ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 11.05.2004 n 174-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА АНЧУГОВА СЕРГЕЯ БОРИСОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 99 УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 мая 2004 г. N 174-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА АНЧУГОВА СЕРГЕЯ БОРИСОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 99 УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина С.Б. Анчугова,
установил:
1. В жалобе гражданина С.Б. Анчугова оспаривается конституционность положения части первой статьи 99 УИК Российской Федерации, устанавливающего норму жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в тюрьмах не менее двух с половиной квадратных метров, что, по мнению заявителя, означает применение к нему антисанитарных стандартов и нарушает его право на охрану здоровья и другие конституционные права, гарантированные статьями 2, 7 (часть 2), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 21, 41 (части 1 и 2) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации и международными актами о правах человека.
2. Согласно статье 71 Конституции Российской Федерации регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (пункт "в"), а также уголовно-исполнительное законодательство (пункт "о") находятся в ведении Российской Федерации. Реализуя принадлежащие ему по предметам ведения Российской Федерации полномочия, федеральный законодатель в предусмотренных Конституцией Российской Федерации пределах самостоятельно определяет содержание положений закона, устанавливающего уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления. Использование мер уголовной ответственности оправдано необходимостью обеспечения указанных в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целей защиты основ конституционного строя Российской Федерации, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Вместе с тем основой взаимоотношений государства и личности в соответствующей сфере является безусловное соблюдение как законодателем, так и правоприменителем конституционно-правового статуса гражданина, привлеченного к уголовной ответственности (преамбула; статья 17, часть 1; статья 18; статья 19, части 1 и 2; статья 21; статья 41, часть 1; статья 54 и статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).
Требованиям Конституции Российской Федерации корреспондируют принятые на себя Российской Федерацией обязательства, закрепленные международными правовыми актами и являющиеся, согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, частью ее правовой системы: никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство обращению и наказанию (статья 5 Всеобщей декларации прав человека, статья 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах).
Данные положения общепризнанных норм международного права нашли свое отражение в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации с учетом социально-экономических условий развития Российской Федерации, а также иных факторов. В частности, Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации закреплен принцип соотношения отечественного уголовно-исполнительного законодательства и международно-правовых норм, согласно которому обязательные нормы подлежат безоговорочному исполнению, а рекомендательные - реализуются при наличии необходимых экономических и социальных возможностей страны (статья 3).
Часть первая статьи 99 УИК Российской Федерации, в соответствии с которой норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров, содержащая дифференциацию норм жилой площади с учетом пола, возраста, состояния здоровья и условий отбывания наказания конкретным осужденным, с одной стороны, является юридической гарантией недопущения предоставления площади в камере ниже минимального размера, установленного законом, а с другой - не препятствует реализации рекомендаций международных организаций (в частности, ЕКПП) по вопросам исполнения наказаний и обращения с осужденными при наличии необходимых экономических и социальных условий.
Следовательно, само по себе оспариваемое гражданином С.Б. Анчуговым положение части первой статьи 99 УИК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.
Установление же того, какой конкретно минимальный размер жилой площади приходился на одного человека в камере заявителя и имело ли место нарушение санитарных требований, связано с выяснением фактических обстоятельств дела и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации". В равной мере не подлежит удовлетворению, как адресованное законодателю, требование заявителя придерживаться при определении норм жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы соответствующих норм, закрепленных Жилищным кодексом РСФСР, которым отношения, возникающие в связи с условиями отбывания наказания в виде лишения свободы, не регулируются.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Анчугова Сергея Борисовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 11.05.2004 n 173-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА ЦЕНТРАЛЬНАЯ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННАЯ КОМПАНИЯ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 30 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 16 ФЕВРАЛЯ 1995 ГОДА О СВЯЗИ, ПУНКТОВ 1 И 2 СТАТЬИ 10 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О ВЕТЕРАНАХ И ПУНКТА 2 СТАТЬИ 180 БЮДЖЕТНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также