ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 49-о05-12 от 01.03.2005 Приговор оставлен без изменения, так как наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и личности виновного.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 марта 2005 года
Дело N 49-о05-12
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кузнецова В.В.,
судей Ботина А.Г.,
Тимошина Н.В.
рассмотрела 1 марта 2005 года в судебном заседании кассационную жалобу осужденного И. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 8 декабря 2004 года, по которому И., 6 марта 1951 года рождения, уроженец и житель г. Учалы Республики Башкортостан, осужденный 20.06.1990 по ч. 4 ст. 117, ч. 3 ст. 40 УК РСФСР к лишению свободы на 15 лет, освобожденный 14 мая 2004 г. по отбытии срока наказания, осужден к лишению свободы: по п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ на 15 лет, по ч. 3 ст. 30, п. п. "в", "д", "е", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, ч. 2 ст. 167 УК РФ на 5 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно осужден к лишению свободы на 22 года 6 месяцев с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с И. в пользу М.Г. в возмещение морального вреда 150000 рублей, в пользу Республиканского фонда обязательного медицинского страхования 51336 рублей 66 копеек.
Заслушав доклад судьи Тимошина Н.В., мнение прокурора Аверкиевой В.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия
установила:
И. признан виновным в изнасиловании М., заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, с использованием ее беспомощного состояния и покушении на убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, общеопасным способом, с целью скрыть другое преступление, а также в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога, с причинением значительного ущерба.
Преступления совершены 23 августа 2004 года в г. Учалы Республики Башкортостан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
В судебном заседании И. вину не признал.
В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный И., считая приговор необоснованным, указывает, что судебное следствие проведено необъективно, с обвинительным уклоном. Также указывает, что после задержания не был обеспечен защитником, на предварительном следствии оговорил себя под давлением следователя и работников милиции. Считает нарушением закона отклонение судом ходатайства о вызове для допроса лиц, которые с ним находились во время задержания. Описывая события 23 августа 2004 года, указывает, что спас из горящего сруба малолетнюю девочку, а волокна с его одежды могли попасть на одежду потерпевшей, когда нес ее и держал на коленях. Выражает несогласие: с показаниями потерпевшей о том, что она выбралась из-под пола и самостоятельно могла запомнить об отсутствии пальца на его руке; показаниями свидетеля Ситдикова и Байзигитова в судебном заседании о том, что они преследовали его с места происшествия; показаниями свидетеля Каримовой Х.М. о том, что она видела И. и потерпевшую; результатами опознания, актами биологических и других экспертиз, которые получены, по его мнению, с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Считает, что следователь повлиял на свидетелей, потерпевшую и на результаты экспертиз.
В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель и потерпевшая З. указывают на необоснованность и несостоятельность изложенных в ней доводов.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Вывод суда о виновности И. в совершении указанных преступлений основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.
Содержащиеся в кассационной жалобе доводы И. о том, что судебное следствие проведено необъективно, с обвинительным уклоном, преступлений не совершал, девочку вытащил из-под горящего дома, а волокна с его одежды могли попасть на одежду потерпевшей при указанных им обстоятельствах, нельзя признать обоснованными, поскольку они опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, в том числе:
показаниями потерпевшей М. о том, что к ней подошел И., попросил показать, где находится озеро, но она отказалась. Тогда он взял ее за руку и, угрожая, завел в огород недостроенного дома, приказал раздеться и несколько раз изнасиловал. После этого приказал одеться и повел к стоявшему неподалеку срубу, где втолкнул внутрь и кинул на сено. После этого выкопал яму, столкнул ее туда, засыпал сеном, сверху накрыл чем-то тяжелым. Потом ей стало жарко, запахло горелым. Она высунула голову и увидела, что рядом с ней горит костер. И. стал бить ее по голове ногами, не давая выбраться. Она упала назад, и как будто немного поспала. Когда она открыла глаза, то везде горело. Она через отверстие в срубе выбралась на улицу, где И. схватил ее за руку и повел к озеру. На берегу их остановили два человека и ее отвезли в больницу;
протоколом опознания по фотографии, где потерпевшая опознала И. как лицо, изнасиловавшее и избившее ее;
показаниями свидетеля Каримовой Х.М., видевшей, как из-за стены горящего сруба выбежал мужчина и побежал вниз к озеру. В это время из-под сруба вылезла маленькая девочка, которая сильно плакала. Каримова окликнула мужчину. Он обернулся, заметался на месте, потом, заметив девочку, схватил ее за руку и потащил за собой к озеру. Каримова встретила участкового милиционера Ситдикова, которому сообщила о мужчине с девочкой;
протоколом опознания И. свидетелем Каримовой;
показаниями свидетеля Ситдикова, увидевшего пожар и встретившего женщину по имени Хамдия, которая сказала, что видела, как от места пожара вниз по переулку бежал мужчина и за руку тащил за собой маленькую девочку. Когда прибежал участковый уполномоченный Байзигитов, они спустились к озеру, где задержали И., державшего потерпевшую за руку;
показаниями потерпевших Рахмеевой А.К., Сулейманова Х.Ш., Фахреевой Р.К., свидетелей Рамазанова, Файзуллина о том, что в результате пожара полностью уничтожены жилые дома и дворовые постройки.
Кроме того, вина осужденного в совершении преступлений подтверждается и другими приведенными в приговоре доказательствами.
С изложенными в кассационной жалобе осужденного доводами о том, что свои показания об изнасиловании на предварительном следствии он давал под давлением работников милиции, после задержания не был обеспечен защитником, нельзя согласиться.
Поскольку его показания о совершении изнасилования соответствуют показаниям потерпевшей М., актам судебно-медицинской, судебно-биологической, цитологической и криминалистической экспертиз, их нельзя признать не соответствующими действительности, полученными в результате недозволенных методов ведения следствия, и суд обоснованно на них сослался в приговоре. Впервые после задержания и впоследствии И. был допрошен с участием адвоката.
Судебная коллегия также учитывает, что И. был допрошен с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона и разъяснением процессуальных прав, в том числе не свидетельствовать против самого себя. Показания давал неоднократно и в присутствии защитника.
То обстоятельство, что суд не установил и не допросил лиц, с которыми И. содержался под стражей, не повлияло на полноту и всесторонность судебного следствия.
Что касается содержащихся в кассационных жалобах доводов о воздействии следователя на потерпевшую, свидетелей Сидтикова, Байзигитова, Каримову и о несогласии с их показаниями, то их также нельзя признать состоятельными.
Их показания являются последовательными, непротиворечивыми и согласующимися с другими доказательствами:
протоколом осмотра места происшествия, где среди примятой травы обнаружены сгустки черно-бурого цвета, похожие на кровь, волос русого цвета, один окурок с коричневым фильтром;
заключением судебно-медицинского эксперта, из которого следует, что на теле потерпевшей М. имелись телесные повреждения в виде разрыва девственной плевы, стенки влагалища, термических ожогов 2 - 3 степени левой верхней и обеих нижних конечностей, осаднений кожи на скуловых и щечных областях головы;
актами судебно-биологических экспертиз, согласно которым на плавках потерпевшей М. обнаружены следы спермы, которая могла произойти от И., на трусах, сорочке и спортивных брюках И., пучках травы, изъятой с места происшествия, обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшей М. и не могла произойти от И.;
актом цитологической экспертизы, согласно которому на смыве и мазках-отпечатках с полового члена И. обнаружена кровь и клетки поверхностных и глубоких слоев эпидермиса женского пола, происхождение которых не исключается от потерпевшей М.;
актом криминалистической экспертизы, по которому на футболке и шортах потерпевшей М. обнаружены волокна общей групповой принадлежности с соответствующими волокнами, входящими в состав трикотажа брюк И., а на сорочке и спортивных брюках И. обнаружены волокна общей родовой принадлежности с соответствующими волокнами, входящими в состав трикотажа футболки потерпевшей.
Все доказательства, положенные судом в основу приговора, получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом, поэтому доводы кассационной жалобы о несогласии с результатами опознаний, заключениями экспертов в связи с допущенными, по мнению осужденного, нарушениями при изъятии образцов для сравнительного исследования являются необоснованными.
Согласно акту комплексной психолого-психиатрической экспертизы потерпевшая М. имеет достаточный для своего возраста уровень психического развития. Она понимала внешнюю, фактическую сторону совершаемых с ней действий, о чем могла давать показания.
Заключение комиссии экспертов опровергает доводы кассационной жалобы И. о том, что потерпевшая не могла запомнить отсутствие пальца на его руке и правильно дать показания о том, как выбралась из горящего сруба.
Оснований считать, что следователь повлиял на потерпевшую, свидетелей и результаты экспертиз не имеется.
Приведенными доказательствами бесспорно установлено совершение И. умышленного уничтожения чужого имущества, изнасилования малолетней М. и покушения на ее убийство.
Квалификация действий И. по ч. 2 ст. 167, п. "в" ч. 3 ст. 131 и ч. 3 ст. 30, п. п. "в", "д", "е", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной.
Наказание, назначенное И. с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и личности виновного, является справедливым.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 8 декабря 2004 года в отношении И. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 49-о05-9 от 01.03.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку суд полно, всесторонне и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку собранным по делу доказательствам в их совокупности и обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в совершении преступления.  »
Общая судебная практика »
Читайте также