ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.02.2003 n 56-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА КОРАБЛИНА ОЛЕГА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 319, 320, 322 И 326 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 февраля 2003 г. N 56-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА КОРАБЛИНА ОЛЕГА ВЛАДИМИРОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 319, 320,
322 И 326 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина О.В. Кораблина требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.В. Кораблин оспаривает конституционность статей 319, 320, 322 и 326 ГПК РСФСР 1964 года, предусматривавших возможность возбуждения надзорного производства только в случаях принесения протеста на вступившие в законную силу судебные постановления должностными лицами суда и прокуратуры, которые обладали полномочиями по истребованию судебных дел для их изучения и выявления оснований для принесения протеста.
Как следует из представленных материалов, должностные лица Верховного Суда Российской Федерации отказали в принесении протеста в порядке надзора на постановления судов общей юрисдикции, вынесенные по делу с участием О.В. Кораблина.
По мнению заявителя, установленный гражданским процессуальным законодательством порядок рассмотрения заявлений заинтересованных лиц о принесении протеста в порядке надзора на вступившие в законную силу судебные постановления, как позволяющий указанным в статье 320 ГПК РСФСР должностным лицам препятствовать возбуждению надзорного судопроизводства и исключать исправление в порядке надзора допущенных нижестоящими судами судебных ошибок, не соответствует статьям 2, 17 (часть 2), 18, 21, 45, 46 (часть 1) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял О.В. Кораблина о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению. Однако в очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.
2. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в том числе судебной (статья 46, части 1 и 2), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок судебной проверки решений судов общей юрисдикции по жалобам заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможности для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания - они определяются законами на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128.
Из статей 46 (часть 3), 71 (пункт "о"), 127 и 128 Конституции Российской Федерации следует, что законодатель, устанавливая институт пересмотра судебных актов вышестоящими судами, вправе определить судебную инстанцию, решения которой в правовой системе Российской Федерации не подлежат обжалованию, что не противоречит конституционной обязанности государства обеспечивать каждому доступ к правосудию, в том числе для исправления судебной ошибки.
Гражданский процессуальный кодекс РСФСР предусматривал, что проверка судебных решений, принятых первой инстанцией, может осуществляться в апелляционном и кассационном порядке. В результате принималось окончательное решение по делу, что тем не менее не препятствовало проверке и пересмотру состоявшихся судебных актов в иных судебных процедурах. Помимо названных стадий судебного разбирательства предусматривались также процедуры пересмотра судебных решений в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам. Управомоченные должностные лица суда и прокуратуры наделялись обязанностью приносить протесты на состоявшиеся судебные решения лишь при наличии оснований для их пересмотра (при отсутствии таких оснований об этом сообщалось лицу, подавшему надзорную жалобу, с указанием мотивов отказа в принесении протеста), какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, при разрешении вопроса о принесении надзорного протеста не выносилось.
Таким образом, отказ в принесении протеста на состоявшиеся судебные решения нельзя рассматривать как нарушение права на судебную защиту.
Соответствующая правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющая свою силу, была сформулирована в Постановлениях от 3 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 197 и статьи 192 АПК Российской Федерации и от 14 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности статьи 325 ГПК РСФСР.
Кроме того, представленные заявителем материалы свидетельствуют о том, что его дело рассматривалось судами первой и кассационной инстанций, т.е. доступ к правосудию ему не был закрыт и право на судебную защиту было им реализовано. Следовательно, нельзя сделать вывод о том, что статьями 319, 320, 322 и 326 ГПК РСФСР затрагиваются его права, закрепленные статьями 45, 46 и 47 Конституции Российской Федерации. Не могут оспариваемые нормы, регламентирующие процедуру обжалования судебных решений в порядке надзора, рассматриваться и как нарушающие статьи 2, 17 (часть 2), 18 и 21 Конституции Российской Федерации, которые по своему содержанию не имеют к ним отношения.
Кроме того, Федеральным законом от 14 ноября 2002 года с 1 февраля 2003 года введен в действие новый Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и, соответственно, с этой же даты признан утратившим силу Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 года. Следовательно, положения статей 319, 320, 322 и 326 ГПК РСФСР утратили силу к началу производства по жалобе гражданина О.В. Кораблина.
В соответствии с частью второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом Российской Федерации производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан. Поскольку применение оспариваемых норм в отношении заявителя не повлекло нарушения его конституционных прав и свобод, данная жалоба и по этому основанию не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кораблина Олега Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Конституционный Суд
Российской Федерации

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.02.2003 n 55-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА АВДОЯНА ТЕЙМУРАЗА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 180, 181, 183 И ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 185 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также