ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 23.04.2002 n 96-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ГЕНИНА АДОЛЬФА ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 322, 327 И 330 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР И ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 апреля 2002 г. N 96-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
ГЕНИНА АДОЛЬФА ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 322, 327 И 330 ГРАЖДАНСКОГО
ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР И ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ГРАЖДАНСКИЙ
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина А.И. Генина требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И. Генин просит признать части первую и третью статьи 322, статьи 327 и 330 ГПК РСФСР противоречащими статьям 17 (части 1 и 2), 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а пункты 28 и 30 статьи 1 Федерального закона от 30 ноября 1995 года "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР", которыми были внесены изменения в статьи 327 и 330 ГПК РСФСР, - противоречащими статье 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Кроме того, А.И. Генин выражает несогласие с действиями работников Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации, которые на основании статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном суде Российской Федерации" возвращали заявителю его жалобы с указанием на имеющиеся в них недостатки.
По мнению заявителя, отказы в разрешении его надзорных жалоб на ряд решений судов общей юрисдикции (в связи с отсутствием надлежаще заверенных копий судебных актов, непредставлением доказательств в соответствии со статьей 50 ГПК РСФСР), данные ему неуправомоченными должностными лицами, объясняются нечеткостью положений частей первой и второй статьи 322 ГПК РСФСР, в которых не указано, кто именно сообщает лицу, подавшему заявление о принесении протеста в порядке надзора, об отсутствии оснований для принесения такого протеста.
Заявитель полагает также, что в связи с внесением изменений в статьи 327 и 330 ГПК РСФСР, устанавливающие пределы рассмотрения дела в надзорной инстанции и основания для отмены постановлений нижестоящих судов, в настоящее время при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет только правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций, не касаясь вопроса об обоснованности судебного акта.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" неоднократно уведомлял А.И. Генина о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалобы не могут быть приняты к рассмотрению. Однако в очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленным им вопросам.
2. В части первой статьи 322 ГПК РСФСР содержится перечень должностных лиц, наделенных правом на истребование из соответствующих судов гражданских дел в пределах своей компетенции для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста. Частью третьей той же статьи предусмотрено, что при отсутствии оснований для принесения протеста об этом сообщается лицу, подавшему заявление с просьбой о принесении протеста в порядке надзора, с указанием мотивов отказа.
Оспаривая конституционность этих норм в связи с отсутствием в них перечня лиц, наделенных правом сообщать об отсутствии оснований для принесения протеста, заявитель тем самым фактически ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о внесении целесообразных, с его точки зрения, изменений и дополнений в действующее законодательство. Разрешение этого вопроса, как и вопроса о правомочии работников аппарата и судей Верховного Суда Российской Федерации сообщать заинтересованным лицам о невозможности рассмотрения заявлений о принесении протеста в порядке надзора в связи с отсутствием необходимых материалов не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, установленные статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
3. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в ряде определений и основанной на Постановлениях от 3 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 АПК Российской Федерации, от 6 июля 1998 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 УПК РСФСР и от 14 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности части первой статьи 325 ГПК РСФСР, установив рассмотрение дел судами первой, апелляционной (для арбитражных судов) и кассационной инстанций как обязательные стадии судебного разбирательства, законодатель предусмотрел в качестве дополнительной гарантии конституционного права на судебную защиту производство в надзорной инстанции, наделив соответствующих должностных лиц суда и прокуратуры обязанностью приносить протесты на состоявшиеся судебные решения лишь при наличии оснований для их пересмотра; отказ в принесении протеста нельзя рассматривать как нарушение конституционного права на судебную защиту, поскольку какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, при разрешении вопроса о принесении надзорного протеста не выносится.
Как следует из жалобы, свое конституционное право на судебную защиту А.И. Генин реализовал в судах первой и кассационной инстанций. Таким образом, нельзя сделать вывод, что оспариваемыми нормами, определяющими объем правомочий надзорной инстанции по проверке вступивших в законную силу решений, определений и постановлений всех судов Российской Федерации, нарушаются права, закрепленные в статьях 17 (части 1 и 2), 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Следовательно, данная жалоба в этой части не является допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
4. Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1999 года, производство в надзорной инстанции имеет место после того, как судебное решение по делу, рассмотренному зачастую не только в первой, но и в кассационной инстанции, вступило в законную силу и на его основе уже могло возникнуть множество правоотношений. Этим обусловлены установленные законом особенности данной стадии судопроизводства, а также пределы прав надзорной инстанции, связанных в первую очередь с проверкой законности судебных решений. Суд надзорной инстанции не наделен правом оценивать собранные доказательства, правильность определения юридически значимых обстоятельств, их доказанность, соответствие выводов суда обстоятельствам дела и на этой основе иначе, чем суд нижестоящей инстанции, определять объем и соотношение прав и обязанностей сторон в конкретном деле.
Требование заявителя о признании пунктов 28 и 30 статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" противоречащими статье 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации фактически сводится к требованию о возврате к прежней редакции этих статей. Разрешение подобных вопросов также не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.
5. Статьи 40 и 111 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предписывают Секретариату Конституционного Суда Российской Федерации при рассмотрении поступающих обращений проверять в предварительном порядке их соответствие требованиям названного Закона. Уведомление заявителя о несоблюдении тех или иных требований с одновременной рекомендацией об устранении недостатков в оформлении обращения является обязанностью работников Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации и не может рассматриваться как ограничение права на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Генина Адольфа Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 23.04.2002 n 85-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ХИЗВЕРА РОМАНА ГРИГОРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 181 И 185 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬЯМИ 10 И 16 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О СТАТУСЕ СУДЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также