ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 10.01.2002 n 12-О ПО ЗАПРОСУ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ АБЗАЦА ПЕРВОГО ПУНКТА 2.6 ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИСЧИСЛЕНИИ ВЫСЛУГИ ЛЕТ, НАЗНАЧЕНИИ И ВЫПЛАТЕ ПЕНСИЙ И ПОСОБИЙ ПРОКУРОРАМ И СЛЕДОВАТЕЛЯМ, НАУЧНЫМ И ПЕДАГОГИЧЕСКИМ РАБОТНИКАМ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ИМЕЮЩИМ КЛАССНЫЕ ЧИНЫ, И ИХ СЕМЬЯМ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 января 2002 г. N 12-О
ПО ЗАПРОСУ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ
О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ АБЗАЦА ПЕРВОГО
ПУНКТА 2.6 ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИСЧИСЛЕНИИ ВЫСЛУГИ ЛЕТ,
НАЗНАЧЕНИИ И ВЫПЛАТЕ ПЕНСИЙ И ПОСОБИЙ ПРОКУРОРАМ
И СЛЕДОВАТЕЛЯМ, НАУЧНЫМ И ПЕДАГОГИЧЕСКИМ РАБОТНИКАМ
ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ИМЕЮЩИМ КЛАССНЫЕ ЧИНЫ, И ИХ СЕМЬЯМ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Тюменской областной Думы,
установил:
1. В запросе Тюменской областной Думы оспаривается конституционность абзаца первого пункта 2.6 Положения об исчислении выслуги лет, назначении и выплате пенсий и пособий прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, имеющим классные чины, и их семьям (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 942, в редакции от 24 марта 2000 года), согласно которому лицам, имеющим право на назначаемую в соответствии с данным Положением пенсию, уволенным из органов прокуратуры до 1 июля 1994 года, пенсия исчисляется из среднего денежного содержания на момент назначения пенсии по должности, с которой они были уволены.
По мнению заявителя, данное предписание, ставящее исчисление пенсий за выслугу лет в зависимость от времени выхода на пенсию и не учитывающее, какой оклад по должности - минимальный или максимальный - получали лица, уволенные из органов прокуратуры до 1 июля 1994 года, противоречит порядку правового регулирования вопросов социального обеспечения, влечет ограничение прав граждан и потому не соответствует статьям 39 (часть 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Кроме того, как полагает заявитель, в части исчисления размера пенсии лицам, уволенным из органов прокуратуры до 1 июля 1994 года, данное Положение противоречит Федеральному закону "О прокуратуре Российской Федерации" и Закону Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", что свидетельствует о его несоответствии статье 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации, согласно которой в случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.
2. Конституция Российской Федерации, закрепляя право каждого на социальное обеспечение, включая право на получение трудовых пенсий (статья 39, часть 1), не решает вопроса о праве гражданина на конкретный размер пенсии и определенный и единый для всех категорий пенсионеров способ его подсчета. Из статьи 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом, следует, что как виды государственных пенсий, так и все элементы права на пенсионное обеспечение граждан определяет федеральный законодатель.
Условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения прокурорских работников установлены Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" и Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей". Следовательно, конституционные основы правового регулирования в части пенсионного обеспечения прокуроров и следователей, научных и педагогических работников органов и учреждений прокуратуры соблюдены полностью.
Что касается Постановления Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 942, которым утверждено Положение об исчислении выслуги лет, назначении и выплате пенсий и пособий прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, имеющим классные чины, и их семьям, то оно определяет порядок реализации этими категориями граждан права на получение пенсии за выслугу лет не произвольно, а в соответствии с названными Законами, лишь конкретизируя их положения, что не может рассматриваться как ограничение конституционного права на социальное обеспечение.
Не может рассматриваться как несправедливое и ограничивающее право, закрепленное статьей 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в отношении указанной категории прокурорских работников и, следовательно, как противоречащее статье 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и нормативное определение порядка исчисления пенсии за выслугу лет работникам органов прокуратуры, уволенным до 1 июля 1994 года, из среднего денежного содержания на момент назначения пенсии по должности, с которой они были уволены, поскольку оно преследует цель создания этим гражданам (ранее не имевшим права на пенсию за выслугу лет и получавшим пенсию по старости, начисленную из их среднего заработка по нормам Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации", но не свыше трех максимальных размеров пенсии) улучшенных условий пенсионного обеспечения - наравне с теми работниками, которым пенсия за выслугу лет назначается при увольнении.
Ссылка в запросе Тюменской областной Думы на статью 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации лишена оснований, поскольку содержащиеся в ней положения не имеют ни прямого, ни косвенного отношения к правовой и фактической стороне поставленных заявителем вопросов.
Таким образом, неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации абзаца первого пункта 2.6 Положения об исчислении выслуги лет, назначении и выплате пенсий и пособий прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, имеющим классные чины, и их семьям отсутствует, а следовательно, отсутствует предусмотренное частью второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основание к рассмотрению дела по запросу Тюменской областной Думы в заседании Конституционного Суда Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Тюменской областной Думы, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такое обращение признается допустимым.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 10.01.2002 n 10-О ПО ЗАПРОСУ ЦЕНТРАЛЬНОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ОМСКА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ ПУНКТА 4 СТАТЬИ 57 УСТАВА (ОСНОВНОГО ЗАКОНА) ОМСКОЙ ОБЛАСТИ И ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА КОРОТКОВА АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЭТИМ ПОЛОЖЕНИЕМ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ  »
Постановления и Указы »
Читайте также