[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 31пв02 от 31.07.2002] Дело по заявлению о признании результатов выборов депутата Государственной Думы РФ недействительными направлено на новое рассмотрение, так как в случае если Конституционный Суд РФ признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции РФ, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 31 июля 2002 г. N 31пв02
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Лебедева В.М.,
членов Президиума - Радченко В.И.,
Верина В.П.,
Меркушова А.Е.,
Сергеевой Н.Ю.,
Смакова P.M.,
Вячеславова В.К.,
Попова Г.Н.,
с участием заместителя Генерального прокурора
Российской Федерации - Кехлерова С.Г.
рассмотрел по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И. Радченко гражданское дело по заявлению Траспова Александра Михайловича о признании результатов выборов депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва по Ставропольскому одномандатному округу N 55 недействительными.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Маслова A.M., объяснения Траспова A.M., просившего протест удовлетворить и вынести новое решение о признании недействительными результатов выборов депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва по Ставропольскому одномандатному избирательному округу N 55, объяснения представителя Центральной избирательной комиссии Галушко И.В. (доверенность в деле), просившего при рассмотрении дела применить Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлерова, полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
Траспов A.M. обратился в суд с заявлением о признании недействительными результатов выборов депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва по Ставропольскому одномандатному избирательному округу N 55, состоявшихся 19 декабря 1999 года, сославшись на то, что постановлениями окружной избирательной комиссии ему было отказано в регистрации кандидатом в депутаты указанного уровня. Однако впоследствии эти постановления решениями судов признаны недействительными.
Траспов A.M. полагает, что его избирательные права нарушены тем, что он не мог осуществить свое конституционное право быть избранным в органы государственной власти, а избиратели - выразить свое волеизъявление, что существенно повлияло на результаты выборов, и нельзя с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.
Решением Ставропольского краевого суда от 15 сентября 2000 года постановлено: в удовлетворении заявления Траспова A.M. о признании результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва по Ставропольскому одномандатному избирательному округу N 55, состоявшихся 19 декабря 1999 года, недействительными отказать.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2000 года решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба Траспова A.M. - без удовлетворения.
В протесте, внесенном первым заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене решения Ставропольского краевого суда от 15 сентября 2000 г. и определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2000 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с неправильным применением норм материального права.
Обсудив доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.
Отказывая в удовлетворении заявления, суд сослался на то, что отказ Траспову A.M. в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации признан нарушением, допущенным в ходе избирательной кампании, но оно не является таким, которое не позволяло бы с достоверностью определить волю избирателей. Избирательная комиссия располагала итогами волеизъявления 290440 избирателей и потому правомерно утвердила итоги проведенных выборов, с достоверностью указывающие на избрание Ивера В.М. депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.
Заявление Траспова A.M. о проверке конституционности отдельных положений ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" было принято к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации.
Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2002 года постановлено: признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 3 (части 1, 2 и 3), 32 (части 1 и 2) и 46 (части 1 и 2) содержащиеся в пункте 3 статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и пункте 3 статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" положения, которые при незаконном отказе в регистрации кандидата ограничивают полномочия суда по отмене итогов голосования, результатов выборов и выявлению адекватности отражения в них реальной воли избирателей, подменяя такое выявление формальным определением достоверности результатов волеизъявления избирателей, принявших участие в голосовании, чем умаляются и ограничиваются избирательные права и право граждан на судебную защиту.
В силу ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке. В этой связи опротестованные судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении суду надлежит с учетом изложенного тщательно проверить доводы заявителя, уточнив его требования, определить адекватные формы и способы защиты пассивного и активного избирательного права, обсудить вопросы о том, возможно ли проведение повторных выборов в целях восстановления пассивного избирательного права заявителя, имеются ли другие способы восстановления или компенсации нарушения избирательных прав.
В зависимости от добытых данных, дав им надлежащую оценку, в соответствии с требованиями действующего законодательства постановить решение.
На основании п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР Президиум Верховного Суда Российской Федерации
постановил:
решение Ставропольского краевого суда от 15 сентября 2000 г., определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2000 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
------------------------------------------------------------------
Определением Верховного Суда РФ от 21.01.2003 N 19-Г03-1 оставлено в силе решение Ставропольского краевого суда от 15.11.2002, которым в удовлетворении заявления отказано.
------------------------------------------------------------------

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 31.07.2002 n 234/2001) МКАС удовлетворил требования о взыскании основного долга по договору, так как материалами дела подтверждается, что истец выполнил свои обязательства по осуществлению контроля за состоянием и порядком пользования заложенным имуществом, предусмотренные договором, а ответчик не оплатил выставленные истцом счета.  »
Общая судебная практика »
Читайте также