[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1-022/02 от 01.08.2002] Об изменении приговора и исключении излишне вмененной осужденному части первой статьи 105 УК РФ.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 августа 2002 года
N 1-022/02
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании 1 августа 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Назарова Е.Е., его защитника адвоката Кузина Е.Н. на приговор Московского окружного военного суда от 1 ноября 2001 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 3485 сержант Назаров Евгений Евгеньевич, родившийся 24 сентября 1974 года в г. Сургуте Тюменской области, русский, со средним образованием, женатый, имеющий на иждивении ребенка в возрасте 8 лет, ранее не судимый, призванный на военную службу в декабре 1997 года, осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы; по п. п. "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 313 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему определено путем частичного сложения назначенных наказаний - 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Гражданский иск военного прокурора в пользу Коломенского территориально - медицинского объединения в размере 890 рублей удовлетворен полностью.
Заслушав доклад генерал - майора юстиции Коронца А.Н., объяснение адвоката Кузина В.Н. в обоснование доводов, изложенных в кассационной жалобе, и заключение военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры подполковника юстиции Ластовского В.Ф., предложившего исключить из приговора ч. 1 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений назначить Назарову Е.Е. наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет в ИК строгого режима, Военная коллегия
установила:
согласно приговору Назаров признан виновным в убийстве, в убийстве, совершенном неоднократно и с целью скрыть другое преступление, и в побеге из-под стражи, лицом, находящимся в предварительном заключении.
Как указано в приговоре, эти преступные действия осужденный совершил при следующих обстоятельствах.
Назаров вечером 6 октября 1998 года, желая оградить сына от негативного влияния жены Назаровой (Казанцевой) Татьяны, с которой у него фактически прекратились отношения, и ее сожителя Ракчеева, решил отговорить ее от намерения забрать сына от бабушки, занимавшейся воспитанием ребенка. С этой целью, взяв для возможной самозащиты гладкоствольное помповое ружье и зарядив его семью патронами, он пошел домой к Ракчееву, где проживала Назарова. После разговора с женой, в ходе которого она заявила, что вопреки просьбам Назарова она заберет сына от матери и будет сама воспитывать его, при выходе из дома его толкнул в плечо Ракчеев.
Возмутившись этим, Назаров ударил Ракчеева ногой в живот, а затем выстрелил в него из ружья. После падения последнего на пол осужденный произвел еще один выстрел ему в голову.
Убив Ракчеева, Назаров вернулся в комнату, где находилась его жена, и, выстрелив три раза, убил и ее.
Затем, увидев вышедшую из своей комнаты гражданку Ракчееву и желая скрыть совершенные им ранее преступления, Назаров решил убить и ее. С этой целью он произвел в Ракчееву два выстрела, в результате которых ей были причинены сквозные огнестрельные ранения головы и шеи с повреждением костей свода и основания черепа, от которых она в тот же день скончалась в больнице.
Собрав гильзы, Назаров покинул дом и убыл в часть.
При рассмотрении дела в Московском окружном военном суде 27 июля 1999 года осужденный во время перерыва в судебном заседании бежал из-под стражи.
В кассационных жалобах Назаров и его защитник - адвокат Кузин, не оспаривая доказанность совершенного осужденным преступления, считают приговор незаконным и необоснованным в части квалификации действий Назарова и в части назначенного ему наказания.
В обоснование этого осужденный и его защитник указывают, что судом необоснованно было отклонено ходатайство защиты о назначении и проведении в отношении Назарова дополнительной судебной психолого - психиатрической экспертизы другим составом экспертов.
Осужденный и его защитник считают, что положенное в основу приговора заключение комплексной судебной психолого - психиатрической экспертизы вызывает сомнение, поскольку в его выводах содержатся противоречия.
Кроме того, не принята во внимание длительность промежутка времени, прошедшего между содеянным Назаровым, дачей экспертного заключения и временем рассмотрения дела в суде. Назаров и его адвокат Кузин также считают, что суд не дал надлежащей оценки показаниям матери Назарова о том, что ее сын находился в длительной психотравмирующей ситуации, у него наблюдались травмы головы, имелось заболевание - нейродермит и в последнее время наблюдались странности в поведении, выражавшиеся в непоследовательном изложении своих мыслей и нервозном состоянии во время свиданий.
При таких обстоятельствах, делается вывод в кассационных жалобах, отказывая в назначении дополнительной судебной психолого - психиатрической экспертизы другим составом экспертов, суд нарушил право на защиту Назарова и не исследовал все обстоятельства дела в ходе судебного следствия, поскольку данные о личности осужденного, его психическом состоянии как на момент совершения преступления, так и на момент рассмотрения дела в суде, остались не выяснены в полном объеме.
Помимо изложенного, Назаров при рассмотрении его жалобы просит учесть тяжелую семейную ситуацию, поскольку его малолетнего сына в данный момент воспитывает нетрудоспособная теща.
В заключение кассационных жалоб Назаров и его защитник просят приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение с целью проведения по делу дополнительной комплексной судебной психолого - психиатрической экспертизы.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о виновности Назарова в убийстве, совершенном неоднократно и с целью скрыть другое преступление, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые полно и правильно изложены в приговоре и не вызывают сомнений в своей достоверности.
Помимо личного признания, виновность Назарова в убийстве Ракчеева И., Назаровой Т. и Ракчеевой К. подтверждается показаниями свидетелей Казанцевой И.Н., Казанцевой О.В., Якиной О.В., содержанием протоколов осмотра места происшествия, заключениями судебно - медицинских и криминалистических экспертиз.
При этом суд правомерно исходил из совокупности собранных по делу доказательств, характеризующих способ совершения преступлений, характер и локализацию ранений, а также предшествующего преступлению и последующего поведения виновного.
По делу установлено, что Назаров на почве личных неприязненных взаимоотношений умышленно с близкого расстояния дважды выстрелил в голову Ракчеева И., в результате чего наступила его смерть. Далее осужденный после убийства Ракчеева на почве личных неприязненных отношений с целью лишения жизни произвел три выстрела из ружья в свою жену, в том числе дважды в голову, в результате чего наступила ее смерть. В последующем Назаров с целью сокрытия ранее совершенных убийств Ракчеева И. и Назаровой Т. умышленно с близкого расстояния произвел два выстрела в голову Ракчеевой К., причинив ей смерть. Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об умышленном характере действий Назарова.
Квалификация преступных действий Назарова по п. п. "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной, а назначенное ему наказание по этой статье Уголовного кодекса соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного.
Утверждение осужденного о том, что он совершил убийство трех человек в состоянии аффекта, проверялось судом первой инстанции и обоснованно было отвергнуто как противоречащее фактическим обстоятельствам дела.
При этом вопреки утверждению в жалобах осужденного и его защитника, суд обоснованно положил в основу приговора заключение проведенной в Государственном научном центре экспертизы, данное комиссией высококвалифицированных специалистов в области психологии и психиатрии.
Согласно вышеуказанному заключению в период, предшествовавший совершению преступления, для Назарова сложилась длительная психотравмирующая ситуация, обусловленная конфликтными взаимоотношениями с женой и его беспокойством за воспитание сына. Угроза неблагоприятного воздействия на ребенка его матери в связи с ее постоянной алкоголизацией являлась источником психотравмирующих переживаний. К моменту совершения преступления Назаров был повышенно чувствителен к любым психотравмирующим воздействиям в сфере семейных взаимоотношений, у него отмечался пониженный порог фрустрации. Указанное состояние нашло отражение в последующем поведении Назарова и обусловило нарушение селективности при выборе адекватных средств достижения своих целей, снизило его способность к конструктивному разрешению проблемы, затруднило поиск иных, не силовых вариантов его преодоления.
В то же время данное состояние не носило характера физиологического аффекта и не оказывало существенного влияния на поведение Назарова в исследуемой ситуации, о чем свидетельствует сохранность произвольной саморегуляции деятельности при совершении им агрессивных действий, ее сложная организация, дифференцированная оценка внешних факторов и изменяющихся параметров, адекватное осмысление достигнутых результатов, целенаправленность, упорядоченность поведения после совершения преступления.
Данное заключение компетентно, научно обоснованно, согласуется с материалами дела и соответствует поведению осужденного до, во время и после вмененных ему в вину действий и, вопреки доводам осужденного и его адвоката, противоречий не содержит.
Что же касается заявления Назарова и его защитника о том, что судом не принята во внимание длительность промежутка времени, прошедшего между содеянным Назаровым, дачей экспертного заключения и временем рассмотрения дела в суде, то оно представляется надуманным. Это заключение оценивает психическое и психологическое состояние на момент совершения вмененных ему преступных действий и оценивает его состояние до, на момент и после их совершения. Кроме того, период действия заключений психолого - психиатрических экспертиз законом не определен.
Не соответствуют действительности и утверждения осужденного и его защитника о том, что суд не дал надлежащей оценки показаниям матери Назарова о том, что ее сын находился в длительной психотравмирующей ситуации, у него наблюдались травмы головы, имелось заболевание - нейродермит и в последнее время наблюдались странности в поведении, выражавшиеся в непоследовательном изложении своих мыслей и нервозном состоянии во время свиданий. Данные обстоятельства были известны комиссии Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского и учитывались при даче заключения о вменяемости Назарова в момент инкриминированных ему деяний.
Вместе с тем Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что Назарову необоснованно предъявлено обвинение, кроме п. п. "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, еще и по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку убийство Ракчеева, а затем и Назаровой охватывается квалифицирующим признаком п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство, совершенное неоднократно, поэтому осуждение его еще и по ч. 1 ст. 105 УК РФ является излишним.
В соответствии с изложенным и руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 369, п. 4 ч. 1 ст. 378, п. 3 ст. 379, п. 2 ст. 382 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
приговор Московского окружного военного суда от 1 ноября 2001 г. в отношении Назарова Евгения Евгеньевича изменить:
исключить излишне вмененную ему ч. 1 ст. 105 УК РФ;
считать Назарова Е.Е. осужденным:
по ст. 105, ч. 2, п. п. "к", "н", УК РФ к 15 годам лишения свободы;
по ч. 1 ст. 313 УК РФ к 2 годам лишения свободы;
в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание определить путем частичного сложения назначенных наказаний - 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части приговор Московского окружного военного суда от 1 ноября 2001 года оставить без изменения.
Судья
Верховного Суда
Российской Федерации
А.Н.КОРОНЕЦ
Секретарь
Н.СМИЛЯНЕЦ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 74-В02пр-2 от 31.07.2002 Дело о нарушении таможенных правил юридическим лицом с иностранными инвестициями по спору иностранного инвестора, возникшему в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельностью на территории РФ, подведомственно суду общей юрисдикции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также