ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.02.2003 n 86-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА МУСТАФАЕВА МАГОМЕД-АЛИ ЗАКАРЬЯЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТОМ В ПУНКТА 1 СТАТЬИ 43 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 февраля 2003 г. N 86-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА МУСТАФАЕВА МАГОМЕД-АЛИ ЗАКАРЬЯЕВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТОМ
"В" ПУНКТА 1 СТАТЬИ 43 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина М.З. Мустафаева требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. Гражданин М.З. Мустафаев, занимавший должность прокурора города Дербента (Республика Дагестан), приказом исполняющего обязанности Генерального прокурора Российской Федерации был освобожден от занимаемой должности и уволен из органов прокуратуры на основании пункта 1 статьи 41.7 Федерального закона от 17 января 1992 года "О прокуратуре Российской Федерации" (в редакции от 10 февраля 1999 года) за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника.
Тверской межмуниципальный (районный) суд города Москвы, куда М.З. Мустафаев обратился с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, своим решением, оставленным в силе определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, отказал в удовлетворении его требований, одновременно изменив формулировку основания увольнения и сославшись при этом на подпункт "в" пункта 1 статьи 43 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации": согласно данному судебному решению М.З. Мустафаев считается уволенным из органов прокуратуры за совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации М.З. Мустафаев выражает несогласие с увольнением из органов прокуратуры и вынесенными по его делу судебными решениями и оспаривает конституционность подпункта "в" пункта 1 статьи 43 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", согласно которому прокурорский работник может быть уволен по инициативе руководителя органа или учреждения прокуратуры в случае нарушения Присяги прокурора (следователя), а также совершения проступков, порочащих честь прокурорского работника.
По мнению заявителя, названная норма, как не содержащая указания на сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, не соответствует статьям 7, 37 и 54 Конституции Российской Федерации.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял М.З. Мустафаева о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению. Однако в своей очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.
2. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.
Служба в органах и учреждениях прокуратуры, как следует из пункта 1 статьи 40 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", является видом федеральной государственной службы. Специфическая деятельность, которую осуществляют органы и учреждения прокуратуры, предопределяет и специальный правовой статус ее работников. Исходя из этого государство, регулируя государственную службу в органах и учреждениях прокуратуры, в том числе основания увольнения с этой службы, а также сроки претерпевания негативных последствий применения дисциплинарных взысканий, включая увольнение со службы за виновное поведение, может устанавливать в данной сфере особые правила, что само по себе не противоречит статьям 19 (часть 1), 37 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и согласуется с пунктом 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 111 1958 года относительно дискриминации в области труда и занятий, согласно которому различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией.
Следовательно, установление для работников прокуратуры таких указанных в пункте 1 статьи 43 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" оснований и условий увольнения, которые не предусмотрены трудовым законодательством для иных категорий работников, т.е. имеющих иной правовой статус, не может рассматриваться как ущемление конституционных прав и свобод граждан, проходящих службу в органах и учреждениях прокуратуры. Ссылки заявителя на другие перечисленные в жалобе положения Конституции Российской Федерации необоснованны и носят произвольный характер.
Кроме того, к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации не относится установление того, можно ли было квалифицировать конкретные действия М.З. Мустафаева как нарушающие Присягу прокурора (следователя) и порочащие честь прокурорского работника, а также проверка обоснованности вынесенных по делу судебных решений и применимости к федеральному государственному служащему, находящемуся на службе в органах прокуратуры в должности прокурора, предусмотренных в отраслевом законодательстве сроков привлечения к дисциплинарной ответственности, - в силу части третьей статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации обязан воздерживаться от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мустафаева Магомед-али Закарьяевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Конституционный Суд
Российской Федерации

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.02.2003 n 42-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ХОДАТАЙСТВА ГРАЖДАНИНА ХИЗВЕРА РОМАНА ГРИГОРЬЕВИЧА О РАЗЪЯСНЕНИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 16 ОКТЯБРЯ 2001 Г. n 220-О ПО ЖАЛОБЕ УЧРЕЖДЕНИЯ ХОЗЯЙСТВЕННО-ПРАВОВАЯ СЛУЖБА ВОРОНЕЖСКОГО ОБЛАСТНОГО ФОНДА ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЕЙ 852 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также