ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 24.03.2005 n 135-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЧЕРНЫШЕВА ИГОРЯ ЛЕОНИДОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 132 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЯМИ 47, 53, 74, 84 И 86 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 марта 2005 г. N 135-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ЧЕРНЫШЕВА ИГОРЯ ЛЕОНИДОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 132 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЯМИ 47, 53, 74, 84 И 86
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина И.Л. Чернышева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. Гражданин И.Л. Чернышев, обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных частью первой статьи 132 ("Насильственные действия сексуального характера"), частью третьей статьи 30 и частью первой статьи 131 ("Покушение на изнасилование") УК Российской Федерации, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 132 УК Российской Федерации, поскольку, по его мнению, неопределенность содержащегося в ней понятия "иные действия сексуального характера" в противоречие со статьями 19 и 55 Конституции Российской Федерации допускает различное толкование этой нормы.
Кроме того, заявитель просит признать неконституционными статьи 47, 53, 74, 84 и 86 УПК Российской Федерации, которые он также считает неопределенными ввиду отсутствия в них положений, обязывающих следователя и суд приобщать к уголовному делу представленные стороной защиты доказательства и удовлетворять ее ходатайства о производстве процессуальных действий, направленных на собирание указанных стороной защиты доказательств. Этим, как считает заявитель, было нарушено его право на защиту в уголовном судопроизводстве, в том числе право собирать и представлять доказательства.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином И.Л. Чернышевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
2.1. Статья 132 УК Российской Федерации, предусматривающая уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера, т.е. за мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей), и имеющая своей целью защиту личности от такого рода посягательств, как таковая конституционные права заявителя в конкретном уголовном деле не нарушает.
Как следует из содержания жалобы и приобщенных к ней документов, И.Л. Чернышев, настаивая на признании данной нормы неконституционной, обосновывает свои требования ссылками на недоказанность как самих по себе инкриминируемых ему действий, так и их насильственного характера. Между тем установление законности и обоснованности привлечения заявителя к уголовной ответственности по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 132 УК Российской Федерации, относится к ведению соответствующих прокуроров и судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.
2.2. Статьи 47 ("Обвиняемый") и 53 ("Полномочия защитника") УПК Российской Федерации, определяющие уголовно-процессуальный статус обвиняемого и устанавливающие объем полномочий защитника в уголовном судопроизводстве, направлены на закрепление процессуальных гарантий права обвиняемого на защиту от предъявленного ему обвинения, на судебную и иную государственную защиту его законных прав и интересов, на получение квалифицированной юридической помощи адвоката (защитника), а также на создание процессуального механизма реализации этих прав. Статьи 74 ("Доказательства"), 84 ("Иные документы") и 86 ("Собирание доказательств") УПК Российской Федерации дают определение доказательств по уголовному делу и содержат их перечень, определяют круг субъектов собирания доказательств.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2); судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3). Данные конституционные положения не исключают право законодателя установить в отраслевом законодательстве специальные правила, регламентирующие порядок собирания и оценки доказательств по уголовному делу, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства определяются федеральным законом исходя из Конституции Российской Федерации.
Содержащиеся в статье 86 УПК Российской Федерации общие правила о порядке собирания доказательств, действующие во взаимосвязи с иными нормами уголовно-процессуального законодательства, предусматривают, что собирание доказательств в ходе уголовного судопроизводства осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Защитник также вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия и истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций.
Само по себе наделение органов, осуществляющих предварительное расследование, полномочиями по собиранию доказательств по уголовному делу не может рассматриваться как нарушающее конституционное право подозреваемого на судебную защиту, поскольку это право, как отмечалось Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности положений статей 371, 374 и 384 УПК РСФСР, обеспечивается всей совокупностью предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедур, предполагающих различные способы и возможности выявления и устранения судебных ошибок, включая обжалование действий (бездействия) и решений указанных органов в суд.
Вместе с тем в силу конституционного принципа состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) в уголовном процессе праву обвинителя на уголовное преследование корреспондирует право подозреваемого и обвиняемого на защиту от этого преследования, в том числе путем использования предоставленного им и их защитникам на основании статьи 86 УПК Российской Федерации права собирать и представлять доказательства. Этому праву участников уголовного процесса со стороны защиты соответствует обязанность дознавателя, следователя и прокурора рассмотреть каждое заявленное в связи с исследованием доказательств ходатайство.
При этом в соответствии с частью второй статьи 159 УПК Российской Федерации подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.
Тем самым уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа должностным лицом или органом, осуществляющим предварительное расследование, как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении представленных ею доказательств к материалам уголовного дела. По смыслу содержащихся в нем нормативных предписаний в их взаимосвязи с положениями статей 45, 46 (часть 1), 50 (часть 2), 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, такой отказ возможен лишь в тех случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, другие обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, либо когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым, либо когда обстоятельства, которые призваны подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства с позиций принципа разумности оказывается избыточным. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты.
Проверка законности и обоснованности решений следователя и суда общей юрисдикции, связанных с собиранием и оценкой доказательств, производится, соответственно, прокурором и вышестоящими судебными инстанциями в уголовном судопроизводстве, и ее осуществление выходит за пределы полномочий Конституционного Суда Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чернышева Игоря Леонидовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 24.03.2005 n 100-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЗАВАЦКОГО ВИТАЛИЯ ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ СОЦИАЛЬНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ЧЛЕНОВ ЛЕТНЫХ ЭКИПАЖЕЙ ВОЗДУШНЫХ СУДОВ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также