ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда СССР от 05.09.1986 n 11 О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ


ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 5 сентября 1986 г. N 11
О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
ПРОТИВ ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
Решительная борьба с преступными посягательствами на личное имущество является одной из гарантий обеспечения провозглашенного Конституцией СССР и охраняемого законом права граждан на личную собственность.
Материалы судебной практики и анализ статистических данных свидетельствуют о том, что деятельность судов по борьбе с этими преступлениями не в полной мере отвечает предъявляемым требованиям. Не все суды остро реагируют на неполноту и односторонность предварительного следствия и особенно на факты невыявления и непривлечения к законной ответственности всех лиц, совершивших преступления против личной собственности.
Некоторые суды допускают ошибки при квалификации действий виновных, в том числе в отграничении тайного похищения от открытого, при решении вопроса о наличии либо отсутствии таких квалифицирующих признаков преступления, как причинение значительного ущерба потерпевшему, проникновение в жилище при совершении кражи, грабежа или разбоя.
Судами не всегда соблюдаются требования закона об индивидуализации наказания, о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества.
Не всегда принимаются меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба; допускаются ошибки при рассмотрении гражданских исков потерпевших.
Отдельные суды уделяют недостаточно внимания выявлению причин и условий, способствовавших совершению указанных преступлений, и принятию мер по их устранению.
Отмеченные недостатки не всегда устраняются при рассмотрении дел в кассационном и надзорном порядке.
Пленум Верховного Суда СССР постановляет:
1. Обратить внимание судов на необходимость усиления борьбы с преступлениями против личной собственности, повышения эффективности судебной деятельности в предупреждении извлечения нетрудовых доходов путем завладения чужим имуществом. Принимать необходимые меры, обеспечивающие восстановление нарушенных прав граждан, к полному возмещению виновными причиненного материального ущерба.
2. Похищение имущества надлежит считать тайным (кражей), если оно совершено в отсутствие потерпевшего или посторонних лиц, либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. Если потерпевший или посторонние лица видели, что происходит похищение, но виновный, исходя из окружающей обстановки, считал, что действует тайно, содеянное также следует квалифицировать как кражу.
3. Похищение является открытым (грабежом), если виновный сознавал, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц и что они понимают характер его действий.
Действия, начатые как кража, но затем обнаруженные потерпевшим или другими лицами и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или удержания его, должны квалифицироваться как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого насилия, - как разбой.
Если насильственные действия совершены по окончании кражи с целью скрыться или избежать задержания, они не могут рассматриваться как грабеж или разбой и подлежат самостоятельной квалификации по соответствующим статьям УК в зависимости от характера этих действий и наступивших последствий.
4. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, которое предусмотрено ч. 2 ст. 145 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик, следует понимать причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности (п. 22 Правил судебно - медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения СССР от 11 декабря 1978 г. N 1208), а также причинение потерпевшему физической боли либо ограничение его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья.
Действия виновного, который, совершая открытое похищение личного имущества, угрожал потерпевшему или другим лицам насилием, не опасным для жизни и здоровья, при отсутствии других отягчающих обстоятельств следует квалифицировать по ч. 1 ст. 145 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик, кроме тех уголовных кодексов, которыми угроза применения такого насилия предусмотрена в качестве квалифицирующего признака грабежа.
5. Под насилием, опасным для жизни и здоровья, которое предусмотрено ч. 1 ст. 146 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик, следует понимать причинение потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения (п. п. 15 - 17 Правил) либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности (п. п. 20, 21 Правил), а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.
6. Нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, повлекшим причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений (п. п. 6 - 14 Правил), подлежит квалификации по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик без дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
Если тяжкие телесные повреждения повлекли смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР и ч. 2 ст. 108 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик.
Разбойное нападение, сопряженное с умышленным убийством, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР и п. "а" ст. 102 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик.
7. Если группа лиц по предварительному сговору имела намерение совершить кражу или грабеж, а один из участников применил или угрожал применить насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, то его действия следует квалифицировать как разбой, а действия других лиц - соответственно как кражу или грабеж при условии, что они непосредственно не способствовали применению насилия либо не воспользовались им для завладения имуществом потерпевшего.
8. При совершении кражи с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц либо повторно или с причинением значительного ущерба потерпевшему действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений надлежит квалифицировать лишь по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик. При этом в описательной части приговора должны быть указаны все квалифицирующие признаки деяния.
9. Решая вопрос о наличии в действиях виновного такого квалифицирующего признака, как проникновение в жилище, суды должны иметь в виду следующее:
Проникновение - это вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в жилище.
Жилище - это помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.).
Не могут признаваться жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания (например, обособленные от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие хозяйственные помещения).
Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака проникновения в жилище, необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в жилище и когда именно у него возник умысел на завладение имуществом. Если лицо вначале находилось в жилище без намерения совершить хищение, но затем завладело чужим имуществом, в его действиях указанный признак отсутствует.
Если действия, начатые как кража с проникновением в жилище, переросли в открытое похищение, содеянное следует квалифицировать как грабеж или разбой, совершенные с проникновением в жилище.
10. При квалификации кражи с проникновением в жилище, совершенной группой лиц (ч. 3 ст. 144 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик), следует иметь в виду, что действия виновного, который не проникал в жилище, но согласно договоренности о распределении ролей участвовал во взломе дверей, запоров, решеток в окнах либо выполнял в процессе совершения кражи иные действия, связанные с проникновением другого лица в жилище либо изъятием имущества оттуда, являются соисполнительством, не требующим дополнительной квалификации по ст. 17 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
Содействие совершению кражи с проникновением в жилище советами, указаниями, предоставлением средств, заранее данным обещанием скрыть следы преступления, приобрести или сбыть похищенное, а также устранением препятствий, не связанных с оказанием помощи в непосредственном проникновении или изъятии имущества из жилища, надлежит квалифицировать как соучастие в такой краже в форме пособничества по ст. ст. 17, 144 ч. 3 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
11. Действия лица, имевшего умысел на кражу личного имущества, но фактически похитившего государственное или общественное имущество, надлежит квалифицировать как оконченное преступление против социалистической собственности, если в процессе изъятия имущества виновный осознавал, что обращает в свою собственность имущество государственной или общественной организации. Если же он не сознавал, что похищает социалистическое имущество, то в соответствии с направленностью его умысла содеянное надлежит квалифицировать по ст. 144 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
Действия лица, допускавшего, что похищаемое имущество может принадлежать как гражданину, так и государственной или общественной организации, должны квалифицироваться как преступление против личной либо государственной или общественной собственности в зависимости от фактической принадлежности похищенного имущества.
Если на социалистической организации лежала обязанность по сохранности вверенного ей личного имущества граждан, хищение, совершенное лицом, знавшим либо допускавшим, что материальную ответственность за указанное имущество несет эта организация, следует квалифицировать как преступление против социалистической собственности. Похищение личного имущества, находившегося в помещении социалистической организации (в гостинице, доме отдыха и др.), но не передававшегося ей на хранение, следует квалифицировать как преступление против личной собственности.
12. Судам следует иметь в виду, что признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием.
Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнять принятое обязательство.
13. При отграничении вымогательства (ст. 148 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик) от грабежа или разбоя судам следует иметь в виду, что при вымогательстве угроза насилием направлена на получение имущества в будущем, а не в момент применения угрозы. Если угроза была приведена в исполнение, содеянное подлежит квалификации по статье УК о вымогательстве и, при наличии оснований, по статье, предусматривающей ответственность за действия, которые совершены при реализации угрозы.
14. Кража, грабеж и мошенничество считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению; разбой - с момента нападения, сопряженного с применением или с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего; вымогательство - с момента предъявления требования, сопровождавшегося угрозой, независимо от достижения виновным поставленной цели.
15. Решая вопрос о квалификации действий виновного по признаку причинения преступлением значительного ущерба потерпевшему, следует учитывать стоимость похищенного имущества, а также его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности заработную плату, наличие иждивенцев.
При определении размера похищенного надлежит исходить из его стоимости на момент совершения преступления по государственным розничным (закупочным) ценам, а если установлено, что потерпевший приобрел похищенное по комиссионной или рыночной цене, то по этим ценам. При отсутствии цены стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.
16. Судам надлежит строго соблюдать требования закона о полном возмещении материального ущерба, причиненного преступлениями против личной собственности. При невыполнении органами дознания и предварительного следствия требований процессуального законодательства о принятии мер по обеспечению возмещения ущерба необходимо своевременно принимать такие меры по собственной инициативе и реагировать частными определениями на указанные нарушения законодательства. Из судебной практики по уголовным делам должны быть исключены случаи необоснованного оставления без рассмотрения гражданских исков потерпевших.
Следует иметь в виду, что при решении вопроса о возмещении ущерба, причиненного преступлением против личной собственности, снижение сумм взыскания с осужденного не допускается. В случае изменения цен размер материального ущерба, возмещаемого потерпевшему по гражданскому иску или по инициативе суда, определяется, исходя из цен, действующих на день принятия решения о его возмещении.
17. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения принципа индивидуализации при назначении наказания лицам, виновным в совершении преступления против личной собственности, с тем чтобы не допускать случаев назначения как необоснованно мягких, так и, несоразмерно содеянному, суровых мер наказания.
Если санкция статьи УК предусматривает возможность назначения конфискации имущества за преступление против личной собственности граждан, суды во всех случаях обязаны обсуждать вопрос о применении или неприменении к виновным этого дополнительного наказания и указывать в резолютивной части приговора о принятом решении. Неприменение конфискации в случаях, когда санкция уголовного закона предусматривает обязательное ее применение, может иметь место лишь при наличии условий, указанных в ст. 37 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, и должно быть мотивировано в приговоре.
Автомобили, мотоциклы и иные транспортные средства, принадлежащие лицам, осужденным за преступления против личной собственности, на основании п. 1 ст. 86 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик подлежат конфискации только в случаях, если они использовались в процессе изъятия или завладения имуществом и признаны орудием совершения преступления.
18. При рассмотрении дел о посягательствах на личное имущество судам необходимо выявлять причины и условия, способствовавшие их совершению, и в установленном порядке реагировать на них. В случае совершения таких преступлений лицами, длительное время уклонявшимися от общественно полезного труда либо ранее судимыми и нуждавшимися в трудовом и бытовом устройстве или несовершеннолетними, контроль за поведением которых не осуществлялся должным образом, суды должны частными определениями обращать внимание руководителей соответствующих учреждений и органов внутренних дел на необходимость принятия надлежащих мер.
19. Рекомендовать судам регулярно анализировать практику применения законодательства об ответственности за преступления против личной собственности, координировать эту работу с другими правоохранительными органами; своевременно принимать меры к устранению ошибок и недостатков в применении указанного законодательства.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Совмина РСФСР от 05.09.1986 n 391 ОБ УЧРЕЖДЕНИИ СТИПЕНДИИ ИМЕНИ К.Ш. КУЛИЕВА  »
Документы СССР »
Читайте также