ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 22.04.2004 n 171-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ К-2 И ГРАЖДАНКИ БУЗУЛУЦКОЙ ВИКТОРИИ ВИКТОРОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 4 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ТОВАРНЫХ ЗНАКАХ, ЗНАКАХ ОБСЛУЖИВАНИЯ И НАИМЕНОВАНИЯХ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 апреля 2004 г. N 171-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ
ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "К-2"
И ГРАЖДАНКИ БУЗУЛУЦКОЙ ВИКТОРИИ ВИКТОРОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 4 ЗАКОНА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ТОВАРНЫХ ЗНАКАХ, ЗНАКАХ
ОБСЛУЖИВАНИЯ И НАИМЕНОВАНИЯХ МЕСТ
ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию ООО "К-2" и гражданки В.В. Бузулуцкой вопрос о возможности принятия их жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. Решениями Арбитражного суда Калининградской области ООО "К-2" и гражданка В.В. Бузулуцкая, осуществляющая предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, со ссылкой на статью 4 Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (в редакции от 11 декабря 2002 года) привлечены к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 "Незаконное использование товарного знака" КоАП Российской Федерации, в связи с ввозом на территорию Российской Федерации маркированной товарным знаком "NIVEA" косметической продукции без согласия ООО "Байерсдорф" (город Москва), которому правообладатель - компания "Байерсдорф Акциенгезелльшафт" (город Гамбург) - предоставил неисключительную лицензию на использование данного товарного знака на территории Российской Федерации в отношении продукции его подразделения "Космед". При этом арбитражный суд посчитал фактом незаконного использования товарного знака отсутствие у ответчиков лицензионных (сублицензионных) соглашений с правообладателем или лицензиатом, не согласившись с доводами ответчиков о том, что на территорию Российской Федерации был ввезен товар, маркировку которого данным товарным знаком произвел сам производитель и правообладатель, а значит, незаконного использования товарного знака не было.
В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "К-2" и гражданка В.В. Бузулуцкая оспаривают конституционность пункта 2 статьи 4 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", согласно которому нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения: на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.
Заявители полагают, что приведенное положение в той части, в какой оно позволяет расценивать сделки с товаром, маркированным соответствующим товарным знаком и не являющимся контрафактным, как нарушение прав правообладателя на товарный знак, противоречит статьям 8 (часть 1), 15 (часть 1), 34, 35, 55 и 74 Конституции Российской Федерации.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителей о том, что их жалобы не соответствуют требованиям названного Закона.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные ООО "К-2" и гражданкой В.В. Бузулуцкой материалы, не находит оснований для принятия их жалоб к рассмотрению.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 2, пунктом 1 статьи 4 и частью первой статьи 26 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" правовая охрана товарного знака в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном данным Законом, или в силу международных договоров Российской Федерации; право на товарный знак охраняется законом; правообладатель вправе использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами; никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак без разрешения правообладателя; право на использование товарного знака может быть предоставлено правообладателем (лицензиаром) другому юридическому лицу или осуществляющему предпринимательскую деятельность физическому лицу (лицензиату) по лицензионному договору в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован.
Запрещение законным правообладателем использования товарного знака другими лицами, направленное на реализацию статьи 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации, ограничивает права хозяйствующих субъектов, закрепленные в статье 34 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой согласно ее статье 55 (часть 3) это необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2001 г. N 287-О). Кроме того, запрещение такого способа использования товарного знака правообладателя, как ввоз маркированной таким знаком продукции на территорию Российской Федерации, направлено на соблюдение международных обязательств Российской Федерации в области охраны интеллектуальной собственности в соответствии со статьями 15 (часть 4), 44 (часть 1) и 71 (подпункт "о") Конституции Российской Федерации и не противоречит статьям 8 (часть 1) и 74 Конституции Российской Федерации.
В то же время согласно статье 1 Протокола N 1 (в редакции Протокола N 11) к Конвенции о защите прав человека и основных свобод право каждого физического и юридического лица на уважение принадлежащей ему собственности и ее защиту (и вытекающая из этого свобода пользования имуществом) не умаляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами.
Данному положению корреспондируют вводимые в силу статей 15 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, которые, не ограничивая применение соответствующих конституционных норм, гарантируют защиту конституционно значимых ценностей - основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
В целях обеспечения баланса прав правообладателя легальной монополии (исключительного права) в отношении зарегистрированного им в установленном порядке обозначения - товарного знака и прав других лиц в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия, статьей 23 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" закреплен принцип исчерпания прав, основанных на регистрации товарного знака, согласно которому в отношении таких товаров регистрация товарного знака не дает правообладателю право запретить использование товарного знака другими лицами. При этом по смыслу статьи 26 названного Закона объем защиты прав пользователя исключительными правами (лицензиата) не может быть выше объема защиты прав правообладателя.
Следовательно, пунктом 2 статьи 4 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" во взаимосвязи с положениями статьи 23 того же Закона права заявителей, закрепленные в статьях 15 (часть 1), 34, 35 и 55 Конституции Российской Федерации, не нарушаются.
Разрешение вопроса о защите прав заявителей, нарушенных, по их мнению, состоявшимися решениями арбитражного суда, как требующего проверки правильности установления и исследования фактических обстоятельств дела (в том числе факта наличия в договорах на поставку производимых правообладателем товаров, маркированных данным товарным знаком, ясного и недвусмысленного условия об их ввозе на территорию Российской Федерации и, следовательно, о согласии правообладателя на введение указанных товаров в гражданский оборот на этой территории и т.п.), выбора и казуального толкования подлежащих применению правовых норм в их системной связи, Конституционному Суду Российской Федерации в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" неподведомственно, а составляет прерогативу вышестоящих судов арбитражной юрисдикции, возможность обращения в которые заявителями не утрачена.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб общества с ограниченной ответственностью "К-2" и гражданки Бузулуцкой Виктории Викторовны, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленного в них вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 22.04.2004 n 164-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЛИТВИНОВА МИХАИЛА МИХАЙЛОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 133 УПК РСФСР И ЧАСТИ ШЕСТОЙ СТАТЬИ 162 УПК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также