ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 16.04.1993 n 7-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ОБЖАЛОВАНИЯ РАБОТНИКАМИ ПРОКУРАТУРЫ УВОЛЬНЕНИЙ И НАЛОЖЕНИЯ НА НИХ ДИСЦИПЛИНАРНЫХ ВЗЫСКАНИЙ, СЛОЖИВШЕЙСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 218 КОДЕКСА ЗАКОНОВ О ТРУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬИ 40 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 17 ЯНВАРЯ 1992 ГОДА О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬИ 23 ПОЛОЖЕНИЯ О ПООЩРЕНИЯХ И ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРОКУРОРОВ И СЛЕДОВАТЕЛЕЙ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ СССР, УТВЕРЖДЕННОГО УКАЗОМ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР ОТ 17 ФЕВРАЛЯ 1984 Г. n 10813-x


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 апреля 1993 г. N 7-П
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ОБЖАЛОВАНИЯ
РАБОТНИКАМИ ПРОКУРАТУРЫ УВОЛЬНЕНИЙ И НАЛОЖЕНИЯ НА
НИХ ДИСЦИПЛИНАРНЫХ ВЗЫСКАНИЙ, СЛОЖИВШЕЙСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ
ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 218 КОДЕКСА ЗАКОНОВ О ТРУДЕ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬИ 40 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ
17 ЯНВАРЯ 1992 ГОДА "О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
И СТАТЬИ 23 ПОЛОЖЕНИЯ О ПООЩРЕНИЯХ И ДИСЦИПЛИНАРНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРОКУРОРОВ И СЛЕДОВАТЕЛЕЙ ОРГАНОВ
ПРОКУРАТУРЫ СССР, УТВЕРЖДЕННОГО УКАЗОМ
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
ОТ 17 ФЕВРАЛЯ 1984 Г. N 10813-X
Конституционный Суд Российской Федерации в составе председателя В.Д. Зорькина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева
с участием граждан Российской Федерации В.А. Молочкова, С.Н. Овчинниковой, Р.В. Чистоходовой, подавших индивидуальные жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации; представителя Прокуратуры Российской Федерации М.М. Орлова,
руководствуясь частью первой статьи 165 и статьей 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 2 части второй статьи 1, частью четвертой статьи 41, статьей 66 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности правоприменительной практики обжалования работниками прокуратуры увольнений и наложения на них дисциплинарных взысканий, сложившейся в результате применения статьи 218 Кодекса законов о труде Российской Федерации, статьи 40 Закона Российской Федерации от 17 января 1992 года "О Прокуратуре Российской Федерации" и статьи 23 Положения о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1984 г. N 10813-X.
Поводом к рассмотрению дела согласно части первой статьи 67 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации явились индивидуальные жалобы Т.Х. Гдляна и Н.В. Иванова, С.И. Илиджевой, Н.П. Канищевой, А.Е. Кириенко, В.А. Молочкова, С.Н. Овчинниковой, Р.В. Чистоходовой, В.Г. Ялового, в которых содержится требование признать обыкновение правоприменительной практики, сложившееся в результате применения указанных нормативных актов, не соответствующим Конституции Российской Федерации.
Заслушав выступление судьи - докладчика В.И. Олейника, объяснения сторон, заключения экспертов, изучив представленные документы, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь частью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, установил:
Заявители Т.Х. Гдлян, Н.В. Иванов, С.И. Илиджева, Н.П. Канищева, А.Е. Кириенко, В.А. Молочков, С.Н. Овчинникова, В.Г. Яловой - бывшие работники органов Прокуратуры СССР, Р.В. Чистоходова - работник прокуратуры города Сыктывкара обжалуют в Конституционный Суд ограничение их конституционного права на судебную защиту в связи с наложением на них прокурорами областей, краев Российской Федерации и Генеральным прокурором СССР дисциплинарных взысканий, в том числе увольнений.
Заявители были привлечены к дисциплинарной ответственности или уволены из органов прокуратуры на основании статьи 47 Закона СССР от 30 ноября 1979 года "О Прокуратуре СССР" и статьи 23 Положения о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1984 года. В соответствии с Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" указанное Положение действует на территории Российской Федерации, поскольку новое Положение о прохождении службы в органах прокуратуры Российской Федерации, принятие которого предусмотрено частью первой статьи 40 Закона Российской Федерации от 17 января 1992 года "О Прокуратуре Российской Федерации", не утверждено.
Т.Х. Гдлян и Н.В. Иванов - следователи по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР 19 апреля 1990 года уволены из органов прокуратуры за грубые нарушения социалистической законности при расследовании уголовных дел и совершение порочащих поступков, несовместимых с работой в органах прокуратуры.
С.И. Илиджева - следователь Прокуратуры Ленинградского района Краснодарского края 21 августа 1991 года уволена из органов прокуратуры за недобросовестное отношение к исполнению служебных обязанностей и невыполнение указаний прокурора.
Н.П. Канищева - следователь Прокуратуры Тугуро-Чумиканского района Хабаровского края 20 октября 1988 года уволена за совершение порочащего поступка (при приеме на работу в органы прокуратуры скрыла судимость мужа).
А.Е. Кириенко - прокурор Аннинского района Воронежской области 9 ноября 1987 года уволен за совершение порочащего поступка (допустил нарушение при списании служебной автомашины "Жигули").
В.А. Молочков - следователь Чарской транспортной прокуратуры Байкало-Амурской транспортной прокуратуры 14 января 1985 года уволен ввиду несоответствия занимаемой должности.
С.Н. Овчинникова - старший помощник прокурора Ленинского района города Кирова 5 октября 1992 года уволена за совершение порочащего поступка.
Р.В. Чистоходова - старший помощник прокурора города Сыктывкара в 1991 году дважды привлекалась к дисциплинарной ответственности и лишалась премий (за отказ перейти на другой участок работы).
В.Г. Яловой - помощник прокурора города Нижневартовска Тюменской области неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности и 2 ноября 1989 года уволен за нарушение обязанностей по службе.
Все заявители с момента увольнения и до настоящего времени обращались за защитой своих трудовых прав в порядке подчиненности к руководителям Прокуратуры Российской Федерации, а также бывшей Прокуратуры Союза ССР, в том числе к Генеральному прокурору СССР, но им отказано в удовлетворении жалоб.
В.А. Молочков и С.Н. Овчинникова обращались с исковыми заявлениями о восстановлении на работе в народные суды, но в приеме заявлений им было отказано на том основании, что вопросы увольнения работников прокуратуры должны рассматриваться не в судебном порядке в соответствии с нормами трудового законодательства Российской Федерации, а вышестоящими в порядке подчиненности должностными лицами органов прокуратуры. Остальные заявители показали в заседании Конституционного Суда, что также обращались в суд за защитой своих трудовых прав, однако им по тем же основаниям не была предоставлена возможность подать исковые заявления.
Заявители полагают, что установленный порядок обжалования дисциплинарных взысканий и увольнений лишь в порядке подчиненности - в вышестоящий орган прокуратуры - лишает прокурорских работников как граждан Российской Федерации конституционного права на судебную защиту, в том числе судебную защиту конституционного права на труд.
Народные суды, отказывая бывшим работникам прокуратуры в приеме исковых заявлений о восстановлении на работе, руководствовались статьей 47 Закона СССР "О Прокуратуре СССР", которой соответствует статья 40 ныне действующего Закона Российской Федерации "О Прокуратуре Российской Федерации", а также статьей 23 Положения о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР и статьей 220 Кодекса законов о труде РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 23 июля 1974 года, исходившей из наличия перечней категорий работников, трудовые споры которых по вопросам увольнения и наложения дисциплинарных взысканий разрешались вышестоящими в порядке подчиненности органами. Пункт 6 перечня N 1 относил к этой категории работников прокуроров, их заместителей, помощников и следователей.
Законом Российской Федерации от 25 сентября 1992 года "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" была изменена глава XIV "Трудовые споры" Кодекса законов о труде. Статья 218 КЗоТ в новой редакции предусматривает, что особенности рассмотрения трудовых споров прокуроров, их заместителей и помощников, касающихся увольнения и наложения дисциплинарных взысканий, устанавливаются законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Таким образом, в отношении данной категории работников продолжало действовать изъятие из общего порядка рассмотрения трудовых споров.
Ни в Законе Российской Федерации "О Прокуратуре Российской Федерации", ни в Положении о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР нет прямого указания на то, что трудовые споры этих категорий лиц судам не подведомственны. Однако на основании трудового законодательства сложилась правоприменительная практика, согласно которой суды отказывают в рассмотрении заявлений прокурорских работников о нарушении их трудовых прав.
Данное обыкновение правоприменительной практики сохранилось и после принятия 22 ноября 1991 года Декларации прав и свобод человека и гражданина и соответствующего изменения Конституции Российской Федерации, согласно которым каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (статья 32 Декларации и статья 63 Конституции). Сложившаяся практика отказа в судебном рассмотрении трудовых споров работников прокуратуры противоречит закрепленному в этих нормах конституционному праву на судебную защиту. Суды, отказывая в приеме заявлений работников прокуратуры, не применяли статью 63 Конституции Российской Федерации, тогда как исходя из смысла данной статьи она должна применяться непосредственно.
Практика судов, отказывающих в принятии заявлений прокуроров, их заместителей, помощников и следователей прокуратуры о защите их трудовых прав, является следствием истолкования судами без учета изменений, внесенных в Конституцию Российской Федерации, статьи 47 Закона СССР "О Прокуратуре СССР", статьи 40 Закона Российской Федерации "О Прокуратуре Российской Федерации" и статьи 23 Положения о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР, что создает обыкновение, не соответствующее Конституции.
Статья 34 Конституции устанавливает, что государство гарантирует гражданам равенство прав и свобод независимо от расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного и должностного положения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Это относится и к праву на судебную защиту. Ограничение на основании закона прав и свобод человека и гражданина, возможность которого предусмотрена в статье 33 Конституции, допускается в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других людей в демократическом обществе и, следовательно, неприменимо к осуществлению лицом права на судебную защиту.
В соответствии со статьей 48 Конституции Российской Федерации "требования, предъявляемые к кандидату на должность государственного служащего, обусловливаются исключительно характером должностных обязанностей". Однако характер должностных обязанностей работников прокуратуры не может быть основанием для какой-либо их дискриминации в области конституционных прав, в частности для ограничения права на судебную защиту. Правоприменительная практика, в результате которой работники прокуратуры лишены права на судебную защиту, ведет к нарушению предусмотренного статьей 53 Конституции равного права на труд, поскольку другим категориям работников обеспечивается судебная защита в трудовых правоотношениях без каких-либо ограничений. Таким образом, суды, разрешая трудовые споры работников прокуратуры, применяли статьи 220 КЗоТ РСФСР и 218 КЗоТ Российской Федерации, не подлежащие применению по смыслу Конституции Российской Федерации.
Сложившееся обыкновение правоприменительной практики находится также в противоречии с общепризнанными международными стандартами и нормами, относящимися к правам человека, которые согласно статье 32 Конституции Российской Федерации имеют преимущество перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан.
Статья 8 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года предусматривает право каждого человека на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом. В части первой статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года, ратифицированного Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 года, закреплено право каждого при определении его прав и обязанностей на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Статья 7 Декларации и статья 26 Пакта устанавливают право на равную защиту закона без какой-либо дискриминации.
Статья 4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 года, ратифицированного Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 года, закрепляет положение о том, что государство может устанавливать ограничения прав только на основе закона "постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе". Ограничение права работников прокуратуры на судебную защиту на основании статьи 23 Положения о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР не соответствует указанным условиям.
На основании изложенного и руководствуясь пунктами 2, 3, 4 части первой статьи 66, пунктом 2 части первой статьи 71 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать обыкновение правоприменительной практики, сложившееся в результате применения статьи 218 Кодекса законов о труде Российской Федерации, статьи 40 Закона Российской Федерации от 17 января 1992 года "О Прокуратуре Российской Федерации" и статьи 23 Положения о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов Прокуратуры СССР, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1984 г. N 10813-X, не соответствующим Конституции Российской Федерации, а именно части второй статьи 33, части первой статьи 34, статье 48, части первой статьи 53, части первой статьи 63.
2. Согласно части второй статьи 73 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление является основанием для проверки в установленном порядке оспариваемых решений. Согласно части третьей той же статьи нарушение конституционного права на судебную защиту должно быть устранено и данное право должно быть защищено судом, если

ТЕЛЕГРАММА Минсоцзащиты РФ от 15.04.93 n 1-936-18, Минсвязи РФ от 15.04.93 n 2175, ЦБ РФ от 16.04.93 n 70-93 <О ВЫПЛАТЕ ПЕНСИЙ В УВЕЛИЧЕННОМ РАЗМЕРЕ В МАЕ ТЕКУЩЕГО ГОДА>  »
Постановления и Указы »
Читайте также