[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Дробная акция не голосует и дивидендов не получает.

И ДИВИДЕНДОВ НЕ ПОЛУЧАЕТ"
Арбитражный суд г. Москвы в июле 2003 г. рассмотрел уникальное дело N А40-2946/03-56-14, которое первоначально рассматривалось судом общей юрисдикции как гражданское дело. Такая ситуация стала возможной в связи с введением в действие с 1 сентября 2002 г. нового АПК РФ, установившего иную подведомственность арбитражных судов. Так, согласно п. 4 ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают споры между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из их деятельности, за исключением трудовых споров.
Ранее такие споры рассматривали суды общей юрисдикции в порядке п. п. 7 и 8 ст. 49 Федерального закона "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ и ст. 25 ГПК РСФСР. В соответствии со ст. 7 ФЗ "О введении в действие АПК РФ" от 24 июля 2002 г. N 96-ФЗ гражданское дело из суда общей юрисдикции было передано по подведомственности в Арбитражный суд г. Москвы и стало, очевидно, одним из первых гражданских дел, рассмотренных арбитражным судом в порядке вышеупомянутого Федерального закона.
Данное арбитражное дело содержало иски неимущественного характера и рассматривалось тремя составами суда, в том числе с участием арбитражных заседателей. В течение шести месяцев по нему было вынесено шесть определений суда.
Дело содержало иски, предъявленные истцом - миноритарным акционером к ответчику - Научно-исследовательскому институту экономики, управления и организации производства (ОАО "НИИЭ") г. Москвы.
Фактические обстоятельства арбитражного дела таковы.
16 октября 2001 г. и 23 ноября 2001 г. состоялись внеочередные общие собрания акционеров ОАО "НИИЭ" с одним и тем же вопросом повестки дня: "О консолидации акций ОАО "НИИЭ".
Собрание 16 октября 2001 г. приняло следующее решение: "Консолидировать 249 тыс. 625 размещенных именных обыкновенных акций ОАО "НИИЭ" в 250 именных обыкновенных акций ОАО "НИИЭ".
Собрание 23 ноября 2001 г. приняло другое решение:
"Консолидировать 998 размещенных именных обыкновенных бездокументарных акций ОАО "НИИЭ" в одну именную обыкновенную бездокументарную акцию ОАО "НИИЭ".
На момент проведения собраний в ОАО "НИИЭ" было зарегистрировано 257 акционеров. При этом за подписью совета директоров ОАО "НИИЭ" акционерам было направлено извещение о проведении упомянутых внеочередных общих собраний, в котором указывалось, что "в случае образования при консолидации дробных акций последние подлежат выкупу обществом по рыночной стоимости...
Выкуп акций ОАО "НИИЭ" будет осуществляться по цене 3 (три) руб. за одну обыкновенную именную бездокументарную акцию ОАО "НИИЭ" номинальной стоимостью 0,50 руб. (пятьдесят копеек)".
После проведения собраний истец предъявил к ответчику два исковых заявления о признании этих решений недействительными.
В обоснование своих исковых требований истец представил в суд следующие сведения и доводы.
Истец стал акционером ОАО "НИИЭ" в результате преобразования государственного предприятия "Научно-исследовательского института экономики, управления и организации производства" Министерства судостроительной промышленности СССР, находящегося в федеральной собственности, в акционерное общество открытого типа, а также участия в специализированном чековом аукционе, состоявшемся в г. Москве в марте 1993 г.
То есть это госпредприятие было приватизировано. Закон РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ" от 3 июля 1991 г. N 1531-1, действовавший в то время, определяет приватизацию как приобретение гражданином, акционерным обществом у государства в частную собственность, в частности, принадлежащих приватизируемым предприятиям долей (паев, акций) в капитале иных акционерных обществ (товариществ); долей (паев, акций) государства в капитале акционерных обществ (товариществ).
Для приобретения акций приватизированных предприятий государство выдало каждому гражданину России приватизационный чек (ваучер). В сообщении о проведении специализированного чекового аукциона была приведена следующая характеристика ОАО "НИИЭ".
Место нахождения ОАО "НИИЭ" - г. Москва, Пушкинская ул., 32 (ныне ул. Б. Дмитровка, 32), площадь земельного участка - 0,35 га, на котором расположено 8 (восемь) строений кирпичных зданий с металлической кровлей, ж/б перекрытиями, наружный фасад оштукатурен и окрашен декоративными красками.
Основной вид деятельности: выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ по созданию сложной продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления.
Среднесписочная численность работников - 170 человек, вариант акционирования второй, трудовому коллективу принадлежит 51% акций, номинальная стоимость одной акции - 1000 руб.
Финансовое положение на 1 июля 1992 г.: объем реализации - 5 млн. 400 тыс. 000 руб., предполагаемый дивиденд - 50%, рентабельность 10%, уставный капитал 1 млн. 987 тыс. 000 руб.
Исходя из приведенной характеристики истец вложил свои приватизационные чеки в капитал ОАО "НИИЭ" и стал, таким образом, владельцем нескольких именных обыкновенных акций ОАО "НИИЭ".
Согласно ст. 143 ГК РФ акция является ценной бумагой и в соответствии с п. 2 ст. 130 ГК РФ признается движимым имуществом.
Согласно ст. 209 ГК РФ права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику имущества, в данном случае акционеру ОАО "НИИЭ".
Решения собраний от 16 октября 2001 г. и 23 ноября 2001 г. фактически лишали истца и других миноритарных акционеров ОАО "НИИЭ" своего имущества, полученного от государства, поскольку этими решениями предусматривалась посредством консолидации трансформация принадлежащих им именных обыкновенных акций в так называемые "дробные акции", которые в последующем подлежали принудительному выкупу акционерным обществом по "смешной" цене.
В то же время одна новая обыкновенная акция ОАО "НИИЭ", образующаяся в результате консолидации 998 именных обыкновенных акций ОАО "НИИЭ", имела бы номинальную стоимость в размере 499 руб. (998 х 0,50 руб.), т.е. ее номинальная стоимость в 1000 раз превышала номинальную стоимость предыдущей именной обыкновенной акции ОАО "НИИЭ".
Решения собраний от 16 октября 2001 г. и 23 ноября 2001 г. лишали истца и других миноритарных акционеров ОАО "НИИЭ" статуса акционера ОАО "НИИЭ".
Статус акционера определен ст. ст. 31 и 32 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ. Так, согласно ст. 31 акционер - владелец обыкновенных акций, согласно ст. 32 акционер - владелец привилегированных акций. Следовательно, владелец дробных акций не является акционером.
Решения собраний от 16 октября 2001 г. и 23 ноября 2001 г. лишали истца и других миноритарных акционеров ОАО "НИИЭ" права голоса на общем собрании акционеров ОАО "НИИЭ", так как согласно п. 1 ст. 49 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ голосующей акцией общества является обыкновенная акция или привилегированная акция, предоставляющая акционеру - ее владельцу право голоса при решении вопроса, поставленного на голосование. Следовательно, дробная акция не является голосующей акцией.
Решения вышеупомянутых собраний лишали истца и других миноритарных акционеров ОАО "НИИЭ" права на получение дивидендов, так как согласно ст.ст. 42, 43 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ выплата дивидендов производится только по обыкновенным и привилегированным акциям. Следовательно, по дробным акциям выплату дивидендов не производят.
Решения собраний, по существу, противоречили п. п. 1 и 3 ст. 35 Конституции РФ, устанавливающим, что право частной собственности охраняется законом и никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда.
Арбитражное дело N А40-2946/03-56-14 было рассмотрено по существу арбитражным судом в составе профессионального судьи и двух арбитражных заседателей. Привлечение арбитражных заседателей к рассмотрению дела является важной стадией в арбитражном процессе и проводится на основании ст. 19 АПК РФ, когда каждая из сторон вправе выбрать "своего" арбитражного заседателя. В данном случае в представленном сторонам списке арбитражных заседателей оказались "мертвые души". Так, выбранная истцом кандидатура арбитражного заседателя С. - начальника юридического отдела МГУ - оказалась несуществующей, названного в списке начальника юротдела МГУ не смогли обнаружить и пригласить в суд. Пришлось выбрать вторую кандидатуру арбитражного заседателя - Д., начальника Управления по обеспечению деятельности арбитражных органов Минюста РФ. Однако оказалось, что такого начальника и такого Управления в Минюсте нет, о чем истцу сообщили в справочной этого министерства. Правда, сам арбитражный заседатель Д. участвовал в судопроизводстве, но какую должность он занимал в действительности, истцу так и неизвестно.
В судебном заседании наблюдалась картина, похожая на многие заседания судов общей юрисдикции с участием народных заседателей, когда председательствующий судья что-то шептал на ухо сначала одному народному заседателю, потом - второму, а в ответ - народные заседатели кивали головами, за что их прозвали "кивалами".
Аналогично поступили и в данном случае выбранные арбитражные заседатели, которые согласно ФЗ "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов РФ" от 30 мая 2001 г. N 70-ФЗ при осуществлении правосудия пользуются правами и несут обязанности судьи. Согласно данному Закону арбитражными заседателями могут быть граждане, достигшие 25 лет, с безупречной репутацией, имеющие высшее профессиональное образование и стаж работы в сфере экономической, финансовой, юридической, управленческой или предпринимательской деятельности не менее пяти лет.
Ответчик представил в суд отзыв за подписью генерального директора ОАО "НИИЭ", в котором было, в частности, указано, что решение собрания от 16 октября 2001 г. фактически отменено решением другого внеочередного собрания акционеров от 23 ноября 2001 г.
Представитель ответчика возражал против удовлетворения исковых требований и пояснил суду, что консолидация имела целью вытеснение мелких акционеров из акционерного общества.
Суд единогласно согласился с такими действиями ответчика, признал их законными, сославшись на ст. 74 ФЗ "Об акционерных обществах", и отказался удовлетворить исковые требования.
Кроме того, суд отказался удовлетворить ходатайство истца о направлении запроса о рассмотрении вопроса о противоречии п. 1 ст. 74 ФЗ "Об акционерных обществах" п. п. 1 и 3 ст. 35 Конституции РФ и ст. 209 ГК РФ, указав в своем решении, что это не входит в компетенцию арбитражного суда первой инстанции.
На решение суда по делу N А40-2946/03-56-14 истцом подана апелляционная жалоба.
Юрист
Ш.ГОЛАНД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Г. Викторова, Бизнес-адвокат n 19, 2003 г.) Игорный бизнес захотел больше прибыли, но ему не дали.  »
Общая судебная практика »
Читайте также