ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Постников, Л. Алехичева) (Комментарий судебной практики. Выпуск 9, Юрид. лит., 2004) Некоторые проблемы рассмотрения судами заявлений о защите избирательных прав граждан

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЗАЯВЛЕНИЙ
О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН
1. Изготовленные на копировальной технике в штабе кандидата печатные материалы, в которых сообщается о месте нахождения, адресе, телефоне общественной приемной кандидата, о времени ее работы, а равно содержащие приглашение избирателей на встречу с кандидатом, не имеют признаков предвыборной агитации. Они носят только информационный характер, а потому не являются агитационными материалами.
В соответствии с постановлением избирательной комиссии Республики Калмыкия от 19 сентября 2002 г. было запрещено распространение печатных агитационных материалов зарегистрированного кандидата на должность Президента Республики Калмыкия Б., образцы которых были представлены кандидатом в избирательную комиссию Республики. При этом избирательная комиссия направила представление в Министерство внутренних дел Республики Калмыкия о пресечении противоправной агитационной деятельности и изъятии незаконных предвыборных агитационных материалов. Данное постановление избирательной комиссии было обжаловано в Верховный Суд Республики Калмыкия.
Принятое избирательной комиссией Республики постановление обосновывалось ее представителем в суде следующим образом. При проверке факта применения оргтехники в штабе кандидата Б. рабочая группа обнаружила, что свое согласие Б. на изготовление и распространение агитационной печатной продукции не давал. Не было представлено такое согласие и в избирательную комиссию Республики. Вместе с экземплярами агитационных печатных материалов в избирательную комиссию Республики не были представлены сведения о месте нахождения (адресе места жительства) организации (лица), изготовившей и заказавшей эти материалы.
Суд признал незаконным и отменил постановление избирательной комиссии Республики Калмыкия от 19 сентября 2002 г., обязав ее отозвать направленное в Министерство внутренних дел Республики Калмыкия представление.
В решении суда было указано, что в соответствии с действовавшим на момент проведения данных выборов Федеральным законом от 19 сентября 1997 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" <*> и Законом Республики Калмыкия "О выборах Президента Республики Калмыкия" экземпляры агитационных печатных материалов или их копии до начала их распространения должны представляться в избирательную комиссию, зарегистрировавшую данного кандидата. В соответствии со ст. 2 Федерального закона под агитационными материалами понимаются печатные, аудиовизуальные и иные материалы, содержащие признаки предвыборной агитации и предназначенные для массового распространения, обнародования в ходе избирательной кампании. Предвыборная агитация - это деятельность граждан Российской Федерации, кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, общественных объединений, имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за тех или иных кандидатов (списки кандидатов) или против них. Из чего делается вывод о том, что для признания печатных материалов агитационными в них должны содержаться сведения или призывы с целью побуждения или побуждающие избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за того или иного кандидата или против кандидатов.
---------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 38. Ст. 4339; 1999. N 14. Ст. 1653; 2001. N 29. Ст. 2944.
Как было установлено, 16 сентября 2002 г. в избирательную комиссию Республики Калмыкия были представлены два печатных материала. В первом, отпечатанном на копировально-множительной технике в штабе кандидата Б., указывается место нахождения и адрес общественной приемной кандидата Б., а также время работы приемной и телефоны. Второй материал, отпечатанный в том же месте, с использованием той же техники, содержит приглашение избирателей на встречу с кандидатом Б. Суд сделал вывод, что тексты этих печатных материалов не имеют признаков агитационной деятельности или предвыборной агитации, так как они носят только информационный характер, а потому не являются агитационными материалами. Следовательно, на них не распространяется действие ст. 43 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 39 Закона Республики Калмыкия "О выборах Президента Республики Калмыкия", а поэтому изготовление и распространение материалов, отпечатанных 16 сентября 2002 г., не содержит каких-либо нарушений, указанных в постановлении избирательной комиссии Республики Калмыкия.
2. Альтернативность голосования граждан должна быть обеспечена исключительно по многомандатному избирательному округу в целом, а не по отдельным его мандатам.
При проведении выборов в Народное Собрание Республики Дагестан использовалась довольно сложная избирательная система, в рамках которой осуществлялось квотирование представительств отдельных народов, проживающих на территории Республики. При этом квоты национального представительства устанавливались и для многомандатных округов. Депутатские мандаты, не закрепленные за отдельными народами, именовались "свободными". Согласно п. 23 ст. 24 Закона Республики Дагестан от 30 ноября 2002 г. "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" в случае, если ко дню голосования в многомандатном избирательном округе не останется ни одного кандидата либо число зарегистрированных кандидатов окажется меньше установленного числа мандатов или равным ему, выборы в данном многомандатном избирательном округе по решению окружной избирательной комиссии откладываются на срок не более 6 месяцев для дополнительного выдвижения кандидатов и осуществления последующих избирательных действий, что полностью соответствовало п. 30 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" <*>.
---------------------------------
<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 24. Ст. 2253 (далее - Закон об основных гарантиях избирательных прав).
Выборы депутатов Народного Собрания Республики Дагестан были назначены 11 декабря 2002 г. Все избирательные действия во время проведения избирательной кампании проводились в соответствии с Законом Республики Дагестан от 30 ноября 2002 г. "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан". Однако 12 февраля 2003 г., т.е. в ходе избирательной кампании, был принят Закон Республики Дагестан "О внесении изменений и дополнения в Закон Республики Дагестан "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан". Согласно этому Закону были внесены изменения в п. 23 ст. 24 Закона Республики Дагестан от 30 ноября 2002 г., существенно изменяющие порядок проведения выборов в части требований по альтернативности кандидатур при голосовании по многомандатным округам.
В принятом Законе было предписано: "В случае если ко дню голосования в многомандатном избирательном округе не останется ни одного кандидата либо число зарегистрированных кандидатов на каждый мандат окажется меньше установленного числа мандатов или равным ему, выборы на данный мандат по решению окружной избирательной комиссии откладываются на срок не более 6 месяцев для дополнительного выдвижения кандидатов и осуществления последующих избирательных действий". Необходимо отметить, что данный Закон подлежал применению в рамках текущей избирательной кампании.
Применение положений Закона Республики Дагестан от 12 февраля 2003 г. на выборах в Народное Собрание Республики Дагестан в 2003 году повлекло нарушение избирательных прав одного из кандидатов в депутаты - А. Согласно утвержденной схеме избирательных округов выборы в Народное Собрание Республики Дагестан в г. Кизляре должны были проводиться по трехмандатному избирательному округу. В Кизлярском избирательном округе N 41 на 3 мандата было зарегистрировано 7 кандидатов, в связи с чем окружная избирательная комиссия приняла решение: выборы по третьему мандату не проводить, данные кандидата А. из избирательного бюллетеня вычеркнуть. Основанием для такого решения послужило то, что в соответствии с новой редакцией п. 23 ст. 24 Закона "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" не была обеспечена альтернативность кандидатур по третьему мандату в рамках многомандатного избирательного округа.
Решением Верховного Суда Республики Дагестан от 15 марта 2003 г. кандидату А. было отказано в удовлетворении жалобы на указанное решение окружной избирательной комиссии. Верховным Судом Республики Дагестан был сделан вывод о том, что "участие в выборах кандидата в депутаты НС РД Ахматова И.М. на безальтернативной основе по 3-му свободному мандату ущемило бы избирательное (пассивное) право других кандидатов по избирательному округу N 41, избирающихся на альтернативной основе". При этом в решении Верховного Суда Республики Дагестан было указано, что в п. 30 ст. 38 Закона об основных гарантиях избирательных прав четко не урегулированы последствия снятия кандидатур кандидатами в зависимости от одномандатного или многомандатного избирательного округа. В связи с чем делается вывод о возможности применения окружной избирательной комиссией N 41 абз. 2 п. 23 ст. 24 Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" в редакции Закона от 12 февраля 2003 г. на том основании, что данные нормы "не умаляют, а дополняют гарантии, установленные Федеральным законом".
Однако указанные выводы Верховного Суда Республики Дагестан не соответствуют содержанию норм Закона об основных гарантиях избирательных прав. Так, в абз. 2 п. 23 ст. 24 Закона Республики Дагестан (в редакции Закона от 12 февраля 2003 г.) содержатся нормы, не дополняющие п. 30 ст. 38 Закона об основных гарантиях избирательных прав, а противоречащие ему. Данная норма Федерального закона исчерпывающим образом определяет содержание требований по альтернативности выборов, проводимых по многомандатным округам. Объем этих требований не подлежит расширению законами субъектов Российской Федерации, так как иное ведет к необоснованному ограничению избирательных прав граждан Российской Федерации, гарантированных Конституцией Российской Федерации.
В соответствии с п. п. 3 и 6 ст. 1 Закона об основных гарантиях избирательных прав законом субъекта Российской Федерации могут вводиться лишь нормы, дополняющие гарантии избирательных прав, установленные данным Федеральным законом, при условии, что эти нормы не противоречат Федеральному закону.
Пункт 30 ст. 38 Закона об основных гарантиях избирательных прав не допускает возможности отложить выборы по многомандатному избирательному округу для дополнительного выдвижения кандидатов по одному из мандатов. Такая возможность предусмотрена только в случае, если количество зарегистрированных кандидатов по многомандатному избирательному округу меньше установленного числа мандатов или равно ему. Смысл рассматриваемой нормы Федерального закона заключается в том, что для обеспечения принципа альтернативности голосования выборы можно отложить только по многомандатному избирательному округу в целом, а не применительно к отдельным мандатам. Иное означало бы проведение выборов по одномандатным избирательным округам по каждому из мандатов, зарезервированных за г. Кизляром.
Согласно п. 32 ст. 2 Закона об основных гарантиях избирательных прав многомандатным избирательным округом является избирательный округ, в котором избираются несколько депутатов, и за каждого из них избиратели голосуют персонально. В многомандатном избирательном округе голосование осуществляется избирателем по одному избирательному бюллетеню, в который включаются фамилии всех кандидатов, зарегистрированных по данному избирательному округу; при этом в соответствии с п. 5 ст. 70 Федерального закона позиция "против всех кандидатов" относится ко всем кандидатам и учитывается при определении результатов выборов по каждому из кандидатов.
В соответствии с п. 7 ст. 48 Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" голосование проводится путем нанесения избирателем в избирательном бюллетене любого знака в квадрате, относящемся к кандидату, в пользу которого сделан выбор, либо к позиции "против всех кандидатов". Таким образом, в соответствии с правилами подачи голосов, установленных Законом Республики Дагестан, избиратели при наличии в бюллетене фамилий семи кандидатов по трехмандатному избирательному округу N 41 имели возможность на альтернативной основе проголосовать в поддержку одного из семи кандидатов. То обстоятельство, что после снятия некоторыми кандидатами своих кандидатур на так называемый "свободный" мандат претендовал только А., не нарушает принципа альтернативности голосования избирателей по трехмандатному избирательному округу N 41, так как по этому избирательному округу избиратели не голосуют по каждому из трех мандатов отдельно. У каждого избирателя была возможность выбора, в том числе каждый из них мог отдать свой голос в пользу одного из семи кандидатов, претендующих на любой из мандатов. Следовательно, в рамках избирательного округа была бы полностью обеспечена альтернативность волеизъявления избирателей.
Таким образом, вывод Верховного Суда Республики Дагестан о том, что участие в выборах кандидата А. на безальтернативной основе по 3-му свободному мандату ущемило бы избирательное (пассивное) право других кандидатов по избирательному округу N 41, избирающихся на альтернативной основе, противоречит п. 30 ст. 38 Закона об основных гарантиях избирательных прав, согласно которому при проведении выборов по многомандатному округу альтернативность голосования граждан должна быть обеспечена исключительно по многомандатному избирательному округу в целом, а не по отдельным его мандатам.
Действиями окружной избирательной комиссии в отношении А. было допущено нарушение принципа равного избирательного права, что выразилось в следующем. Выборы были отложены окружной комиссией в отношении только одного депутатского мандата, на который претендовал А., несмотря на то, что Федеральный закон допускает отложение выборов только по всему многомандатному округу. Указанным решением окружной избирательной комиссии были созданы различные условия голосования избирателей за отдельных кандидатов в рамках многомандатного округа. А именно: после исключения из избирательной кампании кандидата, претендующего на один из мандатов, выборы в г. Кизляре были проведены по двухмандатному округу вопреки утвержденной Народным Собранием Дагестана схеме избирательных округов. Кандидату А. было предложено участвовать в выборах по избирательному округу, который фактически оказался одномандатным. Все это существенным образом повлияло на искажение результата волеизъявления избирателей вследствие нарушения равенства прав кандидатов. Таким образом, введением в ходе избирательной кампании

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Ефимов, Е. Галиновская) (Комментарий судебной практики. Выпуск 9, Юрид. лит., 2004) Комментарий судебной практики по вопросам земельного права.  »
Общая судебная практика »
Читайте также