ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 21.06.2005 n КАС05-271 <О ГРАЖДАНСКОМ ДЕЛЕ ПО ЗАЯВЛЕНИЮ О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВУЮЩИМИ ЧАСТИЧНО НОРМАТИВОВ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ОБОРУДОВАНИЯ, НЕОБХОДИМОГО ДЛЯ РАБОТЫ ОКРУЖНЫХ, ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ И УЧАСТКОВЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВЫБОРОВ ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧЕТВЕРТОГО СОЗЫВА, УТВЕРЖДЕННЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ РФ ОТ 16.07.2003 n 18/126-4>


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 июня 2005 г. N КАС05-271
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего: А.И. Федина,
членов коллегии: Н.К. Толчеева
и В.М. Ермилова,
с участием прокурора: Е.Л. Воскобойниковой
рассмотрела в открытом судебном заседании от 21 июня 2005 г. гражданское дело по заявлению Г. о признании недействующими частично Нормативов технологического оборудования, необходимого для работы окружных, территориальных и участковых избирательных комиссий при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва, утвержденных Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 16 июля 2003 г. N 18/126-4, по кассационной жалобе Г. на решение Верховного Суда РФ от 3 мая 2005 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Центральной избирательной комиссии РФ Кудрявцевой Л.В., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Воскобойниковой Е.Л., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия
установила:
Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 16 июля 2003 года были утверждены "Нормативы технологического оборудования, необходимого для работы окружных, территориальных и участковых избирательных комиссий при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва".
Г. обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующими указанных выше Нормативов в части указания на то, что иные специально оборудованные места для тайного голосования (настольные уголки, столики со стенками или перегородками, ширмы или иное аналогичное оборудование) образуют места для голосования, габариты и конфигурация которых должны ограничивать визуальное наблюдение за действиями избирателя от присутствующих в помещении для голосования и обеспечивать тайну его волеизъявления.
Заявитель ссылался на то, что указание в Нормативах лишь на ограничение визуального наблюдения за действиями избирателя от присутствующих устройствами мест для тайного голосования противоречит требованиям закона, предписывающего обеспечение права избирателя на участие в тайном голосовании.
Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.
В кассационной жалобе Г. ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права при разрешении спора.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.
Оспоренный нормативный акт Центральной избирательной комиссии РФ принят в пределах предоставленной ей Федеральным законом компетенции.
Так, согласно пп. "б" пункта 9 статьи 21 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" Центральная избирательная комиссия РФ организует разработку нормативов технологического оборудования, необходимого для работы комиссий, утверждает указанные нормативы и осуществляет контроль за их соблюдением, а также организует размещение заказа на производство типового технологического оборудования.
Аналогичного содержания положения закреплены пп. 24 ст. 26 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" и пп. 22 ст. 19 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации".
Оспоренное положение Нормативов и по существу соответствует требованиям федерального закона, в частности пункту 2 статьи 61 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в соответствии с которым голосование должно происходить в помещении для голосования, в котором размещаются кабины или иные специально оборудованные места для тайного голосования, оснащенные системой освещения и снабженные письменными принадлежностями.
С учетом изложенных обстоятельств вывод Верховного Суда РФ о соответствии оспоренной нормы акта ЦИК РФ федеральному закону (как по существу, так и по форме) является правильным.
Довод в кассационной жалобе о том, что указание в Нормативах лишь на ограничение визуального наблюдения за действиями избирателя от присутствующих в помещении для голосования (при образовании иных специально оборудованных мест для тайного голосования) якобы нарушает конституционный принцип тайного голосования, нельзя признать обоснованным, поскольку в данном же положении Нормативов указывается на необходимость обеспечивать при этом тайну волеизъявления избирателя.
То обстоятельство, что в процессе голосования (как утверждает заявитель) фактически не обеспечивается принцип тайного голосования, само по себе не может свидетельствовать о незаконности оспоренной нормы акта, так как последняя не содержит предписания, которое бы допускало такие нарушения.
По изложенным мотивам оснований для удовлетворения кассационной жалобы Г., а следовательно, и для отмены судебного решения не имеется.
Вместе с тем оспоренное решение Верховного Суда РФ нуждается в уточнении по следующим основаниям.
Отказывая в удовлетворении заявления суд первой инстанции сослался также на пропуск заявителем трехмесячного срока на подачу в суд настоящего заявления.
Однако данный вывод суда первой инстанции Кассационная коллегия считает ошибочным.
Оспоренные Г. "Нормативы технологического оборудования, необходимого для работы окружных, территориальных и участковых избирательных комиссий при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" являются нормативным правовым актом, рассчитанным на неоднократное применение в будущем, в связи с чем суд необоснованно применил при рассмотрении настоящего дела положение ст. 260 ГПК РФ, устанавливающую, что заявление в суд может быть подано в течение трех месяцев со дня, когда заявителю стало известно или должно быть известно о нарушении избирательного законодательства, законодательства о референдуме либо избирательных прав или права на участие в референдуме заявителя.
Поэтому Кассационная коллегия считает необходимым исключить из мотивировочной части судебного решения указание о пропуске заявителем трехмесячного срока на подачу заявления об оспаривании нормативов как ошибочное.
Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 3 мая 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.
Исключить из мотивировочной части данного решения Верховного Суда РФ указание о пропуске заявителем Г. трехмесячного срока обращения в суд с заявлением.
Председательствующий
А.И.ФЕДИН
Члены Коллегии
Н.К.ТОЛЧЕЕВ
В.М.ЕРМИЛОВ

РАСПОРЯЖЕНИЕ Росимущества от 21.06.2005 n 847-р О ПЕРЕДАЧЕ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ФЕДЕРАЛЬНОМУ ГОСУДАРСТВЕННОМУ УНИТАРНОМУ ПРЕДПРИЯТИЮ РЕСУРС  »
Постановления и Указы »
Читайте также