РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ04-929 от 20.07.2004 В удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 2.2 санитарно-эпидемиологических правил Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03, введенных в действие постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 09.06.2003 n 131, отказано, поскольку оспариваемое положение правил не противоречит федеральному законодательству, издано полномочным органом и не нарушает права и свободы граждан и организаций.

РЕШЕНИЕ
от 20 июля 2004 г. N ГКПИ04-929
Именем Российской Федерации
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
председательствующего -
судьи Верховного Суда РФ Романенкова Н.С.,
при секретаре Баенском А.А.
рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" о признании недействующим пункта 2.2 санитарно-эпидемиологических правил "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03", введенных в действие постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 131, в части установления обязательных требований к осуществлению дезинфекционной деятельности при наличии санитарно-эпидемиологических заключений,
установил:
общество с ограниченной ответственностью Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующим пункта 2.2 санитарно-эпидемиологических правил "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03", введенных в действие постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 131, в части установления обязательных требований к осуществлению дезинфекционной деятельности при наличии санитарно-эпидемиологических заключений.
Как указывает заявитель, оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат действующему законодательству и незаконно ограничивают права НПКФ "Рубеж-плюс" на осуществление предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации.
В суде представитель ООО НПКФ "Рубеж-плюс" Михайлов Э.М. поддержал заявленные требования и пояснил, что осуществление дезинфекционной деятельности прямо предусмотрено в уставе общества, а санитарные правила не могут содержать нормы, ограничивающие права юридического лица. Центр санэпидемнадзора в Республике Марий Эл отказывает ООО НПКФ "Рубеж-плюс" в выдаче санитарно-эпидемиологического заключения.
Представители заинтересованных лиц: Министерства здравоохранения и социального развития РФ Момот Ю.Н., Иваненко А.В., Хизгияев В.И.; Минюста России Ахвердиева Л.Р. возражали против удовлетворения заявления и пояснили, что оспариваемые положения санитарных правил соответствуют действующему законодательству и не препятствуют осуществлению деятельности хозяйствующих субъектов. Законодателем разрешено установление в санитарных правилах всех необходимых санитарно-эпидемиологических требований и критериев безопасности (безвредности) факторов среды обитания на здоровье человека. К таким требованиям и критериям относится требование о наличии санитарно-эпидемиологического заключения на дезинфекционную деятельность.
Выслушав объяснения представителя заявителя ООО НПКФ "Рубеж-плюс" Михайлова Э.М., представителей заинтересованных лиц: Министерства здравоохранения и социального развития РФ Момота Ю.Н., Иваненко А.В., Хизгияева В.И., Минюста России Ахвердиевой Л.Р., исследовав материалы дела, заслушав судебные прения, Верховный Суд РФ не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.
Согласно статье 251 Гражданского процессуального кодекса РФ организация, считающая, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются ее права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.
Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 131 введены в действие с 30 июня 2003 г. санитарно-эпидемиологические правила "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03", утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 7 июня 2003 г.
Настоящие санитарные правила устанавливают санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению работ и услуг, включающих разработку, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг.
Пунктом 2.2 Правил предусмотрено, что осуществление дезинфекционной деятельности допускается при наличии санитарно-эпидемиологического заключения.
Законодательство Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения определяет государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы как нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний.
Санитарно-эпидемиологическое заключение согласно Федеральному закону "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" - это документ, удостоверяющий соответствие (несоответствие) санитарным правилам факторов среды обитания, хозяйственной и иной деятельности, продукции, работ и услуг, а также проектов нормативных актов, проектов строительства объектов, эксплуатационной документации.
Санитарно-эпидемиологические заключения даются главными государственными санитарными врачами на основании результатов санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок, оформленных в установленном порядке (часть 2 статьи 42 ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения").
Из объяснений представителей Министерства здравоохранения и социального развития РФ Мамота Ю.Н., Хизгияева В.И. в суде следует, что дезинфекционная деятельность - это работы и услуги, включающие разработку, испытание, производство, хранение, транспортирование, реализацию, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг. При осуществлении дезинфекционной деятельности используются химические и биологические средства, являющиеся потенциально опасными для человека. Кроме того, дезинфекционная деятельность относится к медицинской деятельности и подлежит лицензированию, а, следовательно, на данный вид деятельности необходимо получение санитарно-эпидемиологического заключения.
В соответствии с пп. 4 пункта 15 Положения о государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 554, при осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерство здравоохранения Российской Федерации (департамент по государственному санитарно-эпидемиологическому надзору), структурные подразделения федеральных органов исполнительной власти и иных государственных органов, входящие в службу, и центры государственного санитарно-эпидемиологического надзора в пределах своих полномочий выдают санитарно-эпидемиологические заключения, в частности, по условиям производства, хранения, транспортировки, поставки, продажи, применения, утилизации или уничтожения продукции производственно-технического назначения и товаров для бытовых (личных) нужд граждан.
Для обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Федеральный закон "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" в статьях 13 и 14 установил санитарно-эпидемиологические требования: выдачу санитарно-эпидемиологического заключения к продукции производственно-технического назначения, товаром для личных и бытовых нужд и технологиям их производства, а также государственную регистрацию отдельных видов продукции, представляющих потенциальную опасность для человека.
Дезинфицирующие, дезинсекционные и дератизационные средства для применения в быту, в лечебно-профилактических учреждениях и на других объектах в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2001 г. N 262 включены в Перечень отдельных видов продукции, подлежащих государственной регистрации, поскольку являются потенциально опасными для человека.
Доводы заявителя о том, что орган государственной санитарно- эпидемиологической службы длительное время рассматривает заявку на выдачу санитарно-эпидемиологического заключения, необоснованно ее возвращает, не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований, т.к. заявитель не лишен возможности обжаловать в судебном порядке решение, действие (бездействие) органа, осуществляющего санитарно-эпидемиологический надзор.
В силу пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса РФ гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (пункт 2 статьи 1 Гражданского кодекса РФ).
Федеральный закон "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционного права граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду установил выдачу санитарно-эпидемиологических заключений - документа, удостоверяющего соответствие (несоответствие) санитарным правилам факторов среды обитания, хозяйственной и иной деятельности, продукции, работ и услуг, а также проектов нормативных актов, проектов строительства объектов, эксплуатационной документации.
С учетом изложенного суд считает, что осуществление дезинфекционной деятельности при наличии санитарно-эпидемиологического заключения не может рассматриваться как ограничение гражданских прав юридического лица.
Оспариваемый нормативный правовой акт издан в пределах компетенции Главного государственного санитарного врача Российской Федерации, который наделен полномочиями по утверждению санитарных правил.
Что касается доводов заявителя о несоответствии оспариваемого пункта Правил требованиям антимонопольного законодательства, то они являются несостоятельными. В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным наделенным функциями или правами указанных органов власти органам или организациям запрещается принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов, в том числе запрещается необоснованно препятствовать деятельности хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере.
Как указывалось выше, установленное санитарными правилами требование к осуществлению дезинфекционной деятельности при наличии санитарно-эпидемиологического заключения обусловлено законодательством Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и свидетельствует о соответствии санитарным правилам деятельности общества, созданного для выполнения работ и услуг для дезинфекции, дезинсекции, дератизации.
Учитывая, что оспариваемые положения нормативного правового акта не противоречат федеральному законодательству, изданы полномочным органом, осуществляющим государственный санитарно-эпидемиологический надзор, и не нарушают права и свободы граждан и организаций, заявление ООО НПКФ "Рубеж-плюс" не подлежит удовлетворению.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
заявление общества с ограниченной ответственностью Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" о признании недействующим пункта 2.2 санитарно-эпидемиологических правил "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03", введенных в действие постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 131, в части установления обязательных требований к осуществлению дезинфекционной деятельности при наличии санитарно-эпидемиологических заключений, - оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Т. Громова) (Адвокат, 2004, n 7) Деятельность учреждений юстиции по регистрации прав и судебная практика (Ульяновская область)  »
Общая судебная практика »
Читайте также