительным решения общего собрания акционеров об избрании генерального директора не влечет недействительности сделки, поскольку на момент ее совершения полномочия генерального директора не оспаривались (Постановление ФАС СЗО от 14.08.2003 N А13-2/03-12).
Итак, признание сделки недействительной на том лишь основании, что признано недействительным решение общего собрания об избрании генерального директора, эту сделку совершившего, представляется маловероятным.
Е.Куликова
ЗАО "Центр корпоративных решений"
Подписано в печать
28.10.2004
"ЭЖ-Юрист", 2004, N 43

В марте 2004 г. приняли решение выплатить дивиденды по итогам прошлого года. Деньги учредителям мы перечисляем частями: половину суммы выдали в этом году, а остальное заплатим в следующем. Я знаю, что с 1 января 2005 г. ставка НДФЛ с дивидендов увеличивается с 6 до 9 процентов. Какую из ставок мы должны использовать, исчисляя налог с той части дивидендов, которую учредители получат в 2005 г.?  »
Бухгалтерские консультации »
Читайте также