ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.07.2005 n 307-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЧЕРНЫШОВА ВЯЧЕСЛАВА АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 14, 15, 307, 379, 381 И 388 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 июля 2005 г. N 307-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
ЧЕРНЫШЕВА ВЯЧЕСЛАВА АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 14, 15, 307,
379, 381 И 388 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина В.А. Чернышова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратился гражданин В.А. Чернышов с жалобой на нарушение его конституционных прав статьями 14 (Презумпция невиновности), 15 (Состязательность сторон), 307 (Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора), 379 (Основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке), 381 (Нарушение уголовно-процессуального закона) и 388 (Кассационное определение) УПК Российской Федерации.
Как видно из жалобы, В.А. Чернышов был осужден по приговору Новомосковского городского суда Тульской области от 7 апреля 2003 года за злоупотребление полномочиями, выразившееся в неперечислении в бюджет удержанного с работников возглавляемого им ОАО "Новомосковская реализационная база хлебопродуктов" подоходного налога (часть первая статьи 201 УК Российской Федерации). Считая себя невиновным в данном преступлении в связи с отсутствием в действиях обязательного по закону признака состава преступления - цели извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, заявитель настаивал на прекращении уголовного дела и полной своей реабилитации, однако как органами предварительного расследования, так и судами, вплоть до Верховного Суда Российской Федерации, его просьбы были оставлены без удовлетворения.
Утверждая, что принимавшиеся по его делу решения выносились без учета всех доводов стороны защиты и приведения мотивов, по которым эти доводы были проигнорированы или отвергнуты, В.А. Чернышов просит признать оспариваемые им положения уголовно-процессуального закона, как не обязывающие следователя, прокурора и суд отвечать на конкретные доводы, изложенные в ходатайствах и жалобах защиты, противоречащими статьям 18, 19, 21 (часть 1), 24 (часть 2), 33, статье 37 во взаимосвязи со статьей 48, а также статьям 45, 46 (части 1 и 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином В.А. Чернышовым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.
Между тем из содержания жалобы В.А. Чернышова и приложенных к ней материалов не следует, что статьями 14, 15, 307, 379, 381 и 388 УПК Российской Федерации его конституционные права были нарушены.
Затронутый заявителем вопрос о гарантиях права участника уголовного судопроизводства на получение обоснованного и мотивированного решения по обращению, направленному в суд или иной правоприменительный орган в связи с производством по уголовному делу, ранее уже был предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации. В своих Определениях от 8 июля 2004 г. N 237-О по жалобе гражданина Н.М. Воскресова и от 25 января 2005 г. N 42-О по жалобам граждан П.А. Астахова, С.Д. Замошкина, В.К. Карцевой и Ю.А. Костанова Конституционный Суд Российской Федерации указывал на то, что предоставление заинтересованным лицам возможности добиваться исправления допущенных ошибок посредством проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими судебными инстанциями, является одной из важных гарантий конституционного права на судебную защиту и восстановление в правах.
Требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций, вытекающие из статей 46 (части 1 и 2) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, пункта 5 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьи 2 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых судами решений, в том числе - обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.
С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации в названных Определениях признал, что оспариваемые заявителями положения уголовно-процессуального закона не предоставляют соответствующим должностным лицам органов прокуратуры, а также судам кассационной или надзорной инстанции возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалоб на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения во всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, - иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела. Конституционно-правовой смысл предписаний Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обязывающих мотивировать судебные решения, в том числе приводить доводы, подтверждающие законность и обоснованность обжалованных судебных актов, применительно к обвинительному приговору и подтверждающим его обоснованность судебным решениям обусловлен также взаимосвязанными конституционными принципами состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве и презумпции невиновности, из которых следует, что эти решения могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов, выдвигаемых стороной защиты, в том числе в жалобах на состоявшийся приговор; не опровергнутые же доводы против обвинительных судебных решений могут толковаться только в пользу обвиняемого. Отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты в жалобах на судебные решения в этом случае создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные.
Сформулированная Конституционным Судом Российской Федерации в названных Определениях правовая позиция распространяется и на обжалуемые В.А. Чернышовым нормы статей 14, 15, 307, 379, 381 и 388 УПК Российской Федерации, которые не могут расцениваться как допускающие освобождение судов, иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом и, следовательно, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя.
Оценка же законности и обоснованности принятых по обращениям заявителя процессуальных решений не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а относится к ведению судов общей юрисдикции.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чернышова Вячеслава Александровича, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее были вынесены решения, сохраняющие свою силу.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.07.2005 n 305-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА РАССКАЗОВА ЕВГЕНИЯ ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТИ ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 42 И СТАТЬИ 45 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  »
Постановления и Указы »
Читайте также