ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 22.07.2003 n 39647/98, 40461/98) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 12) По делу оспаривается правомерность действий государственного обвинения, выразившихся в том, что защите со ссылкой на государственные интересы не были предъявлены для ознакомления материалы дела, возможно, связанные с полицейской провокацией против подсудимого. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Edwards and Lewis - United Kingdom)
(N 39647/98 и 40461/98)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 22 июля 2003 года
(вынесено IV Секцией)
Обстоятельства дела
Первый заявитель был осужден по обвинению в совершении преступлений, связанных с наркотиками. Он был арестован в компании секретного сотрудника полиции, работавшего под легендой. Поскольку Эдвардс был единственным человеком, которому предъявили обвинение в совершении какого-то преступления, он подозревает, что другие участники преступления были также секретными сотрудниками полиции либо полицейскими агентами-осведомителями, действовавшими по указанию полиции. До начала судебного разбирательства дела государственный обвинитель уведомил защитника обвиняемого о том, что обвинение представило судье ходатайство ex parte <1> о том, чтобы разрешить государственному обвинению не предъявлять защите некоторые материалы дела для ознакомления. Судья, который изучил эти материалы в отсутствие защиты, заключил, что данные материалы как доказательства не окажут никакой помощи защите и что действительно важные государственные интересы диктуют необходимость непредставления этих материалов защите. Это постановление судьи было подтверждено судьей, назначенным председательствовать при рассмотрении дела по существу, после того, как он выслушал доводы защиты.
--------------------------------
<1> Ex parte (лат.) - здесь: в отсутствие другой стороны по делу (прим. перев.).
Председательствующий на процессе судья также отказал защите в ходатайстве об исключении из рассмотрения на процессе в качестве доказательств показаний секретного сотрудника полиции; защита мотивировала свое ходатайство тем, что заявителя спровоцировали на совершение преступления. Апелляционная жалоба, принесенная заявителем на обвинительный приговор суда, была отклонена Апелляционным судом, который исследовал материалы, не предъявленные защите.
Второй заявитель, который был осужден по обвинению в распространении поддельных денежных знаков, также утверждал, что на совершение преступления его спровоцировали секретные сотрудники полиции либо полицейские агенты-осведомители. Судья, заслушав ходатайство ex parte, заявленное государственным обвинением, о том, чтобы разрешить не предъявлять - ввиду необходимости охраны государственных интересов - защите некоторые материалы дела для ознакомления, отказался вынести распоряжение об ознакомлении защиты с этими материалами. Он также отказался исключать из рассмотрения на процессе в качестве доказательств показания секретных сотрудников полиции. В результате Льюис сделал суду заявление о признании себя виновным.
Вопросы права
По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Требования, заложенные в принципе справедливого судебного разбирательства, не допускают использование на суде доказательств, полученных в результате подстрекательства полицейских к совершению человеком преступления. В то время как в английском праве наличие провокации со стороны властей не образует существенного основания для защиты, нормы права, тем не менее, возлагают на судью обязанность - в случае наличия провокации - прекратить производство по делу со ссылкой на использование судебной процедуры в незаконных целях или исключить любое доказательство, полученное путем провоцирования преступления.
Европейский Суд не смог установить, имелась ли в данном деле провокация преступления в нарушение требований Статьи 6 Конвенции или нет, поскольку в настоящих делах соответствующая информация не была представлена. Европейскому Суду поэтому было важно исследовать порядок рассмотрения ходатайства защиты о признании факта наличия провокации со стороны полиции по каждому из дел; это важно для того, чтобы определить, были ли адекватно ограждены права стороны защиты.
Статья 6 Конвенции требует - в дополнение к уважению принципа состязательности судопроизводства и принципа равенства процессуальных возможностей сторон, - чтобы государственное обвинение предъявляло бы защите для ознакомления все значимые доказательства. Это право стороны защиты не абсолютно, и из него есть исключения, однако допустимы только такие меры, ограничивающие в этом смысле права защиты, каковые являются строго необходимыми. Более того, любые трудности, чинимые стороне защиты, должны быть в достаточной мере сбалансированы принимаемым в суде процессуальным порядком, который должен в максимально возможной степени отвечать требованиям состязательности судопроизводства и принципа равенства процессуальных возможностей сторон и включать в себя адекватные процессуальные гарантии права на защиту.
В своем Постановлении по делу "Джаспер против Соединенного Королевства" от 16 февраля 2000 г. Европейский Суд установил: считается, что гарантии Статьи 6 Конвенции соблюдены, если при рассмотрении дела судья, основываясь на полной осведомленности по всем вопросам, затрагиваемым делом, следовал сбалансированному подходу между интересами государства, затрагиваемыми делом, и правами, которыми наделена сторона защиты. Однако важно и то, что непредъявленные для ознакомления защитой материалы дела не фигурировали на самом процессе в качестве доказательств обвинения и не предъявлялись присяжным.
В настоящем деле, напротив, непредъявленные для ознакомления защитой доказательства имели отношение или, возможно, имели отношение к вопросам фактических обстоятельств дел, решение по которым принимал судья, председательствовавший при рассмотрении дела по существу. Ходатайства защиты об исключении доказательств как полученных посредством полицейской провокации имели определяющее значение, так как удовлетворение этих ходатайств привело бы к прекращению уголовного преследования, а непредъявленные для ознакомления защитой доказательства, возможно, имели отношение к фактам, связанным с этими ходатайствами.
Отказ в ознакомлении с соответствующими материалами дела лишил сторону защиты возможности в полной мере выдвинуть свои аргументы о наличии провокации преступления. Более того, судьи, которые отклонили доводы защиты о наличии провокации преступления, сами уже ознакомились с доказательствами обвинения, которые к данному вопросу могли иметь отношение. В этих обстоятельствах порядок производства по делу, которому следовали в суде, не отвечал требованиям состязательности судопроизводства и принципа равенства процессуальных возможностей сторон и не включал в себя адекватные процессуальные гарантии, необходимые для защиты интересов обвиняемого.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного морального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 22.07.2003 n 24209/94) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 12) По делу ставится вопрос о правомерности принудительного гинекологического обследования супруги заявителя во время ее нахождения под стражей. Допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также