ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 14.01.2003 n 1-О ПО ЗАПРОСУ ПРАВИТЕЛЬСТВА КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ Л, М СТАТЬИ 42 И ПУНКТА Г СТАТЬИ 55 УСТАВА (ОСНОВНОГО ЗАКОНА) КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 января 2003 г. N 1-О
ПО ЗАПРОСУ ПРАВИТЕЛЬСТВА
КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ "Л", "М" СТАТЬИ 42 И ПУНКТА "Г"
СТАТЬИ 55 УСТАВА (ОСНОВНОГО ЗАКОНА)
КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Правительства Кировской области,
установил:
1. Согласно статье 42 Устава (Основного Закона) Кировской области к ведению Законодательного Собрания Кировской области относится согласование кандидатур на должности первого заместителя и заместителей Председателя Правительства, руководителей финансового органа и органа по управлению государственной собственностью области (пункт "л") и выражение недоверия указанным должностным лицам (пункт "м"). Статья 55 Устава относит к числу полномочий Губернатора Кировской области формирование Правительства области в соответствии с Уставом и законами области и представление на согласование Законодательному Собранию кандидатур на должности первого заместителя и заместителей Председателя Правительства, руководителей финансового органа и органа по управлению государственной собственностью области (пункт "г").
В запросе Правительства Кировской области утверждается, что названные положения Устава (Основного Закона) Кировской области в части, касающейся заместителей Председателя Правительства области, противоречат статье 10 Конституции Российской Федерации, поскольку ограничивают высшее должностное лицо области в его законных полномочиях по формированию высшего органа исполнительной власти, которые в соответствии с Уставом принадлежат исключительно Губернатору, а также позволяют Законодательному Собранию путем выражения недоверия должностным лицам Правительства области вмешиваться в его деятельность без определения правовых оснований для такого вмешательства, т.е. наделяют законодательный (представительный) орган не свойственными ему функциями.
2. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к вопросу об участии законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации в назначении на должность и освобождении от должности руководителей органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации. В Постановлениях от 18 января 1996 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края, от 1 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного Закона Читинской области, от 10 декабря 1997 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Тамбовской области и от 7 июня 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" Конституционным Судом Российской Федерации изложена правовая позиция, в силу которой в конституции (уставе) субъекта Российской Федерации могут быть предусмотрены положения об участии его законодательного (представительного) органа в назначении на должности заместителей высшего должностного лица исполнительной власти и отдельных руководителей органов исполнительной власти, однако при условии, что конституционное (уставное) регулирование в целом создает систему сдержек и противовесов и при этом обеспечивается баланс законодательной и исполнительной власти субъекта Российской Федерации.
Исходя из того, что само по себе право законодательного (представительного) органа на участие в формировании исполнительного органа власти субъекта Российской Федерации не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации вместе с тем признал положения конституций (уставов) ряда субъектов Российской Федерации, которыми закрепляется необходимость согласования с законодательным (представительным) органом назначения на должность всех членов высшего органа исполнительной власти и тем более - не входящих в него руководителей органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, нарушающими баланс законодательной и исполнительной власти, а положения, которыми закрепляется необходимость согласия законодательного (представительного) органа на освобождение от должности должностных лиц органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, - нарушающими самостоятельность исполнительной власти.
Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 января 1996 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края, сбалансированность полномочий и стабильность двух властей достигаются только в том случае, если полномочия одного органа уравновешиваются адекватными полномочиями другого, поэтому не может быть истолковано иначе как ограничение полномочий главы администрации право представительного органа выражать недоверие должностным лицам администрации, если решение о недоверии понимается как основание для обязательного ухода в отставку соответствующих должностных лиц. Исходя из этого Конституционный Суд Российской Федерации признал конституционной соответствующую норму Устава Алтайского края, поскольку ею не устанавливается обязательность ухода в отставку должностных лиц, которым законодательный (представительный) орган выразил недоверие.
Все названные Постановления Конституционного Суда Российской Федерации сохраняют свою силу и являются общеобязательными, а выраженные в них правовые позиции не могут быть преодолены принятием нормативного правового акта, содержащего противоречащие им нормы.
3. Устав (Основной Закон) Кировской области предусматривает согласование с Законодательным Собранием кандидатур лишь на отдельные должности в составе Правительства области и не закрепляет необходимость согласия Законодательного Собрания на освобождение от должности каких-либо должностных лиц Правительства области, что соответствует и нормам Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", согласно которым законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации может принимать участие в формировании высшего исполнительного органа субъекта Российской Федерации, в утверждении или согласовании назначения на должность отдельных должностных лиц этого органа (пункт 3 статьи 5, пункт 1 статьи 24).
Не предусматривает Устав (Основной Закон) Кировской области и обязательного ухода в отставку заместителей Председателя Правительства в результате выражения им недоверия со стороны Законодательного Собрания. Ни в самом Уставе, ни в Законе Кировской области от 26 июля 2001 года "О Правительстве и иных органах исполнительной власти Кировской области" не установлены какие-либо правовые последствия выражения недоверия, затрагивающие обязанности и права Губернатора в такой ситуации.
Следовательно, оспариваемые в запросе Правительства Кировской области положения пунктов "л" и "м" статьи 42 и пункта "г" статьи 55 Устава (Основного Закона) Кировской области по сути являются такими же, как положения, признанные Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях, сохраняющих свою силу, соответствующими Конституции Российской Федерации.
4. По смыслу статьи 125 (пункт "а" части 2 и часть 6) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее положений пункта 1 части первой статьи 3, статей 6 и 36, пункта 3 части первой статьи 43, частей второй и третьей статьи 79, статьи 85, пункта 2 части первой и частей второй и четвертой статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации, придя к выводу о том, что в обращении оспариваются такие же нормативные положения, какие ранее были признаны им не соответствующими Конституции Российской Федерации, своим решением в форме определения подтверждает, что эти положения также являются не соответствующими Конституции Российской Федерации и как таковые не могут иметь юридической силы.
По смыслу указанных положений Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" во взаимосвязи с пунктом 1 части первой статьи 87 названного Закона, Конституционный Суд Российской Федерации, придя к выводу о том, что в обращении оспариваются такие же нормативные положения, какие ранее были признаны им соответствующими Конституции Российской Федерации, своим решением в форме определения подтверждает, что эти положения также являются соответствующими Конституции Российской Федерации и, следовательно, сохраняют силу и подлежат действию, а потому дальнейшее производство по запросу прекращает.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Положения пункта "л" статьи 42 и пункта "г" статьи 55 Устава (Основного Закона) Кировской области, как предусматривающие согласование с Законодательным Собранием представляемых Губернатором кандидатур лишь на отдельные должности в составе Правительства области (при том, что Уставом не закрепляется необходимость согласия Законодательного Собрания на освобождение от должности каких-либо должностных лиц Правительства области), и положение пункта "м" статьи 42 Устава (Основного Закона) Кировской области о праве Законодательного Собрания выражать недоверие заместителям Председателя Правительства области, как не предполагающее обязательного ухода в отставку указанных должностных лиц, аналогичны положениям, которые ранее были признаны Конституционным Судом Российской Федерации соответствующими Конституции Российской Федерации, сохраняют свою силу и подлежат действию как соответствующие Конституции Российской Федерации.
2. Прекратить дальнейшее производство по запросу Правительства Кировской области, поскольку для разрешения поставленного в нем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.
3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
4. Настоящее определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", официальных изданиях органов государственной власти Кировской области, а также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 14.01.2003 n 12 О ПОДПИСАНИИ СОГЛАШЕНИЯ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КАБИНЕТОМ МИНИСТРОВ УКРАИНЫ О ЛИКВИДАЦИИ И ПОРЯДКЕ ВОЗВРАТА АВИАЦИОННОЙ ТЕХНИКИ, НАХОДЯЩЕЙСЯ НА РЕМОНТНЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ УКРАИНЫ  »
Постановления и Указы »
Читайте также