РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 16.12.2004 n ГКПИ2004-1295 <О ГРАЖДАНСКОМ ДЕЛЕ ОБ ОТМЕНЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ЦЕНТРИЗБИРКОМА РФ ОТ 19.12.2003 n 71/615-4 И ОТ 24.12.2003 n 72/620-4>


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РЕШЕНИЕ
от 16 декабря 2004 г. N ГКПИ2004-1295
Именем Российской Федерации
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю.,
при секретарях Лариной М.А.
и Степановой Е.Н.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации", политической партии "Российская демократическая партия "ЯБЛОКО", Иваненко С.В., Киселева Е.А., Муратова Д.А., Рыжкова В.А., Сатарова Г.А., Соловьева В.Г., Хакамада И.М. об отмене Постановлений Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 71/615-4 "Об установлении общих результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва" и от 24 декабря 2003 г. N 72/620-4 "О передаче мандатов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва кандидатам в депутаты, состоящим в федеральном списке кандидатов политической партии "Всероссийская политическая партия "ЕДИНСТВО и ОТЕЧЕСТВО" - Единая Россия",
установил:
7 декабря 2003 г. состоялись выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва. 19 декабря 2003 г. Центральной избирательной комиссией Российской Федерации (далее - ЦИК России) был подписан протокол о результатах выборов по федеральному избирательному округу и о распределении депутатских мандатов между политическими партиями, избирательными блоками.
На основании указанного протокола и протоколов N 1 окружных избирательных комиссий по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва ЦИК России 19 декабря 2003 г. приняла Постановление N 71/615-4 "Об установлении общих результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва", которым выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва по федеральному избирательному округу и по 222 одномандатным избирательным округам признаны состоявшимися и действительными.
Приложением к данному Постановлению ЦИК России является Список избранных депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва по федеральному избирательному округу и одномандатным избирательным округам.
В соответствии с установленными результатами выборов депутатов Государственной Думы, а также на основании заявлений 37 зарегистрированных кандидатов, входивших в федеральный список кандидатов политической партии "Всероссийская политическая партия "ЕДИНСТВО и ОТЕЧЕСТВО" - Единая Россия" (далее - партия "Единая Россия"), об отказе от получения депутатского мандата ЦИК России 24 декабря 2003 г. приняла Постановление N 72/620-4 "О передаче мандатов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва кандидатам в депутаты, состоящим в федеральном списке кандидатов политической партии "Всероссийская политическая партия "ЕДИНСТВО и ОТЕЧЕСТВО" - Единая Россия".
Считая вышеназванные Постановления ЦИК России незаконными, политическая партия "Коммунистическая партия Российской Федерации" (далее - КПРФ), политическая партия "Российская демократическая партия "ЯБЛОКО" (далее - партия "ЯБЛОКО"), Иваненко С.В., Киселев Е.А., Муратов Д.А., Рыжков В.А., Сатаров Г.А., Соловьев B.Г. и Хакамада И.М. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об их отмене.
В заявлении, состоящем из 5 пунктов, указано, что в ходе избирательной кампании и процедуры подведения ее итогов со стороны государственных органов, уполномоченных организовывать проведение выборов, а также средств массовой информации были допущены такие нарушения избирательного законодательства, которые существенно повлияли на результаты волеизъявления граждан и не позволяют выявить их действительную волю.
Пункт 1. Массовые нарушения в период избирательной кампании порядка информирования избирателей, повлекшие неправомерное воздействие на граждан, искажение их действительной воли и не позволяющие выявить действительную волю избирателей.
Указанные нарушения, по мнению заявителей, подтверждаются данными количественного анализа информации об избирательных объединениях, избирательных блоках, распространенной за период избирательной кампании на общероссийских каналах телевещания.
Так, за период с 3 сентября по 7 декабря 2003 г. пять телевизионных каналов (1 канал, РТР, НТВ, ТВЦ и REN TV) в своих передачах 472 раза упоминали про партию "Единая Россия", уделив ей 642 мин. 37 сек. эфирного времени. За этот же период другим политическим партиям и блокам было уделено значительно меньше времени.
В частности, КПРФ - 316 мин. 58 сек. (169 упоминаний), политической партии "ЛДПР" (далее - ЛДПР) - 230 мин. 02 сек. (205 упоминаний), политической партии "Союз правых сил" (далее - СПС) - 396 мин. 25 сек. (304 упоминания), партии "ЯБЛОКО" - 197 мин. 21 сек. (195 упоминаний), избирательному блоку "Родина" (народно-патриотический союз)" (далее - блок "Родина") - 188 мин. 52 сек. (135 упоминаний).
В то же время на вышеупомянутых телевизионных каналах не было озвучено информации о семи избирательных блоках и политических партиях, а именно "Единение", "Развитие предпринимательства", "За Русь Святую", "Российская Конституционно-демократическая партия", "Демократическая партия России", "Народно-республиканская партия России", "Российская экологическая партия "Зеленые".
В заявлении указано, что объем распространенной в телевизионном эфире информации в отношении партии "Единая Россия" в кратное число раз превышал объем информации в отношении других участников выборов, причем особенно это имело место на государственных телеканалах.
Неравномерность распределения объема информации, распространенной в период избирательной кампании общероссийскими организациями телерадиовещания в отношении различных политических партий, избирательных блоков, выражение явного предпочтения партии "Единая Россия" по времени освещения ее предвыборной деятельности нарушили не только пассивное избирательное право тех участников выборов, которые из-за отсутствия равного с указанной партией доступа к средствам массовой информации не смогли преодолеть пятипроцентный барьер либо получили меньше голосов избирателей, чем могли бы, но и активное избирательное право значительного числа граждан, лишенных права на получение равного объема информации о других политических партиях, избирательных блоках и вследствие этого лишенных возможности сделать осознанный выбор. При этом оказанное через электронные средства массовой информации воздействие на граждан приобрело такие масштабы, которые, по мнению заявителей, не позволяют говорить о соответствии полученных результатов выборов действительной воле избирателей.
Пункт 2. Проведение во время избирательной кампании предвыборной агитации в запрещенный законом период и (или) субъектами, которым федеральным законом запрещено вести агитацию.
В заявлении указано, что в ходе избирательной кампании на федеральных каналах телевещания под видом информационного обеспечения выборов распространялась информация, носящая в соответствии с пунктом 1 статьи 57 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" агитационный характер и не оплаченная в установленном законом порядке из избирательных фондов участников выборов. При этом наибольшие показатели объема нарушений порядка проведения предвыборной агитации приходятся на партию "Единая Россия".
Из общего объема незаконно распространенной предвыборной агитации на данную партию приходится его четвертая часть. Общий же объем обнародованной о партии "Единая Россия" информации составляет 860 мин. 48 сек., из них 529 мин. 09 сек. (61,5%) являются незаконной предвыборной агитацией в пользу этой партии.
Незаконная агитация в период избирательной кампании на каналах телевидения в поддержку партии "Единая Россия" одновременно сопровождалась применением незаконной агитации против другого участника выборов - КПРФ.
Из распространенного объема информации о КПРФ в объеме 524 мин. 54 сек. агитация негативной направленности составила 331 мин. 22 сек., или 63%. Соотношение агитации негативной направленности о КПРФ, распространенной государственными и негосударственными организациями телерадиовещания, составляет 80% и 20%, что свидетельствует об использовании государственного административного ресурса.
Масштабное осуществление предвыборной агитации в запрещенный законом период субъектами, которым проведение такой агитации запрещено, а также распространение агитации под видом информационных материалов, которые не были официально оплачены из избирательного фонда партий, свидетельствуют о том, что на избирателей в ходе выборов оказывалось воздействие, которое серьезно повлияло на результат их волеизъявления. Данные нарушения допускались в отношении всех участников выборов, однако явное преимущество имела партия "Единая Россия".
В совокупности эти нарушения также не позволяют выявить действительную волю избирателей.
Пункт 3. Введение избирателей в заблуждение посредством предоставления заведомо недостоверной информации о кандидатах из федеральных списков.
В обоснование приведенного довода заявители ссылались на то, что при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва многие кандидаты в депутаты (преимущественно главы субъектов Российской Федерации, федеральные министры) утверждались в составе федерального списка кандидатов на съезде партии "Единая Россия" условно - лишь на период выборов, так как сразу после голосования они намеревались отказаться от депутатского мандата. В составе федерального списка кандидатов от данной партии таким образом поступили одновременно 37 кандидатов, то есть почти треть от всех избранных по списку кандидатов (120). При этом два из них (Ю.М. Лужков и С.К. Шойгу) входили в первую тройку кандидатов общефедеральной части списка кандидатов, 34 - в первые тройки региональных частей списка, один (М.Ш. Шаймиев) занимал четвертое место в общефедеральной части списка кандидатов от партии "Единая Россия".
Масштаб этой акции, время ее проведения, одномоментность совершения сходных действий всеми кандидатами, а также персональный состав кандидатов (29 действующих глав субъектов Российской Федерации, 3 руководителя крупных предприятий и учреждений, 2 председателя законодательных органов субъектов Российской Федерации и по одному: федеральный министр; мэр; вице-губернатор) не позволяют рассматривать данные действия как случайность или личную инициативу кандидатов.
По мнению заявителей, имела место спланированная целенаправленная акция политической партии и ее кандидатов по введению избирателей в заблуждение путем предоставления недостоверной информации о согласии исполнять депутатские обязанности. При этом были нарушены не только формальные требования закона об обязанности кандидатов предоставлять достоверные сведения, на основании которых избиратели определяют свой выбор и формулируют свою политическую волю, но и совершен заведомый обман избирателей политической партией, кандидаты которой не выполнили данные ими на стадии выдвижения обязательства о прекращении своей прежней деятельности.
Указанные нарушения со стороны столь значительного числа кандидатов от партии "Единая Россия", как и само принятое на съезде партии решение об утверждении федеральных списков с участием таких кандидатов, ставят под сомнение результаты волеизъявления избирателей в отношении всего федерального списка кандидатов данной партии, не позволяют выявить действительную волю избирателей, требуют ее исключения из числа участников распределения депутатских мандатов и распределения мандатов между остальными прошедшими в Государственную Думу партиями.
Пункт 4. Нарушение Центральной избирательной комиссией Российской Федерации пункта 3 статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" при распределении депутатских мандатов между партийными списками.
Названное нарушение Закона, как отмечено в заявлении, выразилось в том, что после подведения итогов голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва кандидаты С.К. Шойгу и Ю.М. Лужков, избранные в составе федерального списка кандидатов партии "Единая Россия" и занимавшие в нем соответственно второе и третье места, отказались получить депутатский мандат. Однако Постановлением ЦИК России от 24 декабря 2003 г. N 72/620-4 их мандаты были переданы кандидатам от этой же партии О.В. Савченко и А.Б. Чиркину, хотя должны были быть переданы другой партии, поскольку кандидаты, занимавшие второе и третье места в общефедеральной части списка партии "Единая Россия", отказались от получения мандатов без вынуждающих к тому обстоятельств.
Пункт 5. Несоответствие требованиям закона протоколов окружных избирательных комиссий, на основании которых были подведены результаты выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.
В заявлении указано, что в 70 окружных избирательных комиссиях содержимое хотя бы одной из строк 11 (число открепительных удостоверений, полученных участковыми избирательными комиссиями), 12 (число открепительных удостоверений, выданных участковыми избирательными комиссиями избирателям на избирательных участках до дня голосования), 14 (число погашенных на избирательных участках открепительных удостоверений) и 15 (число открепительных удостоверений, выданных избирателям территориальными избирательными комиссиями) протокола N 1 об итогах голосования по одномандатному избирательному округу не совпадает с содержимым аналогичных строк протокола N 2 об итогах голосования по федеральному избирательному округу. Это означает, что каждая из этих комиссий неправильно составила либо протокол N 1, либо протокол N 2, либо оба протокола.
Далее заявители ссылаются на то, что сравнение официальных данных об итогах голосования показывает, что в протоколах N 1 и N 2 об итогах голосования всех 225 окружных избирательных комиссий числа избирателей, получивших бюллетень на общих основаниях, не совпадают и в целом по Российской Федерации эта разница составляет 254303 бюллетеня, незаконное использование которых при голосовании по федеральному избирательному округу могло повлиять на результаты выборов и на возможность выявить действительную волю избирателей. При этом "числом избирателей, получивших бюллетень на общих основаниях" заявители называют разность между числом выданных избирателям бюллетеней для голосования (сумма строк 3, 4, 5) и числом избирателей, проголосовавших по открепительным удостоверениям (строка 13).
Кроме того, заявители полагают, что разница между числом избирателей, включенных в список избирателей по федеральному и одномандатному избирательным округам, должна быть в точности равна разности между числом избирателей, проголосовавших по открепительным удостоверениям по федеральному и одномандатному избирательным округам. Однако указанная разница не совпадает в 220 из 225 протоколов окружных избирательных комиссий.
Заявители также отмечают, что в протоколах N 1 и N 2 об итогах голосования 224 окружных избирательных комиссий не совпадают числа избирателей, не принимавших участия в выборах. По их мнению, эти числа должны совпадать, за исключением случаев отказа избирателей получать бюллетень по федеральному или одномандатному округу.
На основании вышеизложенного заявители просили:
по пунктам 1, 2, 5 заявления:
- признать результаты выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва по федеральному избирательному округу, состоявшиеся 7 декабря 2003 г., недействительными;
- отменить протокол ЦИК России о результатах выборов по федеральному избирательному округу и о распределении депутатских мандатов между политическими партиями, избирательными блоками от 19 декабря 2003 г. (в редакции Постановления ЦИК России от 6 февраля 2004 г. N 83/705-4);
- отменить Постановление ЦИК России от 19 декабря 2003 г. N 71/615-4 "Об установлении общих результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва" в части признания выборов по федеральному избирательному округу состоявшимися и действительными;
по пункту 3 заявления:
- признать результаты выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва, состоявшиеся 7 декабря 2003 г., недействительными в части допуска к распределению депутатских мандатов по федеральному избирательному округу партии "Единая Россия";
- отменить протокол ЦИК России о результатах выборов по федеральному избирательному округу и о распределении депутатских мандатов между политическими партиями, избирательными блоками от 19 декабря 2003 г. (в редакции Постановления ЦИК России от 6 февраля 2004 г. N 83/705-4) в части допуска к распределению депутатских мандатов по федеральному избирательному округу партии "Единая Россия";
- отменить Постановление ЦИК России от 19 декабря 2003 г. N 71/615-4 "Об установлении общих результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва" в части допуска к распределению депутатских мандатов по федеральному избирательному округу партии "Единая Россия";
- обязать ЦИК России перераспределить депутатские мандаты, полученные партией "Единая Россия" по федеральному избирательному округу, между другими федеральными списками кандидатов;
по пункту 4 заявления:
- отменить Постановление ЦИК России от 24 декабря 2003 г. N 72/620-4 "О передаче мандатов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва кандидатам в депутаты, состоящим в федеральном списке кандидатов партии "Единая Россия" в части передачи мандатов зарегистрированных кандидатов С.К. Шойгу и Ю.М. Лужкова другим зарегистрированным кандидатам из федерального списка кандидатов партии "Единая Россия";
- обязать ЦИК России осуществить передачу указанных мандатов другим партиям в соответствии с порядком, установленным пунктом 9 статьи 86 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".
В судебном заседании представители КПРФ Зюганов Г.А., Мельников И.И. и Соловьев В.Г., являющийся также заявителем, представители партии "ЯБЛОКО" Явлинский Г.А., Митрохин С.С. и адвокат Суворов В.К., представляющий также заявителя Иваненко С.В., заявители Киселев Е.А., Хакамада И.М. и их представитель адвокат Прохоров В.Ю., заявитель Муратов Д.А. и его представитель адвокат Лукьянова Е.А., представители заявителей Рыжкова В.А. и Сатарова Г.А. Кривцов В.И. и Любарев А.Е. поддержали заявленные в суд требования и настаивали на их удовлетворении.
Представители ЦИК России Большаков С.В., Головин А.Г., Гришина И.Е. и Соломонидина И.О. требования заявителей не признали и просили суд отказать в их удовлетворении за необоснованностью.
Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей, допросив свидетеля Мазину И.В., просмотрев видеозапись и исследовав письменные материалы дела в их совокупности, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., просившей отказать заявителям в удовлетворении их требований, суд находит, что требования заявителей не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с частью 2 статьи 96 Конституции Российской Федерации порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются федеральными законами.
Порядок выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва предусмотрен Федеральным законом от 20 декабря 2002 г. N 175-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (далее - Закон о выборах депутатов Государственной Думы) и Федеральным законом от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее - Закон об основных гарантиях избирательных прав).
Согласно пункту 3 статьи 96 Закона о выборах депутатов Государственной Думы суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в Российской Федерации в целом в случаях нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, в случаях незаконного отказа в регистрации кандидата, федерального списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.
При рассмотрении дела судом не установлено таких нарушений избирательного законодательства, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей и являются основанием для отмены Постановления ЦИК России от 19 декабря 2003 г. N 71/615-4 "Об установлении общих результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва" в части признания выборов по федеральному избирательному округу состоявшимися и действительными.
Пунктами 1 и 2 статьи 84 Закона о выборах депутатов Государственной Думы предусмотрено, что на основании данных первых экземпляров протоколов N 2 об итогах голосования по федеральному избирательному округу, полученных непосредственно из окружных избирательных комиссий, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации после предварительной проверки правильности их составления путем суммирования содержащихся в них данных определяет результаты выборов по федеральному избирательному округу. Содержащиеся в протоколах окружных избирательных комиссий данные суммируют непосредственно члены Центральной избирательной комиссии Российской Федерации с правом решающего голоса.
Число избирателей, принявших участие в голосовании по федеральному избирательному округу, определяется по числу избирательных бюллетеней установленной формы по федеральному избирательному округу, обнаруженных в ящиках для голосования.
При этом ЦИК России могла признать выборы по федеральному избирательному округу не состоявшимися и недействительными лишь в случаях, перечисленных в пунктах 11 и 12 статьи 84 названного Закона.
Из материалов дела следует, что при определении результатов выборов по федеральному избирательному округу ЦИК России правомерно признала выборы по этому округу состоявшимися и действительными, поскольку указанных в Законе обстоятельств для признания их несостоявшимися и недействительными не имелось.
В выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва приняло участие 60712299 избирателей, что составляет 55,75% избирателей, включенных в списки избирателей.
Контрольные соотношения, по которым проверяется протокол об итогах голосования по округу, установлены в приложении 5 к Закону о выборах депутатов Государственной Думы.
Указанные контрольные соотношения данных, внесенных в протокол ЦИК России о результатах выборов по федеральному избирательному округу от 19 декабря 2003 г. (в редакции Постановления ЦИК России от 6 февраля 2004 г. N 83/705-4), выполняются, и данное обстоятельство, как и то, что при суммировании данных, содержащихся в протоколах N 2 окружных избирательных комиссий об итогах голосования, ошибок не допущено, заявителями не оспаривается.
Иных контрольных соотношений для проверки данных, содержащихся в протоколе о результатах выборов по федеральному избирательному округу, Закон не содержит. В связи с этим не могут быть признаны состоятельными доводы заявителей о том, что указанный протокол должен быть признан недействительным, так как в протоколах N 1 и N 2 окружных избирательных комиссий об итогах голосования не совпадают числовые данные в строках 11, 12, 14 и 15.
Не могут служить основанием для признания протокола о результатах выборов по федеральному избирательному округу недействительным и доводы заявителей относительно того, что количество избирательных бюллетеней, выданных для голосования по федеральному избирательному округу, должно быть больше количества избирательных бюллетеней, выданных для голосования по одномандатному избирательному округу, на разницу количества избирателей, голосовавших по открепительным удостоверениям.
Как уже отмечалось, такого контрольного соотношения Закон о выборах депутатов Государственной Думы не содержит.
Кроме того, указанная разница в протоколах N 1 и N 2 окружных избирательных комиссий об итогах голосования может обуславливаться тем, что в силу пунктов 6 и 8 статьи 16 названного Закона в список избирателей по личному заявлению могут быть включены избиратели, находящиеся в местах временного пребывания и не обладающие активным избирательным правом на выборах по одномандатному избирательному округу, в частности зарегистрированные в общежитиях по месту временного пребывания, работающие на предприятиях с непрерывным циклом работы, военнослужащие, находящиеся вне места дислокации воинской части и не имевшие возможности получить открепительное удостоверение, а также обладающие активным избирательным правом граждане Российской Федерации, находящиеся в иностранных государствах по частным приглашениям, в служебных, деловых и туристических поездках и не имевшие возможности получить открепительное удостоверение.
Закон также позволяет избирателям, имеющим право получить избирательный бюллетень по двум округам (одномандатному и федеральному), по своему желанию получить избирательный бюллетень только по одному округу.
Не учитывают заявители и то обстоятельство, что избиратель, находящийся в пределах своего одномандатного округа, на основании статьи 76 Закона о выборах депутатов Государственной Думы по открепительному удостоверению вправе получить избирательный бюллетень как по федеральному, так и одномандатному избирательному округу и принять участие в голосовании на том избирательном участке, на котором он будет находиться в день голосования.
Другие доводы заявителей, касающиеся неправильности определения результатов выборов по федеральному избирательному округу, также не могут быть признаны состоятельными.
На день разрешения дела судом нет ни одного признанного соответствующим судом недействительным протокола N 2 окружных избирательных комиссий об итогах голосования по федеральному избирательному округу.
С утверждением заявителей о том, что неправильность указанных протоколов, а также протоколов территориальных и участковых избирательных комиссий может быть установлена Верховным Судом Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела, согласиться нельзя.
Согласно пункту 4 части 1 статьи 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и пункту 2 статьи 75 Закона об основных гарантиях избирательных прав дела об оспаривании решений окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти подсудны верховным судам республик и равным им по компетенции судам.
В свою очередь дела об оспаривании решений участковых и территориальных избирательных комиссий в силу статьи 24 ГПК РФ и пункта 2 статьи 75 Закона об основных гарантиях избирательных прав подсудны по первой инстанции районным судам.
При таких обстоятельствах не может быть признана обоснованной ссылка заявителей на то, что пункт 4 статьи 75 Закона об основных гарантиях избирательных прав возлагает на Верховный Суд Российской Федерации обязанность проверить не только решение ЦИК России о результатах выборов по федеральному избирательному округу, но и одновременно решения всех нижестоящих комиссий, принимавших участие в организации и проведении данных выборов.
В соответствии с частью 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
Поскольку ГПК РФ, относящий дела об оспаривании решений окружных избирательных комиссий к подсудности областных (краевых) судов, а дела об оспаривании решений участковых и территориальных избирательных комиссий - к подсудности районных судов, является более поздним процессуальным законом, чем содержащий процессуальные нормы о подсудности Закон об основных гарантиях избирательных прав, при решении вопроса о том, подлежат ли проверке в рамках настоящего дела решения нижестоящих избирательных комиссий, должен применяться ГПК РФ.
Подобный подход согласуется с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации о том, что к числу законодательных актов, утративших силу, следует относить акты не только формально отмененные, но и фактически не действующие в силу издания более поздних актов, которым они противоречат (например, Определение N 321-О от 10 ноября 2002 г.).
Следовательно, незаконность решений окружных избирательных комиссий может быть установлена соответствующими областными (краевыми) судами, а участковых и территориальных избирательных комиссий - соответствующими районными судами.
Статьей 53 Закона о выборах депутатов Государственной Думы предусмотрено, что информационное обеспечение выборов включает в себя информирование избирателей и предвыборную агитацию, способствует осознанному волеизъявлению избирателей, гласности выборов.
Согласно пунктам 2 и 5 статьи 54 указанного Закона информационные материалы, размещаемые в средствах массовой информации или распространяемые иным способом, должны быть объективными, достоверными, не должны нарушать равенство кандидатов, политических партий, избирательных блоков. При этом в информационных теле- и радиопрограммах, публикациях в периодических печатных изданиях сообщения о проведении предвыборных мероприятий должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев. Такие информационные блоки не оплачиваются кандидатами, политическими партиями, избирательными блоками. В них не должно отдаваться предпочтение каким бы то ни было кандидату, политической партии, избирательному блоку, в том числе по времени освещения их предвыборной деятельности, объему печатной площади, отведенной для таких сообщений.
С доводами заявителей о том, что информационное обеспечение выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва проводилось с такими грубыми нарушениями вышеприведенных положений избирательного законодательства, выражавшимися в преимущественном освещении в средствах массовой информации деятельности одной политической партии и выдвинутых ею кандидатов, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей, суд согласиться не может.
Во-первых, законодательство о выборах не предусматривает каких-либо ограничений количества предвыборных мероприятий, проводимых политическими партиями, избирательными блоками в ходе избирательной кампании, и количество таких мероприятий зависит от самих политических партий и избирательных блоков. (Единственным исключением является предельная сумма расходов средств избирательных фондов, которая по закону едина для всех политических партий, избирательных блоков, участвующих в избирательной кампании.)
В то же время от объема предвыборных мероприятий политических партий, избирательных блоков зависит и объем освещения предвыборных мероприятий данных партий и блоков в средствах массовой информации.
Во-вторых, заявители не учитывают, что информирование избирателей о политических партиях, избирательных блоках осуществляется не только пятью телевизионными каналами, но и другими организациями, осуществляющими выпуск средств массовой информации (в частности, организациями радиовещания, редакциями периодических печатных изданий).
В-третьих, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 30 октября 2003 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К.А. Катаняна и К.С. Рожкова", положение пункта 5 статьи 45 Закона об основных гарантиях избирательных прав (являющееся аналогичным пункту 5 статьи 54 Закона о выборах депутатов Государственной Думы), согласно которому в информационных программах телевидения и радио не должно отдаваться предпочтение какому бы то ни было кандидату, избирательному объединению или блоку, не может толковаться как запрещающее представителям организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, высказывать собственное мнение, давать комментарий за пределами отдельного информационного блока, поскольку только в таком блоке не должно содержаться комментариев и не должно отдаваться предпочтение кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку по времени освещения предвыборной деятельности, объему печатной площади и соотношению ее предоставления бесплатно и за плату. Иное было бы неоправданным ограничением прав, гарантированных статьей 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации.
Заявители также не учитывают, что согласно статье 3 Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" под информационными программами следует понимать ежедневные теле- и радиопрограммы новостей, за исключением авторских информационно-аналитических программ. Между тем заявителями был осуществлен хронометраж не только ежедневных информационных программ, но и еженедельных авторских информационно-аналитических программ.
В-четвертых, доводы заявителей о наличии объективной связи между объемом информации, распространенной на каналах телевидения о той или иной политической партии, избирательном блоке, и количеством голосов избирателей, проголосовавших за эту партию, блок на выборах депутатов Государственной Думы, фактически основаны на предположениях и опровергаются, в том числе, ими же составленными расчетами о количестве информации, уделенной телеканалами различным политическим партиям.
Так, из имеющейся на странице 55 заявления в суд таблицы суммарного и процентного распределения объема обнародованной информации между политическими партиями и избирательными блоками следует, что СПС по объему распространенной на каналах информации опережает КПРФ, ЛДПР, блок "Родина". При этом объем информации о СПС превышает объем информации о блоке "Родина" более чем в два раза. Кроме того, и партия "ЯБЛОКО" превышает по этим данным блок "Родина". Между тем ни СПС, ни партия "ЯБЛОКО" не получили 5 процентов голосов избирателей, принявших участие в голосовании, и не были допущены к распределению депутатских мандатов, а КПРФ, ЛДПР и блок "Родина" в Государственной Думе представлены.
Такой же вывод следует из данных, приведенных заявителями в таблице распределения объема информации по отдельным телеканалам в процентах (страница 57 заявления). В таблице отмечено, что объем информации о ЛДПР на Первом канале составил 3,6%, а о СПС - 4,2%. В то же время согласно протоколу об итогах голосования по федеральному избирательному округу число голосов избирателей, поданных за ЛДПР, составило 11,45% от числа избирателей, принявших участие в голосовании, а за СПС соответственно - 3,97%. По данным вышеуказанной таблицы на партию "ЯБЛОКО" на телеканале РТР приходилось 9,3% обнародованной информации, на СПС - 10%, в то время как на блок "Родина" - 3,2%, а на ЛДПР - 3,7%. На телевизионном канале НТВ объем информации о СПС более чем в два раза превышает объем информации о партии "Единая Россия" и КПРФ, более чем в четыре раза - о блоке "Родина" и более чем в пять раз - о ЛДПР.
В-пятых, исследование в судебном заседании представленных заявителями транскриптов новостных и информационно-аналитических передач пяти телеканалов показало, что отнесение телевизионных сюжетов к информации о той или иной политической партии, избирательном блоке осуществлялось заявителями на основании собственных субъективных представлений, в том числе ошибочного предположения о том, что все избиратели безусловно знают о принадлежности к конкретным политическим партиям, избирательным блокам лиц, которым посвящены эти сюжеты.
В соответствии с пунктом 4 статьи 45 Закона об основных гарантиях избирательных прав, пунктом 4 статьи 54 Закона о выборах депутатов Государственной Думы организации, осуществляющие выпуск средств массовой информации, свободны в своей деятельности по информированию избирателей.
В то же время согласно подпункту 7 пункта 5 статьи 57 Закона о выборах депутатов Государственной Думы представителям организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, при осуществлении ими профессиональной деятельности запрещается проводить предвыборную агитацию, распространять любые агитационные материалы.
Конституционный Суд Российской Федерации в вышеупомянутом Постановлении от 30 октября 2003 г. N 15-П разъяснил, что "критерием, позволяющим различить предвыборную агитацию и информирование, может служить лишь наличие в агитационной деятельности специальной цели - склонить избирателей в определенную сторону, обеспечить поддержку или, напротив, противодействие конкретному кандидату, избирательному объединению. В противном случае граница между информированием и предвыборной агитацией стиралась бы, так что любые действия по информированию избирателей можно было бы подвести под понятие агитации, что в силу действующего для представителей организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, запрета неправомерно ограничивало бы конституционные гарантии свободы слова и информации, а также нарушало бы принципы свободных и гласных выборов".
Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что не может быть признано агитацией информирование избирателей через средства массовой информации, в том числе об имевших место агитационных призывах голосовать за или против кандидата или о других агитационных действиях без выявления соответствующей непосредственно агитационной цели, наличие либо отсутствие которой во всяком случае подлежит установлению судами общей юрисдикции и (или) иными правоприменителями при оценке ими тех или иных конкретных действий как противозаконной предвыборной агитации.
Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.5 (нарушение порядка участия средств массовой информации в информационном обеспечении выборов, референдумов), 5.10 (проведение предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума вне агитационного периода и в местах, где ее проведение запрещено законодательством о выборах и референдумах), 5.13 (непредставление возможности обнародовать опровержение или иное разъяснение в защиту чести, достоинства или деловой репутации) названного Кодекса, отнесено к подсудности мировых судей.
Утверждая о незаконной предвыборной агитации всероссийскими организациями телевещания в ходе избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы, заявители не представили суду ни одного постановления суда или иного правоприменителя, которыми бы этот факт был установлен в отношении указанных в заявлении организаций.
При рассмотрении дела установлен лишь единичный случай привлечения к административной ответственности по статьям 5.5 и 5.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Федерального государственного унитарного предприятия "Государственная телевизионная и радиовещательная компания "Ярославия".
В судебном заседании были исследованы транскрипты новостных и информационно-аналитических передач пяти телеканалов за 13 дней телеэфира в период с 3 сентября по 7 декабря 2003 г., причем 5 из них были предложены заявителями именно для подтверждения наиболее явных, по их мнению, фактов незаконной агитации, допущенных организациями телевидения.
Изучение указанных материалов также не позволяет согласиться с утверждением заявителей о том, что в ходе избирательной кампании организации телевидения под видом информационного обеспечения распространяли материалы о кандидатах и политических партиях, которые квалифицируются как предвыборная агитация.
Например, не усматривается наличие агитационной цели по склонению избирателей голосовать против списка кандидатов, выдвинутого КПРФ, при освещении телевизионными каналами 18 ноября 2003 г. деятельности Государственной Думы по направлению двух парламентских запросов в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Данные сюжеты носят характер информирования граждан о работе Государственной Думы.
Аналогичным образом нет объективных данных, подтверждающих, что при освещении в этот день предвыборных поездок лидеров партии "Единая Россия" организации телеканалов имели намерения своими сюжетами склонить избирателей к голосованию именно за указанную партию.
Приведенные доводы применимы при характеристике и других телесюжетов, исследованных в рамках настоящего дела, в том числе связанных с освещением выступления Президента Российской Федерации В.В. Путина на съезде партии "Единая Россия" 20 сентября 2003 г., его интервью журналистам по подведению итогов работы Государственной Думы третьего созыва 28 ноября 2003 г., а также в день голосования 7 декабря 2003 г.
Суд считает необходимым отметить, что в соответствии со статьей 6 Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" государственные аудиовизуальные средства массовой информации должны включать в информационные программы в день, когда состоялось соответствующее событие, сообщения о заявлениях, обращениях и пресс-конференциях Президента Российской Федерации, а также об иных общественно значимых фактах деятельности федеральных органов государственной власти.
При этом суд не может согласиться с доводами заявителей о том, что в указанные дни со стороны Президента Российской Федерации имела место незаконная предвыборная агитация в пользу партии "Единая Россия".
Так, при просмотре в ходе судебного заседания видеозаписей Первого канала о голосовании В.В. Путина на выборах депутатов Государственной Думы установлено, что Президент Российской Федерации отказался отвечать на вопрос журналиста, за кого он голосовал. Названия какой-либо политической партии, что могло быть расценено как агитация, в его словах не прозвучало.
Из всего вышеизложенного следует, что нарушений избирательного законодательства, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва и могут служить основанием для отмены решения ЦИК России об итогах голосования и результатах выборов по федеральному избирательному округу, не имеется.
Не указано о наличии таких нарушений и в отчете Миссии ОБСЕ/БДИПЧ по наблюдению за выборами 7 декабря 2003 г., на который заявители ссылаются в подтверждение своих требований.
Отсутствие правовых оснований для отмены Постановления ЦИК России о признании выборов по федеральному избирательному округу состоявшимися и действительными влечет за собой невозможность удовлетворения требований заявителей о признании результатов выборов по федеральному избирательному округу недействительными.
Согласно пункту 6 статьи 96 Закона о выборах депутатов Государственной Думы перераспределение депутатских мандатов является следствием отмены решения о допуске политической партии, избирательного блока к распределению депутатских мандатов за допущенные ими нарушения, указанные в пункте 2 данной статьи.
Таким образом, требования заявителей об отмене Постановления ЦИК России от 19 декабря 2003 г. N 71/615-4 в части допуска партии "Единая Россия" к распределению депутатских мандатов по федеральному избирательному округу и перераспределении депутатских мандатов, полученных этой партией, между другими федеральными списками кандидатов могут быть удовлетворены лишь при установлении фактов совершения названной партией какого-либо из нарушений, перечисленных в пункте 2 статьи 96 Закона о выборах депутатов Государственной Думы.
Между тем отказ 37 зарегистрированных кандидатов партии "Единая Россия" от получения депутатских мандатов каким-либо нарушением избирательного законодательства не является.
В силу пункта 9 статьи 84 Закона о выборах депутатов Государственной Думы зарегистрированный кандидат, который вправе получить депутатский мандат в соответствии с порядком размещения кандидатов в федеральном списке кандидатов, может отказаться от получения депутатского мандата. Заявление об отказе от получения депутатского мандата не подлежит отзыву. В этом случае депутатский мандат передается следующему зарегистрированному кандидату из того же списка в соответствии с порядком, предусмотренным пунктом 10 статьи 86 данного Закона. Если от депутатского мандата отказывается зарегистрированный кандидат, занимающий одно из трех первых мест в общефедеральной части федерального списка кандидатов, действует положение пункта 3 статьи 92 названного Закона, при этом данный федеральный список кандидатов лишается права получать депутатские мандаты, распределяемые между федеральными списками кандидатов в результате лишения иных федеральных списков кандидатов депутатских мандатов в случаях и порядке, предусмотренных этим Законом.
Из анализа приведенной нормы Закона следует, что по общему правилу, закрепляя за зарегистрированным кандидатом, который может получить депутатский мандат, право отказаться от получения мандата, законодатель не ставит возможность реализации данного права в зависимость от причин, по которым происходит отказ от получения депутатского мандата. Такой отказ не влечет за собой каких-либо негативных правовых последствий ни для зарегистрированного кандидата, ни для политической партии, поскольку в этом случае депутатский мандат передается следующему зарегистрированному кандидату из того же федерального списка кандидатов, допущенного к распределению депутатских мандатов.
Исключением являются лишь случаи отказа от получения депутатских мандатов кандидатов, занимающих одно из трех первых мест в общефедеральной части федерального списка кандидатов. В том случае, если указанные лица отказываются от получения депутатского мандата без вынуждающих к тому обстоятельств, депутатский мандат передается Центральной избирательной комиссией Российской Федерации другому федеральному списку кандидатов из числа допущенных к распределению депутатских мандатов.
При этом к обстоятельствам, вынуждающим к выбытию, пункт 3 статьи 92 Закона о выборах депутатов Государственной Думы относит, в частности, замещение государственной должности, предусмотренной Конституцией Российской Федерации.
Из материалов дела следует, что в период отказа зарегистрированных кандидатов С.К. Шойгу и Ю.М. Лужкова от получения депутатских мандатов первый их них замещал государственную должность Министра Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, а второй - Мэра Москвы.
Обе названные должности, то есть федерального министра и руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, предусмотрены Конституцией Российской Федерации.
Так, должность федерального министра непосредственно упомянута в статьях 83 и 110 Конституции Российской Федерации, а должность руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации объективно следует из содержания статей 11 и 77 Конституции в их взаимной связи, где говорится об органах государственной власти субъектов Российской Федерации.
Данный вывод, по мнению суда, подтверждается пунктом 47 статьи 2 Закона об основных гарантиях избирательных прав, в котором дается понятие органов государственной власти субъектов Российской Федерации и отмечается, что к ним относятся высшие должностные лица субъектов Российской Федерации (руководители высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации). Для субъекта Российской Федерации - Москвы - таким должностным лицом является Мэр Москвы.
С учетом изложенного оснований для отмены оспариваемого Постановления ЦИК России от 24 декабря 2003 г. N 72/620-4 в части передачи мандатов зарегистрированных кандидатов С.К. Шойгу и Ю.М. Лужкова другим зарегистрированным кандидатам из федерального списка кандидатов партии "Единая Россия" и передачи этих мандатов другим политическим партиям не имеется.
Равным образом не имеется оснований для отмены оспариваемых протокола и Постановления ЦИК России от 19 декабря 2003 г. в части допуска партии "Единая Россия" к распределению депутатских мандатов по федеральному избирательному округу по мотивам предоставления "заведомо недостоверной информации о кандидатах из федерального списка", поскольку представляемое в ЦИК России обязательство кандидата в случае избрания прекратить деятельность, не совместимую со статусом депутата Государственной Думы, не относится к информационным материалам, указанным в пункте 2 статьи 54 Закона о выборах депутатов Государственной Думы.
Кроме того, как уже отмечалось, устанавливая последствия отказа зарегистрированного кандидата от получения депутатского мандата, законодатель не связывает их наступление с действительным намерением кандидата осуществлять депутатские обязанности в случае его избрания. Следовательно, выяснения действительных намерений кандидатов при их согласии баллотироваться по федеральному избирательному округу в случаях последующего отказа от получения депутатских мандатов не требуется.
Судом установлено, что Постановление ЦИК России от 24 декабря 2003 г. N 72/620-4 "О передаче мандатов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва кандидатам в депутаты, состоящим в федеральном списке кандидатов политической партии "Всероссийская политическая партия "ЕДИНСТВО и ОТЕЧЕСТВО - Единая Россия" было принято на основании заявлений об отказе от получения депутатских мандатов всех 37 зарегистрированных кандидатов, имевших право получить депутатский мандат в соответствии с порядком размещения кандидатов в федеральном списке кандидатов.
Доводы заявителей о том, что часть заявлений об отказе от депутатских мандатов не могла учитываться (поступила в ЦИК России в виде телеграмм и факсимильных сообщений, не имеет входящей регистрации), суд находит несостоятельными, поскольку на день разрешения дела судом ни один из зарегистрированных кандидатов, отказавшихся от получения депутатских мандатов, не заявил, что этот отказ не соответствует его фактическому волеизъявлению.
Суд считает необходимым также отметить, что норма, позволяющая зарегистрированному кандидату отказаться от получения депутатского мандата, содержалась в прежнем Федеральном законе от 24 июня 1999 г. N 121-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (пункт 9 статьи 80) и применялась на выборах депутатов Государственной Думы третьего созыва, в том числе зарегистрированными кандидатами, состоявшими в федеральном списке КПРФ.
Так, в связи с отказом зарегистрированных кандидатов в депутаты Государственной Думы В.А. Стародубцева (Губернатора Тульской области), A.М. Тулеева (Губернатора Кемеровской области), С.Г. Нигкоева, В.М. Видьманова получить депутатские мандаты Постановлением ЦИК России от 9 января 2000 г. N 67/770-3 освободившиеся мандаты были переданы следующим зарегистрированным кандидатам из федерального списка КПРФ.
Согласно части 2 статьи 261 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие (бездействие) является законным.
Руководствуясь статьями 194 - 199, 261 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
заявление политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации", политической партии "Российская демократическая партия "ЯБЛОКО", Иваненко С.В., Киселева Е.А., Муратова Д.А., Рыжкова В.А., Сатарова Г.А., Соловьева В.Г., Хакамада И.М. об отмене Постановлений Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 71/615-4 "Об установлении общих результатов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва" и от 24 декабря 2003 г. N 72/620-4 "О передаче мандатов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва кандидатам в депутаты, состоящим в федеральном списке кандидатов политической партии "Всероссийская политическая партия "ЕДИНСТВО и ОТЕЧЕСТВО" - Единая Россия" оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.Ю.ЗАЙЦЕВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Росстата от 16.12.2004 n 147 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ СТАТИСТИЧЕСКОГО ИНСТРУМЕНТАРИЯ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА СТАТИСТИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ ЗА КАЧЕСТВОМ ПРОИНСПЕКТИРОВАННЫХ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ТОВАРОВ И НАРУШЕНИЯМИ НОРМ И ПРАВИЛ ТОРГОВЛИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также