[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Суд с продолжением.

Еще несколько лет назад среди руководителей предприятий бытовало мнение, что судиться с налоговой инспекцией - себе дороже. И большинство руководителей, хоть и жаловались на произвол налоговых органов, судиться с ними не спешили. Объясняли это тем, что во множестве инструкций и разъяснений по порядку взимания налогов очень трудно разобраться, а налоговая инспекция всегда найдет в своих бумагах палочку - выручалочку и докажет вину налогоплательщика.
Однако с принятием же Налогового кодекса налогоплательщик словно проснулся. Доступность документов о порядке взимания налогов, гарантированное право на защиту интересов, установленное Налоговым кодексом, повышение квалификации самих бухгалтеров, привлечение грамотных аудиторов позволили руководителям предприятий не только правильно перечислять налоги, но и защищать себя от произвола налоговиков.
Московская компания АО "Линтерин" еще в советское время приобрела известность как организация, через которую распределялись квоты на экспорт. Квалифицированный главный бухгалтер и два опытных аудитора тщательно следили за правильным и своевременным перечислением налогов. Доходы в бюджет от внешнеторговой деятельности предприятия поступали немалые.
Но, как оказалось, это не гарантировало компанию от нападок налоговой инспекции!
Нагрянула выездная налоговая проверка, которая проходила долго, мучительно, парализовала работу предприятия. По ее результатам был составлен акт, обязывающий уплатить одной только недоимки 2,5 млн. руб., да еще финансовые санкции.
С решением ИМНС по г. Москве АО "Линтерин" не согласилось. Возник спор по всем позициям акта. И началась тяжба по инстанциям, предусмотренным Налоговым кодексом РФ. На рассмотрение возражений по акту, жалоб в Московское управление МНС и МНС РФ время было потрачено впустую. Практика показывает, что позиция вышестоящих налоговых органов однозначно направлена на поддержку инспекций, как бы не правы последние ни были.
Часто приходится наблюдать добросовестное заблуждение налогового инспектора в силу его недостаточной подготовленности. Но трудно бывает понять людей, которые творят конкретное беззаконие сознательно, прикрываясь интересами государства и общества.
При проведении проверки в "Линтерине" инспекторы действовали исходя из старого, сложившегося в налоговых органах стереотипа. Они пришли с уверенностью, что на предприятии есть нарушения в уплате налогов, что необходимо любой ценой установить недоимку и начислить пени. А также передать материал в налоговую полицию о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя и главного бухгалтера. Что и было сделано.
И тогда осталась последняя надежда - на арбитражный суд, на адвоката.
Руководство предприятия опасалось принудительного взыскания налогов и пеней по акту путем направления в банк инкассового поручения для безакцептного списания. Из оборота могли уйти немалые суммы.
Вместе с исковым заявлением об обжаловании решений ИМНС в арбитражный суд было направлено ходатайство о запрещении ответчику - налоговой инспекции осуществлять действия по исполнению решения ИМНС, а именно: взыскивать недоимки и пени. Ходатайство судом было удовлетворено. Исполнительный лист о запрещении действий был передан в инспекцию по налогам и сборам.
К судебному заседанию по рассмотрению иска в арбитражном суде мы готовились особенно тщательно. Вместе с главным бухгалтером и двумя опытными аудиторами прорабатывали каждую позицию акта налоговой инспекции. Были подготовлены все выписки из инструкций и законов, доказывающие неправомерность акта. Просчитаны все возможные варианты возражений представителя налоговой инспекции и все вопросы к истцу.
Арбитражный суд г. Москвы признал решение ИМНС недействительным. Однако другая сторона обжаловала его в кассационном порядке. И вновь тщательная подготовка, возражения на жалобу в отзыве.
Федеральный арбитражный суд Московского округа оставил решение Арбитражного суда г. Москвы без изменения, а кассационную жалобу ИМНС - без удовлетворения. Но и это был не конец.
Налоговая инспекция упорно отказывалась исправлять в лицевом счете предприятия насчитанные недоимки, пени и штрафы, несмотря на вступившее в законную силу решение суда и предъявленные исполнительные листы. Вот тогда свою роль сыграло определение суда о запрете безакцептного списания недоимок и пени по акту со счета предприятия! Не будь его, деньги уже были бы списаны, и возвратить их даже при наличии решения было бы не легко.
Дальше налоговая инспекция проявила необыкновенную изобретательность! Сняла с лицевого счета задолженности согласно исполнительным листам арбитражного суда, но начислила пеню за период судебного спора. При этом ни акта проверки, ни требования об уплате недоимки и пени, ни решения вынесено не было. И когда главный бухгалтер попросила произвести сверку, ей представили акт сверки, в котором не отражались данные о возникновении задолженности и времени их возникновения. На просьбу предоставить копию лицевого счета был получен ответ от налоговой инспекции: он является секретным.
Руководство предприятия решило перейти в другую налоговую инспекцию, вместе с долгами. Но новая налоговая инспекция не могла исполнить решение суда, адресованное прежней инспекции. Новый суд был неизбежен.
Снова предъявили иски к старой налоговой инспекции: о признании недействительными действий ИМНС в связи с неправомерным начислением пеней по налогу на добавленную стоимость. И такое бывает: задолженности нет, а пени начислены. То есть в период судебных тяжб налоговая инспекция начисляла пени на оспариваемую в суде недоимку. Недоимка признана неправомерной, а пени налоговая отказалась снимать. Более того, проиграв дела в Арбитражном суде г. Москвы, подала кассационные жалобы в Федеральный арбитражный суд Московского округа. Но суд подтвердил правильность вынесенных решений. Новая налоговая инспекция внесла коррективы в лицевой счет.
Часто приходится читать о том, что общественная польза сделала из налоговых законов орудие произвола. Проявляется такой произвол в волчьих нравах налоговых органов, в умышленных нарушениях, допускаемых налоговиками, в бессилии арбитражного суда именем закона восстановить справедливость.
С последним утверждением позволю себе не согласиться.
Так, если в прошлом мне довелось в нормативной базе встретить Письмо Госналогслужбы с грифом "С Высшим Арбитражным Судом согласовано", рекомендующее нижестоящим подразделениям смело оформлять иски в суды о взыскании пени, недоимки и штрафы, то теперь, в период действия Налогового кодекса, я еще ни разу не столкнулась с необъективностью со стороны арбитражного суда любой инстанции при рассмотрении спора с участием налоговых органов.
Теперь, с введением в действие нового Арбитражного процессуального кодекса, появилось еще больше возможностей для защиты прав налогоплательщика. Это - предварительные обеспечительные меры, установленные восьмой главой. Возможность наложения арестов и запретов по ходатайству заявителя до подачи в суд искового заявления позволит не допустить безакцептных списаний недоимки и пени со счета предприятия.
Хорошим дисциплинирующим фактором явится также отнесение расходов на оплату услуг представителя, понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, на лицо, проигравшее дело. И налоговые органы здесь не являются исключением. То есть если решением суда установлено, что налоговой инспекцией нарушен закон, то ей придется раскошелиться.
Всегда уверена в одном: успеху выиграть процесс способствует знание и умелое применение законов.
Адвокат
Адвокатской палаты
г. Москвы
Л.РОМАНЧЕНКО

[ВОПРОС-ОТВЕТ] Сотрудница предприятия взяла в банке процентный кредит. Процент по кредиту превышал ставку рефинансирования ЦБ РФ, т.е. материальной выгоды не было. При погашении кредита и процентов по нему помощь ей оказывал сын. Кредит гасила сотрудница от своего имени. Суммы погашения кредита и проценты по кредиту не превышали 10000 долларов. Надо ли об этом сообщать в ИМНС и представлять сведения на доход сына? Надо ли сотруднице заполнять декларацию о доходах?  »
Общая судебная практика »
Читайте также