ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 08.06.2001 n 107-О ПО ЗАПРОСУ ДУМЫ ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 112 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 июня 2001 г. N 107-О
ПО ЗАПРОСУ ДУМЫ ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА
О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ
СТАТЬИ 112 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ГОСУДАРСТВЕННЫХ
ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Думы Чукотского автономного округа,
установил:
1. В запросе Думы Чукотского автономного округа оспаривается конституционность положения части третьей статьи 112 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года "О государственных пенсиях в Российской Федерации", предусматривающего, что гражданам, которым пенсия назначена в соответствии со статьей 14 данного Закона в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, при выезде из этих районов и местностей на новое постоянное место жительства сохраняется размер пенсии, определенный при ее установлении с учетом соответствующего районного коэффициента; при этом предельный размер районного коэффициента, с учетом которого при выезде указанных граждан из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей определяется максимальный размер указанной пенсии, составляет 1,5.
По мнению заявителя, данное положение, устанавливая предельную величину районного коэффициента, применяемого при определении максимального размера пенсии гражданам, выехавшим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, необоснованно ограничивает право этих граждан на трудовую пенсию, назначенную в связи с работой в указанных районах и местностях, нарушает гарантированное Конституцией Российской Федерации равенство всех перед законом, а также равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от места жительства, препятствует осуществлению гражданами права свободно передвигаться, выбирать место жительства, а потому не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 27 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах. Установление размеров трудовых и социальных пенсий, пенсионных льгот, порядка их получения для различных категорий граждан зависит прежде всего от финансовых возможностей государства и относится к компетенции законодателя (статья 39, часть 2, Конституции Российской Федерации).
Согласно частям первой и второй статьи 112 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" минимальные и максимальные размеры трудовых пенсий и социальные пенсии определяются для граждан, проживающих в районах, где установлены районные коэффициенты к заработной плате рабочих и служащих, с применением соответствующего коэффициента на весь период их проживания в указанных местностях.
В качестве льготы для пенсионеров, получающих пенсию по старости в связи с работой на Крайнем Севере и приравненных к ним местностях, назначенную им в этих районах и местностях, оспариваемое положение предусматривает сохранение при выезде на новое постоянное место жительства размера пенсии, определенного при ее установлении с применением соответствующего районного коэффициента, но при этом районный коэффициент, с учетом которого исчисляется максимальный размер пенсии, ограничен величиной 1,5. В данном случае дифференциация при регулировании законодателем размеров районных коэффициентов, применяемых при определении максимальных размеров пенсий, в зависимости от того, где постоянно проживает пенсионер - в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях либо в других регионах, учитывающая, в частности, особенности природно-климатических условий и более высокую стоимость жизни на Севере, не может рассматриваться как нарушение принципа равенства, закрепленного статьей 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.
Установление более высокого максимального размера пенсий для граждан, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, по сравнению с другими пенсионерами не может расцениваться и как препятствующее осуществлению пенсионерами права свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а закрепление предельного размера соответствующих районных коэффициентов, с учетом которых исчисляется максимальный размер пенсии при выезде граждан из указанных районов и местностей на новое постоянное жительство, - как ограничивающее право этих граждан на трудовую пенсию.
В своем запросе Дума Чукотского автономного округа утверждает, что при определении максимальных размеров пенсий по старости, назначаемых гражданам в связи с работой на Крайнем Севере, должны применяться одинаковые размеры районных коэффициентов вне зависимости от места проживания пенсионера. Тем самым заявитель фактически ставит вопрос об отмене установленного частью третьей статьи 112 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" предельного размера районного коэффициента, т.е. о внесении целесообразных, с его точки зрения, изменений в действующее законодательство. Между тем решение этого вопроса не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, определенным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а является прерогативой законодателя, который, учитывая имеющиеся у государства на данном этапе его развития финансовые средства, а также иные факторы, в том числе связанные с необходимостью воздействия на процессы миграции и переселения граждан-пенсионеров из районов Крайнего Севера и приравненных и ним местностей, вправе решать, целесообразно ли вводить правило о сохранении всем пенсионерам при выезде их из этих районов и местностей на постоянное жительство в другие регионы страны того же максимального размера пенсии, исчисленного с применением районного коэффициента, который был определен для них как проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Думы Чукотского автономного округа, поскольку разрешение поставленного в нем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.В.БАГЛАЙ
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ТЕЛЕФОНОГРАММА Минсельхоза РФ от 08.06.2001 n 13-8-01/5190 <О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ МЕРАХ ПО НЕДОПУЩЕНИЮ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЭПИЗООТИИ ЯЩУРА>  »
Постановления и Указы »
Читайте также