ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 02.11.2000 n КАС00-433 <О ДЕЛЕ ПО ЖАЛОБЕ ГРАЧЕВА С.С., БАКУЛИНА А.Н. И ШУРЫГИНОЙ А.Н. НА РАСПОРЯЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ОТ 17.12.1999 n 2092-Р>


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 ноября 2000 года
Дело N КАС00-433
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Федина А.И.,
членов коллегии Анохина В.Д.,
Нечаева В.И.,
с участием прокурора Федотовой А.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 2 ноября 2000 г. гражданское дело по жалобе Грачева С.С., Бакулина А.Н. и Шурыгиной А.Н. на распоряжение Правительства РФ от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом и изъятием земель лесного фонда в лесах первой группы в Московской области (4 гектара) по кассационной жалобе заявителей на решение Верховного Суда РФ от 4 октября 2000 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения Грачева С.С., поддержавшего доводы жалобы, объяснения представителей Правительства РФ Зайцева А.В. и Ращинского В.И., возражавших против удовлетворения жалобы, выслушав заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Кассационная коллегия
установила:
распоряжением Правительства РФ от 17 декабря 1999 г. N 2092-р разрешен перевод лесных земель в нелесные для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом и изъятием земель лесного фонда в лесах первой группы в ряде субъектов Российской Федерации, в том числе в Московской области - 84,7 гектаров.
Грачев С.С., Бакулин А.Н. и Шурыгина А.Н. обратились в Верховный Суд РФ с жалобой на данное распоряжение Правительства РФ в части перевода лесных земель в нелесные для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом и изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы размером 4 гектара в Московской области, сославшись на то, что указанный лесной земельный участок, предназначенный ООО "Компания "Мегаторг" для индивидуального жилищного строительства с правом вырубки отдельных деревьев под сооружения, для этих целей выделен в нарушение требований земельного законодательства и с нарушением прав заявителей (жителей д. Калчуга), лишенных возможности пользоваться лесным массивом вблизи этого населенного пункта.
Кроме того, заявители ссылались на то, что изъятием участка лесных земель наносится вред окружающей среде, право на которую заявители имеют согласно Конституции РФ.
Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.
В кассационной жалобе заявители поставили вопрос об отмене судебного решения с направлением дела на новое рассмотрение, сославшись на ошибочность вывода суда о нераспространении на возникшие правоотношения земельного законодательства (ст. ст. 24 - 29 Земельного кодекса РСФСР), а также на ошибочность вывода суда о законности оспоренного акта.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия находит решение Верховного Суда РФ подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, в обоснование жалобы заявители ссылались на то, что изъятие земельного участка 4 га, занятого лесами первой группы и расположенного вблизи д. Калчуга Одинцовского района Московской области, для индивидуального жилищного строительства произведено оспоренным распоряжением Правительства РФ в нарушение ст. ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР, не предусматривающих такую возможность в отношении земель, занятых лесами первой группы.
Суд же первой инстанции, отказывая в удовлетворении жалобы, пришел к выводу о неприменении к возникшему спору приведенных норм Земельного кодекса РСФСР, сославшись на ст. 1 Лесного кодекса РФ, согласно которой нормы лесного права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать лесному законодательству Российской Федерации. А поскольку Лесной кодекс РФ не содержит положений, запрещающих и ограничивающих возможность перевода лесных земель в нелесные земли в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом и (или) изъятием земель лесного фонда, суд пришел к выводу о противоречии норм ст. ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР нормам лесного права и, следовательно, о нераспространении действия этих статей на возникшие по спору правоотношения.
Однако с таким выводом Кассационная коллегия согласиться не может, полагая его ошибочным.
Статья 63 Лесного кодекса РФ, которой суд руководствовался при разрешении спора, предусматривает порядок перевода лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства, пользованием лесным фондом, и (или) порядок изъятия земель лесного фонда.
В частности, данная норма лесного законодательства регламентирует полномочия Правительства РФ и органов государственной власти субъекта Российской Федерации, федерального органа управления лесным хозяйством и территориальных органов федерального органа управления лесным хозяйством в разрешении вопросов перевода лесных земель в нелесные и изъятия земель лесного фонда в зависимости от группы лесов.
Кроме того, ст. 63 данного Закона предусматривает взимание платы с граждан и юридических лиц, в интересах которых осуществляются указанные перевод и (или) изъятие и возмещение убытков, связанных с изъятием земель.
Указанная норма закона не касается вопроса об условиях, при которых изъятие земель, занятых лесами, ограничено, либо вообще недопустимо в зависимости от группы лесов и целей такого изъятия.
Этот вопрос регулируется нормами Земельного кодекса РСФСР (ст. 24 и ст. 25), в частности, предусматривающими, что изъятие земель, занятых лесами первой группы, допускается лишь для государственных и общественных нужд и только в исключительных случаях (связанных с выполнением международных обязательств, разработкой месторождений ценных полезных ископаемых, строительных объектов культуры и истории, здравоохранения, образования, дорог, магистральных трубопроводов, линий связи, электропередачи и других линейных сооружений при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов).
Приведенные нормы Земельного кодекса РСФСР не могут быть признаны противоречащими ст. 63 Лесного кодекса РФ, поскольку регламентируют иные вопросы в области лесного и земельного права, не относящиеся к порядку перевода лесных земель в нелесные земли и порядку изъятия земель лесного фонда.
Применение же статей 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР при разрешении спора по переводу лесных земель в нелесные и изъятием земель лесного фонда в лесах первой группы предусмотрено положениями ч. II ст. 5 и ч. III ст. 7 Лесного кодекса РФ, согласно которым отношения в области использования и охраны земель лесного фонда регулируются лесным и земельным законодательством Российской Федерации; включение земель в состав лесного фонда и их изъятие из него осуществляется в порядке, установленном лесным и земельным законодательством РФ.
С учетом изложенных обстоятельств вывод суда первой инстанции о нераспространении действия Земельного законодательства на возникший спор представляется ошибочным, а, следовательно, вывод о правомерности оспоренного распоряжения Правительства РФ лишь по мотиву принятия его полномочным органом - Правительством РФ - необоснованным.
Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции сослался также на пропуск заявителями трехмесячного срока на обращение в суд со дня опубликования оспоренного акта, а именно: с 27 декабря 1999 года (заявители обратились в Верховный Суд РФ с настоящей жалобой в августе 2000 года).
По мнению суда, в результате опубликования оспоренного распоряжения в Собрании законодательства РФ и доведения этого акта до сведения неопределенного круга лиц заявителям стало (или могло быть) известно о нарушении их прав.
Однако с такими выводами суда Кассационная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, заявители оспорили распоряжение Правительства РФ лишь в части перевода лесных земель в нелесные и изъятия земель лесного фонда, составляющих 4 гектара и расположенных возле дер. Калчуга Одинцовского района Московской области, полагая, что этот конкретный участок земли, как расположенный в лесах первой группы, в пределах водоохранной зоны не подлежал такому переводу и изъятию из лесного фонда согласно действующему земельному законодательству.
Данное распоряжение Правительства РФ не содержит указания на конкретные участки лесных земель, подлежащих изъятию, и места их расположения, а лишь приводит суммарные площади лесных земель, подлежащих переводу в нелесные и изъятию. Так, в Московской области таким переводу и изъятию подлежала площадь лесных земель размером 84,7 га и можно лишь предполагать, что в ее состав включен также оспоренный заявителями участок лесных земель - 4 га, расположенный возле дер. Калчуга Одинцовского района.
Как поясняли заявители в судебном заседании, о нарушении своих прав оспоренным распоряжением по переводу данного земельного участка из лесных земель в нелесные и изъятия этого участка из лесного фонда им впервые стало известно лишь со дня, когда распоряжение Правительства РФ стало реализовываться на месте расположения земельного участка размером 4 га, выделяемого ООО "Компании "Мегаторг" вблизи дер. Калчуга.
С учетом изложенного предмета и характера настоящего спора вывод суда первой инстанции о начале течения трехмесячного срока для обращения в суд с жалобой именно со дня опубликования распоряжения Правительства РФ является ошибочным.
Поскольку при разрешении спора суд неправильно применил нормы материального права, что привело к неправильному определению юридически значимых обстоятельств, а также нарушил нормы процессуального права и это нарушение привело либо могло привести к неправильному разрешению дела, принятое по делу решение подлежит отмене.
Учитывая, что правильное определение юридически значимых обстоятельств может потребовать их исследования, а кассационная инстанция лишена возможности проведения такого исследования доказательств (в частности, по вопросу определения дня, с которого должно начинаться течение срока на обращение в суд с жалобой), дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении суд должен учесть изложенное и в полном соответствии с требованиями закона разрешить возникший спор.
Руководствуясь п. 2 ст. 305, п. п. 1, 4 ст. 306, п. п. 1 и 3 ст. 307, ч. I ст. 308 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2000 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

<ПИСЬМО> Минздрава РФ от 02.11.2000 n 2510/11918-32 О КОНТРОЛЕ ОБОСНОВАННОСТИ ВЫНЕСЕННЫХ ЗАКЛЮЧЕНИЙ О СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ  »
Постановления и Указы »
Читайте также