ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 25.12.2003 n 448-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ХОДАТАЙСТВА ГРАЖДАНИНА ГАВРЮШЕНКО ПАВЛА ИВАНОВИЧА ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 5 ИЮНЯ 2003 Г. n 271-О


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 декабря 2003 г. N 448
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ХОДАТАЙСТВА ГРАЖДАНИНА ГАВРЮШЕНКО ПАВЛА ИВАНОВИЧА
ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО
СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 5 ИЮНЯ 2003 Г. N 271-О
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о принятии к рассмотрению ходатайства гражданина П.И. Гаврюшенко,
установил:
1. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 5 июня 2003 г. N 271-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина П.И. Гаврюшенко на нарушение его конституционных прав положениями подпунктов 3 и 4 пункта 4 статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот" как не отвечающей требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно. В поступившем в Конституционный Суд Российской Федерации ходатайстве П.И. Гаврюшенко, не соглашаясь с Определением и высказывая личную позицию по отдельным его положениям, просит одновременно дать его официальное разъяснение по ряду вопросов.
Заявитель просит разъяснить, означает ли, что Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 271-О изменяет сформулированные в пункте 1 статьи 2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" особенности статуса военной службы как особого вида федеральной государственной службы; не меняется ли данным Определением понятие оклада месячного денежного содержания военнослужащих, в частности за счет включения в него льгот военнослужащих по оплате коммунальных услуг и уплате подоходного налога, и следует ли понимать, что указанные льготы входят в оклад месячного денежного содержания военнослужащих.
Заявителем ставится вопрос о правомерности изложенной в Определении правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации относительно права законодателя изменять ранее предоставленные военнослужащим льготы и компенсации, имея в виду, в частности, особый характер возложенных на военнослужащих обязанностей. При этом он просит разъяснить, как согласуется эта правовая позиция с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации относительно льгот, гарантий и компенсаций судьям, выраженной в пункте 3 Постановления от 19 февраля 2002 г. N 5-П.
Заявитель утверждает, что правовая позиция, выраженная Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 5 июня 2003 г. N 271-О, не согласуется с требованиями такого международного договора, как Соглашение между государствами - участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года.
Заявитель просит разъяснить, почему Конституционный Суд Российской Федерации не рассмотрел в порядке, предусмотренном статьей 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конституционность Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот" по процедуре его принятия.
Заявитель считает, что отказ Конституционного Суда Российской Федерации в принятии его жалобы к рассмотрению нарушает его право на справедливое разбирательство дела, гарантированное статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", официальное разъяснение решения Конституционного Суда Российской Федерации дается в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; ходатайство о даче официального разъяснения не может быть принято к рассмотрению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования с точки зрения существа получивших разрешение вопросов.
При этом Конституционный Суд Российской Федерации - в силу части четвертой статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" - решает исключительно вопросы права, воздерживаясь от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Вынося решение, Конституционный Суд Российской Федерации не вправе выходить за рамки поставленных заявителем вопросов, определяющих предмет обращения; вместе с тем согласно части третьей той же статьи он не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.
2.1. В жалобе П.И. Гаврюшенко оспаривалась конституционность подпунктов 3 и 4 пункта 4 статьи 1 Федерального закона от 7 мая 2002 года "О внесении изменений и дополнений в некоторые акты законодательства Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот".
Конституционный Суд Российской Федерации, дав конституционно-правовую оценку оспариваемых норм, своим Определением об отказе в принятии к рассмотрению данной жалобы не вносил изменений в регулирование особенностей статуса военной службы как особого вида федеральной государственной службы; внесение таких изменений - компетенция федерального законодателя.
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 271-О нельзя толковать таким образом, что им изменено значение понятия "оклад месячного денежного содержания военнослужащих". Из него не вытекает также, что льготы военнослужащих по оплате коммунальных услуг и уплате подоходного налога входят в оклад месячного денежного содержания военнослужащих. Указанные льготы, как это следует из абзаца третьего пункта 2 мотивировочной части Определения, не входя в систему денежного довольствия военнослужащих, имели целью создание дополнительных социальных гарантий реализации прав военнослужащих в условиях недостаточно высокого уровня их денежного довольствия. Иными словами, данные льготы не являлись элементами системы вознаграждения за труд и как таковые находились за пределами служебных отношений. Обратное не следует ни из Определения от 5 июня 2003 г. N 271-О, ни из Федерального закона "О статусе военнослужащих". Имея это в виду, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что в Федеральном законе от 27 мая 1998 года "О статусе военнослужащих" законодатель не только определил на основе сложившейся к тому времени системы правового регулирования размеры и структуру денежного довольствия, но и установил льготы, в частности по оплате коммунальных услуг и оплате занимаемого жилого помещения (пункт 10 статьи 15), а также по уплате налогов (пункт 4 статьи 17).
Употребленное же в пункте 1 мотивировочной части Определения словосочетание "работающего по контракту" - применительно к П.И. Гаврюшенко (майору юстиции, старшему юрисконсульту административно-хозяйственного управления ВВС Министерства обороны Российской Федерации) - свидетельствует лишь о том, что служба по контракту является формой реализации военнослужащим конституционного права на труд. Как указывал ранее Конституционный Суд Российской Федерации, из статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 37 вытекает, что право на труд реализуется военнослужащими путем добровольного поступления на военную службу по контракту (Определение от 13 ноября 2001 г. N 224-О).
2.2. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 271-О констатировано - со ссылкой на ранее выработанную Конституционным Судом Российской Федерации правовую позицию, - что установление льгот относится к исключительной прерогативе законодателя; при этом льготы могут быть им не только расширены, но и сужены (определения от 3 июля 1997 г. N 84-О и от 5 ноября 2002 г. N 320-О, Постановление от 24 мая 2001 г. N 8-П и др.), и такой подход не обязательно должен быть обусловлен изменением круга обязанностей военнослужащих.
Однако при переходе к новой системе правового регулирования оплаты труда военнослужащих должен учитываться, как это прямо указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 271-О, принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования, а также предоставление гражданам возможности, в частности посредством установления временного регулирования, в течение некоего разумного переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям; это означает необходимость эффективных правовых механизмов денежной компенсации взамен отмененных льгот, что обеспечивало бы, по крайней мере, сохранение ранее достигнутого уровня социальной защиты военнослужащих и их семей с учетом специфики военной службы (абзац третий пункта 4 мотивировочной части), предусматривающей выполнение военнослужащими специфических задач обороны страны, сопряженных с опасностью для их жизни и здоровья (абзац второй пункта 2 мотивировочной части). В то же время необоснованно ставить вопрос о распространении правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в пункте 3 Постановления от 19 февраля 2002 г. N 5-П применительно к судьям, на военнослужащих: конституционно-правовой статус военнослужащих и судей различен.
2.3. С учетом того, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы (статья 15, часть 4, Конституции Российской Федерации), Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 5 июня 2003 г. N 271-О, касаясь - Соглашения между государствами - участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, прямо указал на то, что законодательство должно предусматривать уровень гарантирования прав военнослужащих и их семей не ниже установленного ранее законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР (абзац второй пункта 4 мотивировочной части). При этом Конституционный Суд Российской Федерации учитывал, что в статье 1 (часть 1) указанного Соглашения говорится о сохранении уровня прав и льгот, но не их перечня, установленного законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР. Поэтому законодатель вправе вносить изменения в законодательство о льготах и гарантиях прав военнослужащих, определять их различными способами в рамках требований Конституции Российской Федерации, не снижая общий уровень.
2.4. Что касается вопроса о проверке конституционности Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые акты законодательства Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот" по процедуре его принятия - на предмет соответствия требованиям статьи 107 (часть 3) Конституции Российской Федерации, - то в жалобе этот вопрос не ставился, а Конституционный Суд Российской Федерации при принятии решения не вправе выходить за пределы требований заявителя.
Обращением в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение его конституционных прав подпунктами 3 и 4 пункта 4 статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые акты законодательства Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот" гражданин П.И. Гаврюшенко реализовал свое право на судебную защиту в рамках конституционного судопроизводства, которое в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" не предусматривает участия сторон на стадии решения вопроса о принятии обращения к рассмотрению.
Таким образом, вопросы, поставленные в ходатайстве гражданина П.И. Гаврюшенко, не требуют официального разъяснения Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 271-О.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Гаврюшенко Павла Ивановича об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 г. N 271-О.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

---------------------------------------------------------------------
--------------------

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Минтруда РФ от 25.12.2003 n 90 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ДИЕТИЧЕСКОГО (ЛЕЧЕБНОГО) ПИТАНИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ (МУНИЦИПАЛЬНЫХ) УЧРЕЖДЕНИЯХ СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ГРАЖДАН ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА И ИНВАЛИДОВ  »
Постановления и Указы »
Читайте также