РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 19.12.2000 n ГКПИ00-872 (с изм. от 25.01.2001) <О ГРАЖДАНСКОМ ДЕЛЕ ПО ЖАЛОБЕ ГРАЧЕВА С.С., БАКУЛИНА А.Н. И ШУРЫГИНОЙ А.Н.>


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РЕШЕНИЕ
от 19 декабря 2000 г. N ГКПИ 00-872
(с изм., внесенными Определением Верховного Суда РФ
от 25.01.2001 N КАС01-12)
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
Председательствующего Редченко Ю.Д.,
при секретаре Плахута Н.С.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
и адвокатов Артамоновой Г.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе Грачева Сергея Сергеевича, Бакулина Анатолия Николаевича и Шурыгиной Анны Николаевны о признании недействительным распоряжения Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы Московской области площадью 4 га в районе д. Калчуга Одинцовского района,
установил:
заявители Грачев С.С., Бакулин А.Н. и Шурыгина А.Н. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с указанным выше требованием, сославшись на то, что оспариваемое распоряжение Правительства Российской Федерации противоречит действующему законодательству Российской Федерации и нарушает их конституционное право на благоприятную окружающую природную среду, а также право на благоприятные условия жизни, здоровья и безопасность. В судебном заседании заявители Грачев С.С., Бакулин А.Н. и адвокат Артамонова Г.В., представляющая интересы всех заявителей, жалобу поддержали.
Представители Правительства Российской Федерации Зайцев А.В., Ращинский В.И. и Шарапова Е.В. с жалобой не согласились и просили об оставлении ее без удовлетворения, сославшись на то, что вопросы изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы для индивидуального и дачного строительства Земельным кодексом РСФСР не урегулирован, а поэтому требования, содержащиеся в ст. 24 названного Кодекса, касающиеся изъятия таких земель только для государственных и общественных нужд, на оспариваемое распоряжение Правительства Российской Федерации не распространяются.
Лесной же кодекс Российской Федерации не содержит норм о том, что перевод лесных земель в нелесные и изъятие их в лесах первой группы допускается лишь в исключительных случаях, как это предусмотрено Земельным кодексом РСФСР при изъятии таких земель для государственных и общественных нужд.
Полагают, что данный вопрос урегулировал Указом Президента Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 323 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы РСФСР", которым предусмотрена возможность изъятия земель в лесах первой группы, не включенных в состав природоохранного, рекреационного и историко - культурного назначения, для садоводства и индивидуального жилищного строительства.
Кроме того, по их мнению, заявителями пропущен установленный законом 3-месячный срок на обращение в суд за защитой нарушенного права, что подтверждается имеющимися в деле документами и что также является основанием к отказу в удовлетворении заявленного требования.
Выслушав объяснения заявителей Грачева С.С. и Бакулина А.Н., их представителя - адвоката Артамоновой Г.В., представителей Правительства Российской Федерации Зайцева А.В., Ращинского В.И. и Шараповой Е.В., исследовав материалы дела и заслушав заключения прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей жалобу удовлетворить, Верховный Суд Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 3 ст. 7 Лесного кодекса Российской Федерации включение земель в состав лесного фонда и их изъятие из него осуществляются в порядке, установленном лесным и земельным законодательством Российской Федерации.
Согласно же ст. 25 Земельного кодекса РСФСР изъятие земель, занятых лесами первой группы для государственных и общественных нужд, допускается только в исключительных случаях, указанных в ст. 24 настоящего Кодекса (связанных с выполнением международных обязательств, разработкой месторождений ценных полезных ископаемых, строительством объектов культуры и истории, здравоохранения, образования, дорог, магистральных трубопроводов, линий связи, электропередачи и других линейных сооружений при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов).
Как установлено судом, распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р был разрешен перевод лесных земель в нелесные и изъятие их из лесов первой группы, в том числе и земель площадью 4 га в районе д. Калчуга Одинцовского района, предназначенных ООО "Компания "Мегаторг" под индивидуальное строительство.
По утверждению заявителей и их представителя, изъятие указанного участка земли произведено Правительством Российской Федерации с нарушением требований ст. ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР, не предусматривающих такую возможность в отношении земель, занятых лесами первой группы.
О принятом Правительством Российской Федерации распоряжении заявителям стало известно только 13 мая 2000 г. на сходе жителей д. Калчуга, а поэтому срок на обращение в суд за защитой нарушенного права ими не пропущен.
Эти утверждения заявителей материалами дела не опровергнуты. Не представлено каких-либо убедительных данных в их опровержение и представителями Правительства Российской Федерации.
При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Федерации приходит к выводу о том, что оспариваемое распоряжение Правительства Российской Федерации, как принятое с нарушением требований ст. ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР, не может быть признано законным.
Довод представителей Правительства Российской Федерации о том, что требования ст. ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР не распространяются на оспариваемое распоряжение Правительства Российской Федерации ввиду того, что в данном случае изъятие земель лесного фонда произведено не для государственных или общественных нужд, как это указано в приведенных нормах Кодекса, не может быть принят во внимание, поскольку он не основан на законе и опровергается положениями действующего земельного и лесного законодательства Российской Федерации.
Из содержания ст. 63 Лесного кодекса Российской Федерации, на которую представители заинтересованного лица ссылались в подтверждение вышеприведенного довода, следует, что данная норма предусматривает лишь порядок перевода лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и (или) порядок изъятия земель лесного фонда.
Следовательно, данная норма закона, в частности, регламентирует лишь полномочия Правительства Российской Федерации и органов государственной власти субъекта Российской Федерации, федерального органа управления лесным хозяйством и территориальных органов управления лесным хозяйством в разрешении вопросов перевода лесных земель в нелесные и изъятия земель лесного фонда в зависимости от группы лесов и целей такого изъятия.
Указанная норма закона при этом не касается вопроса об условиях, при которых изъятие земель, занятых лесами, ограничено либо недопустимо в зависимости от группы лесов и целей такого изъятия.
Данный вопрос регламентируется нормами Земельного кодекса РСФСР (ст. ст. 24 и 25), предусматривающими, что изъятие земель, занятых лесами первой группы, допускается лишь для государственных и общественных нужд и только в исключительных случаях, перечисленных в ст. 24 названного Кодекса.
Приведенные нормы Земельного кодекса РСФСР не противоречат ст. 63 Лесного кодекса Российской Федерации, поскольку регламентируют иные вопросы в области лесного и земельного права, не относящиеся к порядку перевода лесных земель в нелесные и порядку их изъятия из лесного фонда.
Необходимость же применения статей 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР при разрешении вопросов о переводе лесных земель лесного фонда в лесах первой группы предусмотрена ч. 3 ст. 7 Лесного кодекса Российской Федерации, согласно которой включение земель в состав лесного фонда и их изъятие из него осуществляется в порядке, установленном лесным и земельным законодательством Российской Федерации.
То обстоятельство, что ст. 25 Земельного кодекса РСФСР не предусмотрено изъятие указанных земель для иных нужд и целей, кроме указанных в ней, не может свидетельствовать о том, что положения данной нормы закона не регулируют вопросы изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы для иных нужд и целей, поскольку этого не следует ни из содержания, ни из смысла данной нормы закона.
Положения этой нормы в совокупности с другими нормами земельного и лесного законодательства Российской Федерации свидетельствуют, по мнению суда, фактически о том, что изъятие указанных земель лесного фонда допускается только для указанных в ней нужд и только в исключительных случаях, перечисленных в ст. 24 этого же Кодекса.
Иной подход к применению ст. 25 Земельного кодекса РСФСР, по мнению суда, свидетельствовал бы о неравенстве всех субъектов такого рода правоотношений перед законом, так как в противном случае изъятие земель лесного фонда в лесах первой группы для одних субъектов должно было бы производиться только в исключительных случаях, а для других - как это имеет место с "Компанией Мегаторг", без каких-либо ограничений и условий, что противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом.
Ссылка при этом представителей заинтересованного лица на Указ Президента Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 323, которым предусмотрена возможность изъятия земель в лесах первой группы для садоводства и индивидуального жилищного строительства без предусмотренных Земельным кодексом РСФСР ограничений, не может свидетельствовать о соответствии оспариваемого распоряжения Правительства Российской Федерации закону, так как названный Указ Президента Российской Федерации в этой части принят в противоречие с Земельным кодексом РСФСР.
Согласно же ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.
Что касается утверждения представителей заинтересованного лица о том, что заявителями пропущен трехмесячный срок на обращение в суд, то с ним также нельзя согласиться, так как из объяснений заявителей Грачева С.С. и Бакулина А.М. следует, что они узнали об оспариваемом распоряжении Правительства Российской Федерации только 13 мая 2000 г. на сходе жителей д. Калчуга, где им сообщили об этом, и они до истечения трехмесячного срока обратились в суд с жалобой. Вначале освоения земельного участка и первоначальных сходах жителей им не было известно, на каком основании отведен этот участок под застройку.
Данные объяснения материалами дела не опровергнуты.
Ссылка представителей заинтересованного лица в подтверждение того обстоятельства, что заявителям об оспариваемом распоряжении Правительства Российской Федерации было известно еще в апреле 2000 г., что подтверждается их письменным обращением к главе администрации Одинцовского района от 18 апреля 2000 г., не может быть признана обоснованной, так как из данного обращения не усматривается, что им было известно об оспариваемом распоряжении Правительства. Не усматривается этого и из протокола схода жителей д. Калчуга от 8 мая 2000 г., на который также ссылались представители заинтересованного лица в подтверждение своего довода о пропуске заявителями срока на обращение в суд.
С учетом этого у суда не имеется оснований полагать о том, что заявителям было известно об оспариваемом распоряжении Правительства Российской Федерации до 13 мая 2000 г. и они пропустили срок на обращение в суд.
Другие доводы, на которые представители заинтересованного лица ссылались в судебном заседании, также не могут служить основанием к отказу в удовлетворении заявленного требования, поскольку предусмотренные законом права заявителей и других жителей д. Калчуга на свободное пребывание на указанном лесном участке (ст. 21 Лесного кодекса Российской Федерации) нарушены без законных оснований.
С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 191 - 197 и 239.7 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации
------------------------------------------------------------------
Определением Верховного Суда РФ от 25.01.2001 N КАС01-12 данное решение оставлено без изменения. При этом резолютивная часть решения изложена в следующей редакции:
"Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р признать недействительным в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятия земель лесного фонда площадью 4 га в районе д. Калчуга Одинцовского района Московской области". решил:
жалобу Грачева С.С., Бакулина А.Н. и Шурыгиной А.Н. удовлетворить.
Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы Московской области площадью 4 га признать недействительным.
Настоящее решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его внесения в окончательной форме.

ПРИКАЗ МАП РФ от 25.01.2001 n 68 О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПРИЛОЖЕНИЕ 1 МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ПО ВЕДЕНИЮ ВЗАИМОРАСЧЕТОВ МЕЖДУ ОПЕРАТОРАМИ ЭЛЕКТРОСВЯЗИ ЗА УСЛУГИ ТЕЛЕГРАФНОЙ СВЯЗИ, УТВЕРЖДЕННЫХ ПРИКАЗОМ МАП РОССИИ ОТ 28 ИЮНЯ 2000 Г. n 478  »
Постановления и Указы »
Читайте также