ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 04.03.2004 n 74-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА МИРОВОГО СУДЬИ СУДЕБНОГО УЧАСТКА n 29 КАРЫМСКОГО РАЙОНА ЧИТИНСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 108, 253 И 354 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 марта 2004 г. N 74-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА
МИРОВОГО СУДЬИ СУДЕБНОГО УЧАСТКА N 29 КАРЫМСКОГО РАЙОНА
ЧИТИНСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ
СТАТЕЙ 108, 253 И 354 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса мирового судьи судебного участка N 29 Карымского района Читинской области,
установил:
1. Мировой судья судебного участка N 29 Карымского района Читинской области А.В. Макарцев, в чьем производстве находится уголовное дело по обвинению гражданина А.Ю. Фаличева в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 157 УК Российской Федерации (злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста), в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подлежащих, по его мнению, применению в данном деле.
Заявитель полагает, что норма части третьей статьи 253 УПК Российской Федерации нарушает принцип состязательности сторон, закрепленный в статье 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не предусматривает возвращение дела из суда в прокуратуру для производства розыска скрывшегося подсудимого и возлагает тем самым обязанность контроля за розыском на суд; данная же статья в целом не соответствует статьям 15 и 46 Конституции Российской Федерации, поскольку не закрепляет возможность приостановления судебного разбирательства в случае направления судом запроса в Конституционный Суд Российской Федерации. Части первая и пятая статьи 108 УПК Российской Федерации, по мнению заявителя, противоречат статьям 17 (часть 3), 46 (часть 2) и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяют суду ограничивать право гражданина, обвиняемого в преступлении небольшой тяжести, на свободу и личную неприкосновенность, а часть третья статьи 354 УПК Российской Федерации в системной связи с частью одиннадцатой его статьи 108 противоречат статье 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку ими создается неопределенность в вопросе о том, в каком порядке (кассационном или апелляционном) подлежат обжалованию решения мирового судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом.
2. Согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли оспариваемые положения закона Конституции Российской Федерации.
Статья 253 УПК Российской Федерации регламентирует порядок отложения судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц или в связи с необходимостью истребования новых доказательств (часть первая), возобновления отложенного судебного разбирательства (часть вторая), приостановления производства по уголовному делу в связи с тем, что подсудимый скрылся и объявлен в розыск, а также в случае его психического расстройства или иной тяжелой болезни, исключающей возможность явки в суд (часть третья).
Из смысла части третьей указанной статьи уголовно-процессуального закона не следует, что само по себе оставление в суде материалов уголовного дела, производство по которому им приостановлено в связи с тем, что обвиняемый скрылся от правосудия, привело или могло привести к принятию на себя судом не свойственных ему функций, связанных с розыском обвиняемого, или к ограничению прав какой-либо из сторон в уголовном процессе по сравнению с правами другой стороны (что подтверждается и документами, прилагаемыми к запросу). Данная норма не освобождает органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, и надзирающего за исполнением ими законов прокурора от обязанности принять все необходимые меры по розыску подсудимого и обеспечить тем самым скорейшее возобновление судебного разбирательства.
Таким образом, в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации часть третья статьи 253 УПК Российской Федерации, неопределенность отсутствует, а потому данный запрос в указанной части не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению как не отвечающий критерию допустимости. Решение же вопроса о внесении целесообразных, с точки зрения заявителя, изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, направленных на уточнение оспариваемой нормы, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации и является прерогативой федерального законодателя.
По тем же основаниям не подлежит рассмотрению в Конституционном Суде Российской Федерации и вопрос о проверке конституционности статьи 253 УПК Российской Федерации в целом, как не наделяющей суд полномочием в период судебного разбирательства направлять запрос в Конституционный Суд Российской Федерации и приостанавливать в связи с этим производство по делу. Отсутствие в данной статье прямого указания на такое правомочие суда не может расцениваться как его отрицание законом, тем более, что оно прямо предусмотрено законом более высокого, чем Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, уровня: в силу статей 101 и 103 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" суд, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению при рассмотрении им дела в любой инстанции и в любой стадии, обращается с запросом о проверке конституционности данного закона; производство по делу при этом приостанавливается.
3. В соответствии со статьей 102 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" запрос суда в Конституционный Суд Российской Федерации допустим в том случае, если закон применен или подлежит применению в рассматриваемом им конкретном деле.
Статья 108 УПК Российской Федерации предусматривает, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, а в исключительных случаях - на срок до двух лет, при наличии указанных в этой статье обстоятельств (часть первая); принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск (часть пятая).
Как следует из представленных материалов, по находящемуся на рассмотрении у мирового судьи А.В. Макарцева делу заключение под стражу как мера пресечения в отношении А.Ю. Фаличева не могло применяться, поскольку часть первая статьи 157 УК Российской Федерации не предусматривает наказание в виде лишения свободы. Следовательно, и части первая и пятая статьи 108 УПК Российской Федерации не подлежали применению в этом уголовном деле.
Таким образом, поскольку оспариваемые нормы статьи 108 УПК Российской Федерации в данном случае применению не подлежат, запрос в указанной части также не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Не может быть принят к рассмотрению запрос и в части, касающейся проверки конституционности части третьей статьи 354 УПК Российской Федерации в системной связи с нормой части одиннадцатой его статьи 108, которые, по утверждению заявителя, фактически не допускают возможность обжалования постановления мирового судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку в находящемся на рассмотрении у мирового судьи А.В. Макарцева деле гражданина А.Ю. Фаличева заключение под стражу как мера пресечения применяться не могло.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса мирового судьи судебного участка N 29 Карымского района Читинской области, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такого рода обращения могут быть признаны допустимыми, и поскольку разрешение поставленного в нем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ПРИКАЗ МВД РФ от 04.03.2004 n 142 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЙ О ГЛАВНОМ ПАСПОРТНО-ВИЗОВОМ УПРАВЛЕНИИ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОДЧИНЕННЫХ ЕМУ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯХ  »
Постановления и Указы »
Читайте также