ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (подготовлен ЗАО Юринформ В) Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров по крупным сделкам и сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность (применение статей 78 - 79, 81 - 84 Федерального закона Об акционерных обществах), за июнь 2004 г. - май 2005 г., часть ii

ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ
ПО КРУПНЫМ СДЕЛКАМ И СДЕЛКАМ, В СОВЕРШЕНИИ КОТОРЫХ
ИМЕЕТСЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ
(ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЕЙ 78 - 79, 81 - 84 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ"),
за июнь 2004 г. - май 2005 г.
ЧАСТЬ II
------------------------------------------------------------------

См. также часть I Обзора.
См. также часть III Обзора.
------------------------------------------------------------------
Правообладатель:
ЗАО "Юринформ В"
При подготовке обзора отобран и прокомментирован 31 судебный акт.
Рассматривались только вступившие в силу решения.
1. Постановление
ФАС Западно-Сибирского округа
от 02.03.2005 N Ф04-538/2005(8574-А27-5)
Суд не принял заявления ответчика о применении срока исковой давности при рассмотрении иска о признании недействительной сделки, в которой имелась заинтересованность, в связи с тем, что с учетом особенности процедуры оспаривания заключенных организацией-банкротом сделок, закрепленных статьей 103 ФЗ N 127, которая заключается в том, что иски о признании недействительными сделок с заинтересованностью конкурсный управляющий предъявляет не от имени общества, а от своего собственного имени, срок исковой давности начинает течь с момента, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о спорной сделке. Суд отказал в применении срока исковой давности, поскольку с момента начала конкурсного производства и до даты предъявления конкурсным управляющим иска прошло менее одного года.
Комментарий.
Конкурсный управляющий ОАО "Сибэнергозащита" С. обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества от 12 марта 2001 года N 32 и применении последствий недействительности сделки. До принятия решения по делу С. свои исковые требования уточнил, просил признать недействительной государственную регистрацию перехода права собственности на объекты недвижимости, переданные ответчику по спорному договору.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением апелляционной инстанции этого же суда от 22.12.2004 указанное решение изменено в части возврата долга в размере 3462000 рублей. Федеральный арбитражный суд постановление апелляционной инстанции оставил в силе.
При рассмотрении иска было установлено следующее.
12 марта 2001 года ОАО "Сибэнергозащита" и ЗАО "Сибэнерготеплоизоляция" заключили договор купли-продажи недвижимого имущества N 32, в соответствии с которым ОАО передало в собственность ЗАО несколько объектов недвижимого имущества общей площадью свыше четырех тысяч квадратных метров по цене 2885000 рублей (без налога на добавленную стоимость). Право ЗАО на недвижимое имущество, явившееся предметом спорной сделки, было зарегистрировано в Едином реестре прав на недвижимое имущество.
22 декабря 2003 года Арбитражный суд Кемеровской области возбудил производство по делу о несостоятельности (банкротстве) ОАО "Сибэнергозащита".
Решением суда от 5 мая 2004 года ОАО "Сибэнергозащита" признано несостоятельным (банкротом), и в отношении его было открыто конкурсное производство. Определением от 5 мая 2004 года конкурсным управляющим утвержден С.
Датой обращения конкурсного управляющего с иском к ЗАО "Сибэнерготеплоизоляция" о признании договора N 32 от 12 марта 2001 года недействительным является 20 июля 2004 года.
При рассмотрении иска конкурсного управляющего были выявлены две основные проблемы, которые, как представляется, не получили удовлетворительного объяснения в комментируемом постановлении.
Первая проблема связана с тем, что спорный договор был отнесен судом к числу сделок, в которых имеется заинтересованность. Такой вывод можно сделать на том основании, что Федеральный арбитражный суд признал установленным, что при заключении спорного договора были нарушены требования статьи 83 ФЗ "Об акционерных обществах".
Вторая проблема связана с определением срока исковой давности по заявленному иску.
Особенность комментируемого дела заключается в том, что спорные правоотношения (в том числе в части признания недействительными сделок с заинтересованностью) регулируются не только законодательством об акционерных обществах, но и положениями законодательства о несостоятельности (банкротстве).
Кроме того, трудности рассмотрения возникшего спора усугубляются тем, что в момент заключения оспариваемого договора действовал Федеральный закон N 6-ФЗ от 8 января 1998 года "О несостоятельности (банкротстве)", а в момент предъявления иска процедура банкротства (в том числе в части оснований для предъявления конкурсным управляющим исков о признании недействительными сделок с заинтересованностью) регулировалась иным законодательным актом - Федеральным законом N 127-ФЗ от 26 октября 2002 года "О несостоятельности (банкротстве)". В связи с этим возникает вопрос, какой закон подлежит применению в части, касающейся положений о недействительных сделках. Как следует из комментируемого постановления, суды первой, апелляционной инстанций, а также Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа при рассмотрении иска приняли во внимание утверждение конкурсного управляющего о том, что нормы, аналогичные статье 103 ФЗ N 127-ФЗ, содержались и в Законе N 6-ФЗ. Однако данное утверждение какими-либо ссылками на конкретные статьи упомянутых законов не было подкреплено. Для подтверждения правильности (или установления ошибочности) данного утверждения конкурсного управляющего необходимо сравнить соответствующие положения двух законов (Закона N 6-ФЗ и Закона N 127-ФЗ).
Согласно статье 78 Федерального закона N 6-ФЗ от 8 января 1998 года (действовавшей в момент заключения спорного договора) сделка должника, совершенная должником с заинтересованным лицом, может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам были или могут быть причинены убытки.
Права конкурсного управляющего на предъявление исков о признании недействительными сделок должника по действующему в настоящее время законодательству о банкротстве вытекают из статей 103 и 129 Федерального закона N 127-ФЗ от 26 октября 2002 года "О несостоятельности (банкротстве)". Согласно пункту 3 статьи 129 указанного Закона конкурсный управляющий, в частности, вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником, в том числе по основаниям, предусмотренным статьей 103 Закона. В свою очередь, статья 103 (пункт 2) устанавливает, что сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается недействительной по заявлению конкурсного управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки. При этом пункт 4 статьи 129, в частности, устанавливает, что в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 103, конкурсный управляющий предъявляет иски о признании сделок недействительными или о применении последствий недействительности ничтожной сделки от своего имени.
Таким образом, сопоставление статьи 78 Федерального закона N 6-ФЗ от 8 января со статьями 103 и 129 Федерального закона N 127-ФЗ от 26 октября 2002 года позволяет прийти к следующим выводам. Во-первых, применительно к рассматриваемой ситуации (в части оснований признания недействительными сделок с заинтересованностью) нормы данных законов аналогичны. Во-вторых, поскольку производство по делу о банкротстве ОАО "Сибэнергозащита" возникло после вступления в силу Федерального закона N 127-ФЗ, при рассмотрении возникшего спора в части полномочий конкурсного управляющего следует руководствоваться положениями Закона N 127-ФЗ, несмотря на то, что спорные правоотношения возникли до вступления его в силу (пункт 1 статьи 233 Закона). В-третьих, положения о применении срока исковой давности должны применяться с учетом того, что иски о признании недействительными сделок с заинтересованностью конкурсный управляющий предъявляет от своего собственного имени. Это означает, что течение срока исковой давности должно исчисляться со дня, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о спорной сделке. То есть срок исковой давности должен исчисляться не ранее даты начала процедуры конкурсного производства. Именно на такой позиции по данному вопросу стоит и Высший Арбитражный Суд. Эта позиция Высшего Арбитражного Суда нашла свое отражение, в частности, в постановлениях ВАС РФ от 9 декабря 2003 года N 12258/03 и N 10208/03.
Отсюда следует важный, хотя и спорный с точки зрения интересов устойчивости хозяйственного оборота, вывод. Получается, что конкурсный управляющий вправе выйти с иском о признании недействительной любой сделки с заинтересованностью, независимо от времени, когда соответствующая сделка была совершена. При этом конкурсному управляющему необходимо выполнить одно-единственное условие: иск должен быть предъявлен в течение года с момента начала конкурсного производства. Кстати, комментируемое дело служит наглядной иллюстрацией к этому: спорная сделка была заключена в марте 2001 года, а иск предъявлен в июле 2004 года. При этом с большой долей вероятности можно предположить, что в момент заключения оспариваемого договора признакам банкротства ОАО "Сибэнергозащита" еще не отвечало, то есть об интересах будущих кредиторов в указанный период и речи не могло быть. В-четвертых, из статьи 103 Закона N 127-ФЗ следует, что право конкурсного управляющего предъявлять иски о признании недействительными сделок с заинтересованностью отличается по своему содержанию от соответствующего права, которым обладают акционеры и сами общества в силу статей 81 - 84 ФЗ "Об акционерных обществах". Права конкурсного управляющего существенно ограничены по сравнению с соответствующими правами акционеров и самих обществ: так, если акционер или само акционерное общество могут предъявлять иски о признании недействительными любых сделок с заинтересованностью, отвечающих признакам, закрепленным в статье 81 Федерального закона "Об акционерных обществах", то конкурсный управляющий может оспаривать лишь те сделки с заинтересованностью, в которых заинтересованное лицо является стороной. Более того, для удовлетворения иска конкурсный управляющий должен доказать, что такая сделка не только совершена с нарушением установленного Федеральным законом "Об акционерных обществах" порядком, но и то, что в результате исполнения такой сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.
В комментируемом случае конкурсный управляющий пришел к выводу, что стоимость недвижимого имущества, являющегося его предметом, занижена в несколько раз. Суд согласился с ним в этой части (хотя комментируемое постановление не содержит доводов, по которым суд пришел к такому выводу). То есть судом был установлен один из важнейших признаков сделки с заинтересованностью, дающий конкурсному управляющему право на иск (возможность причинения убытков кредиторам). Вместе с тем вывод суда о том, что спорный договор может быть отнесен к числу сделок с заинтересованностью, вызывает сомнения, которые основаны на следующем.
Какого-либо специального определения сделки, в которой имеется заинтересованность, законодательство о банкротстве не содержит. Единственное уточнение, касающееся того, при каких обстоятельствах иск арбитражного управляющего может быть удовлетворен, содержится, как уже было указано, в статье 103 ФЗ N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" - согласно этой норме иск может быть удовлетворен лишь при условии, если сделка с заинтересованностью, заключенная с нарушением установленного порядка, влечет за собой причинение (или возможность причинения) убытков кредиторам или должнику. Это означает, что при квалификации соответствующих сделок в качестве сделок с заинтересованностью следует руководствоваться положениями статей 81 - 84 Федерального закона "Об акционерных обществах", в которых дается общее понятие о сделках с заинтересованностью.
Согласно пункту 1 статьи 81 ФЗ "Об акционерных обществах" заинтересованными в совершении сделки могут признаваться: члены совета директоров акционерного общества; лица, осуществляющие функции единоличного исполнительного органа общества (в том числе функции управляющей организации или управляющего); члены коллегиального исполнительного органа общества; акционеры общества, имеющие совместно со своими аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества; а также лица, имеющие право давать обязательные для общества указания.
При рассмотрении комментируемого дела суды всех инстанций пришли к выводу, что заинтересованным лицом в совершении спорной сделки является ЗАО "Сибэнерготеплоизоляция", являющееся 100-процентным дочерним обществом открытого акционерного общества "Сибэнергозащита". Поскольку дочерние акционерные общества не отнесены к числу лиц, которые могут быть заинтересованы в сделке, вывод судебных инстанций о том, что спорный договор является сделкой с заинтересованностью, представляется ошибочным независимо от того, было ли спорное недвижимое имущество продано по заниженной цене или нет.
Требует дополнительного обоснования и вопрос о том, почему суды не признали срок исковой давности пропущенным, о чем в суде (до вынесения решения по существу) заявил ответчик.
Согласно статье 84 ФЗ "Об акционерных обществах" и статье 103 Федерального закона N 127-ФЗ от 26 октября 2002 года "О несостоятельности (банкротстве)" сделки с заинтересованностью относятся к числу оспоримых, срок исковой давности по которым равен одному году (пункт 2 статьи 181 ГК РФ). В комментируемом случае спорный договор был заключен 12 марта 2001 года, а иск предъявлен 20 июля 2004 года, то есть спустя более трех лет с момента заключения договора. Как уже отмечалось, с учетом особенности процедуры оспаривания заключенных организацией-банкротом сделок, закрепленных статьей 103 ФЗ N 127, которая заключается в том, что иски о признании сделок с заинтересованностью конкурсный управляющий предъявляет не от имени общества, а от своего собственного имени, срок исковой давности начинает течь с момента, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о спорной сделке. Поэтому, как представляется, срок должен исчисляться с момента введения соответствующей процедуры в рамках банкротства, то есть с момента принятия решения о начале конкурсного производства. Вместе с тем при наличии определенных обстоятельств срок исковой давности может исчисляться и с более поздней даты. Такое возможно, например, в случаях, когда по каким-либо причинам объективного характера конкурсный управляющий не имел возможности ознакомиться с соответствующими документами, относящимися к спорной сделке.
В рассматриваемом случае ситуация выглядит следующим образом: конкурсный управляющий узнал (или должен был узнать) о спорном договоре

ПРИКАЗ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РФ n 76 от 14.07.2005 Об утверждении Положения о проектировании, строительстве, реконструкции, приобретении зданий и сооружений для федеральных судов общей юрисдикции, управлений (отделов) Судебного департамента в субъектах Российской Федерации  »
Общая судебная практика »
Читайте также