ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 18.04.2000 n 86-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА КРАВЧЕНКО ЛЕОНИДА ВАСИЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 320 ГПК РСФСР


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 апреля 2000 г. N 86-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА КРАВЧЕНКО ЛЕОНИДА ВАСИЛЬЕВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
СТАТЬЕЙ 320 ГПК РСФСР
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина Л.В. Кравченко требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
установил:
1. Гражданин Л.В. Кравченко обратился в Европейский Суд по правам человека с жалобой на невзыскание заработной платы, отказ в возмещении морального ущерба и несправедливое судебное разбирательство.
Юридический референт Европейского Суда по правам человека письмом от 4 февраля 1999 года уведомил Л.В. Кравченко о том, что согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский Суд по правам человека принимает дело к рассмотрению только после того, как в соответствии с общепризнанными нормами международного права были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, и лишь в течение шести месяцев с даты принятия окончательного внутригосударственного решения. При этом Л.В. Кравченко было указано, что окончательным решением по его делу признается определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 25 марта 1997 года.
Решением от 31 мая 1999 года комитет по фильтражу первой секции Европейского Суда по правам человека признал жалобу Л.В. Кравченко неприемлемой в связи с тем, что факты, относившиеся к предмету жалобы, имели место до 5 мая 1998 года, т.е. до вступления Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении Российской Федерации в силу. Как следует из текста данного решения, в деле Л.В. Кравченко наряду с определением суда кассационной инстанции фигурировали адресованные заявителю ответы из Верховного Суда Российской Федерации (от 10 июля 1998 года) и Генеральной прокуратуры Российской Федерации (от 5 июня и 18 августа 1998 года), в которых сообщалось об отказе в удовлетворении его надзорных жалоб должностными лицами, обладающими правом принесения протеста на вступившие в законную силу судебные постановления.
Однако Европейский Суд по правам человека не признал рассмотрение жалоб Л.В. Кравченко должностными лицами Верховного Суда Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации в качестве тех внутригосударственных средств правовой защиты, которые должны быть полностью исчерпаны для принятия дела к рассмотрению. Поэтому ответы из Верховного Суда Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации не были использованы при установлении условий приемлемости жалобы в соответствии со сроком, предусмотренным пунктом 1 статьи 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и датой вступления Конвенции в силу в отношении Российской Федерации.
Полагая, что отказ в рассмотрении жалобы в Европейском Суде по правам человека обусловлен тем, что обжалованные заявителем решения по гражданскому делу не прошли проверку в суде надзорной инстанции в связи с отсутствием протеста, правом принесения которого обладают должностные лица, указанные в статье 320 ГПК РСФСР, Л.В. Кравченко обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой признать указанную норму не соответствующей статьям 15 (часть 4) и 46 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также статье 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению заявителя, статья 320 ГПК РСФСР нарушает его право на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, реализация которого обусловлена исчерпанием всех внутригосударственных средств правовой защиты, соответствующих общепризнанным нормам международного права.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял Л.В. Кравченко о несоответствии его жалобы требованиям названного Закона. Однако в своей очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.
2. Вопрос о порядке возбуждения надзорного производства уже исследовался Конституционным Судом Российской Федерации. В Постановлении от 6 июля 1998 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 УПК РСФСР, а также в определениях от 25 марта 1999 года по жалобам граждан А.Т. Гольдберга, А.А. Писарева, З.И. Шмелевой и Б.Ф. Шмелева Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, установив в качестве обязательных стадий судебного разбирательства рассмотрение дел судами первой и кассационной инстанций, законодатель предусмотрел дополнительную гарантию конституционного права на судебную защиту - производство в надзорной инстанции, наделив соответствующих должностных лиц суда и прокуратуры обязанностью приносить протесты на состоявшиеся судебные решения лишь при наличии оснований для их пересмотра. Сам по себе отказ в принесении протеста на состоявшиеся судебные решения нельзя рассматривать как нарушение конституционного права на судебную защиту, поскольку какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в деле, при разрешении вопроса о принесении надзорного протеста не выносится.
Как следует из материалов данной жалобы, Европейский Суд по правам человека при оценке обстоятельств обращения Л.В. Кравченко исходил из того, что рассмотрение дела в порядке надзора не является обязательным условием для реализации права на такого рода обращение, и признал, что в результате осуществления кассационной проверки и принятия окончательного решения по делу заявителя были исчерпаны внутригосударственные средства правовой защиты, что создавало юридическую предпосылку для обращения в Европейский Суд по правам человека, несмотря на отсутствие решения суда надзорной инстанции.
Таким образом, статья 320 ГПК РСФСР не затрагивает предусмотренное статьей 46 (часть 3) Конституции Российской Федерации право на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, поскольку отсутствие решения суда надзорной инстанции не препятствует обращению гражданина в Европейский Суд по правам человека; ссылки заявителя в обоснование своей правовой позиции на статью 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, а также статью 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод являются произвольными и не могут быть приняты во внимание Конституционным Судом Российской Федерации. Следовательно, жалоба Л.В. Кравченко не может быть признана допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кравченко Леонида Васильевича как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

<ПИСЬМО> Минздрава РФ от 18.04.2000 n 2510/4259-32 О ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ЦЕН НА ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА  »
Постановления и Указы »
Читайте также