[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 06.06.2002 n 162/2001)] (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001-2002 гг., Статут, 2004) Отказ от удовлетворения претензии об уплате денежной суммы не может служить основанием для утверждения о признании ответчиком существования долга и рассматриваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о признании долга и, как следствие этого, влекущего перерыв срока исковой давности.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
1. Отказ от удовлетворения претензии об уплате соответствующей суммы не может служить основанием для утверждения о признании ответчиком существования долга и рассматриваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о признании долга и, как следствие этого, влекущего перерыв срока исковой давности по ст. 203 ГК РФ.
Дело N 162/2001. Решение от 06.06.2002
Иск был предъявлен итальянской фирмой (подрядчик) к российскому органу управления (заказчик) в связи с неполной оплатой стоимости выполненных работ по договору строительного подряда, заключенному сторонами 21 марта 1997 г. Работы были приняты заказчиком от подрядчика по акту от 26 сентября 1997 г. В мае 1998 г. заказчик предложил подрядчику расторгнуть контракт, с чем подрядчик согласился, но предложил заказчику погасить задолженность за выполненные работы и возместить расходы, связанные с расторжением контракта. Письмом от 4 августа 1998 г. заказчик отказался от оплаты работ и расходов по закрытию контракта. Требования истца включали: погашение суммы основного долга (включавшей оплату дополнительно произведенных работ), уплату процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещение расходов по закрытию контракта и расходов по арбитражному сбору. Требование об уплате процентов годовых истцом было предъявлено вместо договорной неустойки за просрочку платежа, предусмотренной контрактом, размер которой, как указал истец в исковом заявлении, является завышенным (9% от суммы платежа за каждый полный месяц просрочки).
Ответчик иска не признал. Им было заявлено, что истцом пропущен срок исковой давности, установленный законом, в связи с чем он просил в иске отказать.
По мнению истца, срок исковой давности им пропущен не был (иск был предъявлен 3 августа 2001 г.), поскольку 4 августа 1998 г. имело место признание долга ответчиком.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ рассматривать настоящий спор предусмотрена арбитражной оговоркой заключенного сторонами контракта от 21 марта 1997 г. (ст. 17) и спорящими сторонами не оспаривается.
2. Статья 17 контракта сторон содержит их договоренность о применении по спорам, возникшим из данного контракта, материального права Российской Федерации. Исходя из этого, МКАС, руководствуясь п. 1 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", признал, что настоящий спор подлежит разрешению в соответствии с нормами избранного сторонами российского права, каковым является ГК РФ.
3. Ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности по предъявленному к нему требованию, и это заявление ответчика должно быть МКАС рассмотрено.
Нормы исковой давности предусмотрены гл. 12 ГК РФ (ст. ст. 195 208), причем согласно ст. 196 ГК РФ общий срок давности установлен в три года. В силу п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Сроки исковой давности и порядок их исчисления являются согласно праву РФ нормами императивными и подлежат строгому применению.
4. Представитель истца ссылался на письмо ответчика от 4 августа 1998 г., в котором, по мнению истца, ответчик, отказываясь от оплаты выполненных работ, тем самым признал существование долга, что согласно ст. 203 ГК РФ прерывает течение срока исковой давности, после чего течение срока давности начинается заново.
Ответчик возражал против такого понимания его письма от 4 августа 1998 г. и утверждал, что оно, напротив, свидетельствует об его отказе выполнить требования, заявленные истцом. Таким образом, МКАС должен дать правовую оценку письма ответчика от 4 августа 1998 г.
5. Анализ текста письма от 4 августа 1998 г., на которое ссылается представитель истца, дает арбитражу достаточные основания считать, что ни из содержания, ни из редакции этого письма факт признания ответчиком долга не вытекает. Более того, в своем письме от 4 августа 1998 г. ответчик пишет буквально следующее: представленная Вами претензия ... не может быть принята.
Каких-либо других письменных или иных доказательств, свидетельствующих о признании ответчиком долга или приостановлении течения срока давности, что допускается ст. 202 ГК РФ, истец не представил.
Руководствуясь ст. ст. 196, 199, 203 ГК РФ, МКАС находит, что по требованию истца исковая давность в три года пропущена, поскольку она начинает течь спустя 30 дней после приемки работ, которая состоялась 26 сентября 1997 г., и на момент заявления иска (3 августа 2001 г.) истекла. Поэтому оснований для удовлетворения заявленного иска нет, и он должен быть отклонен.
6. Согласно п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 133-О от 06.06.2002] В принятии жалобы на нарушение конституционных прав положениями пункта 2 статьи 11 и пункта 6 статьи 83 Налогового кодекса РФ отказано, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона О Конституционном Суде Российской Федерации, в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду РФ неподведомственно.  »
Общая судебная практика »
Читайте также