[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 458п04 от 15.09.2004] О переквалификации действий осужденного, смягчении наказания, исключении из приговора указания о взыскании с осужденного в пользу потерпевшей денежных средств в счет компенсации морального вреда.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 15 сентября 2004 г. N 458п04
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего Лебедева В.М.,
членов Президиума Верина В.П.,
Жуйкова В.М.,
Каримова М.А.,
Кузнецова В.В.,
Попова Г.Н.,
Серкова П.П.
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: п. "з" в ч. 3 ст. 162 УК РФ отсутствует.
------------------------------------------------------------------
рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного С. на приговор Московского областного суда от 26 ноября 2001 года, по которому С., родившийся 17 апреля 1982 года в городе Ликино-Дулево Московской области, несудимый, осужден по ст. 162 ч. 3 п. "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
Срок наказания исчислен с 13 марта 2001 года.
По этому же делу осужден Алексеенков Е.Б., надзорное производство в отношении которого не возбуждалось.
Постановлено взыскать с С. в пользу потерпевшей Орловой О.В. в возмещение морального вреда 10000 рублей, с Алексеенкова Е.Б. 50000 рублей.
Кассационной палатой Верховного Суда Российской Федерации 27 марта 2002 года приговор в отношении С. изменен, определено считать его осужденным по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.
В остальном приговор в отношении С. оставлен без изменения.
В надзорной жалобе С. просит о переквалификации его действий со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ и о смягчении наказания.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. о частичном удовлетворении надзорной жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
согласно приговору, постановленному судом с участием присяжных заседателей, С. признан виновным в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета (ножа), используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, при следующих обстоятельствах.
2 мая 2000 года, около 18 часов, С. и Алексеенков с целью хищения чужого имущества проникли в дом N 2 по улице Макарова в городе Ликино-Дулево Орехово-Зуевского района Московской области, в котором проживал Сухов В.В., и пытались похитить телевизор. Вернувшийся в дом Сухов стал препятствовать действиям С. и Алексеенкова. С целью удержания похищенного Алексеенков нанес потерпевшему множественные удары кулаками и ножом по различным частям тела. От полученных ранений Сухов скончался на месте. С. и Алексеенков, забрав похищенное, скрылись.
В надзорной жалобе осужденный С. утверждает, что не применял насилия к потерпевшему, когда тот пытался помешать ему и Алексеенкову похитить телевизор. В действиях Алексеенкова имел место эксцесс исполнителя. Просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ и смягчить наказание.
Рассмотрев надзорную жалобу осужденного С., проверив материалы уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.
Признавая доказанной вину С. и квалифицируя его действия по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, суд указал в приговоре, что, исходя из обстоятельств дела, признанных установленными присяжными заседателями, пришел к выводу о том, что умыслом осужденных охватывались как действия по завладению чужим имуществом, так и по применению к потерпевшему опасного для жизни насилия.
Между тем вердиктом коллегии присяжных заседателей признано установленным, что все действия, связанные с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, совершил один Алексеенков. С. же непосредственно насилия, повлекшего тяжкий вред здоровью, к потерпевшему не применял, а, реализуя предварительный сговор на кражу после возвращения потерпевшего Сухова, вместе с Алексеенковым участвовал в грабеже.
Содержание вопросов присяжным заседателям и ответы на них сформулированы таким образом, что из них следует доказанным участие С., совместно с другим лицом, с которым он договорился заранее о проникновении через разбитое стекло в дом с целью завладения имуществом Сухова, похищении телевизора с пультом дистанционного управления. При этом конкретно действия С. выразились в том, что он разбил стекло в окне, проник в дом, нашел телевизор, пульт управления, завернул телевизор в простыню и, после того как в его присутствии потерпевшему Сухову другим лицом были причинены телесные повреждения, унес телевизор из дома (т. 3 л.д. 113 - 117). Поэтому действия С. необоснованно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Их надлежит квалифицировать по ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года).
Наказание С. следует назначить с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности, а также признания осужденного заслуживающим снисхождения.
В соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ наказание С. надлежит отбывать в исправительной колонии общего режима.
Кроме того, подлежит изменению приговор и в части разрешения гражданского иска о взыскании с С. 10 тысяч рублей в пользу Орловой О.В. в счет компенсации причиненного морального вреда.
Принимая решение об удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции указал, что моральный вред был причинен Орловой О.В. вследствие лишения жизни ее близкого родственника в результате совершенного С. и Алексеенковым разбойного нападения и убийства.
Поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что насилия к потерпевшему, в том числе опасного для его жизни и здоровья, С. не применял и совершение разбойного нападения его умыслом не охватывалось, у суда не было оснований признать, что С. является лицом, причинившим моральный вред Орловой О.В.
При таких обстоятельствах из приговора подлежит исключению указание о взыскании с С. 10 тысяч рублей в пользу Орловой О.В. в счет компенсации морального вреда.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
постановил:
1. Надзорную жалобу осужденного С. удовлетворить частично.
2. Приговор Московского областного суда от 26 ноября 2001 года и определение кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 27 марта 2002 года в отношении С. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) на ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) и назначить 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Исключить указание о взыскании с С. в пользу Орловой О.В. 10 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.
В остальном судебные решения в отношении его оставить без изменения.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ n 5088/04 от 14.09.2004] В удовлетворении искового заявления о взыскании неосновательного обогащения, приобретенного ответчиком в виде страхового возмещения, и процентов за пользование чужими денежными средствами отказано, поскольку основаниями для приобретения спорной суммы явились действующий договор страхования и вступившее в законную силу постановление арбитражного суда.  »
Общая судебная практика »
Читайте также