Неформальная экономика в РФ повысилась до максимальных размеров

19 апреля в 12:05 Экономика 2 675 Иван Тихонов

Занятость в неофициальном сегменте экономики Российской Федерации по результатам прошедшего года достигла максимальной величины по меньшей степени с 2006-го. Об этом стало известно из размещенной в конце марта информации Росстата.

В предыдущем году в неофициальной экономике были задействованы 15,4 млн людей, либо 21,2% от суммарной численности занятых. Если сравнить с 2015-м, неофициальный сегмент вырос больше чем на 500 тыс. людей. Он регулярно увеличивается с 2011-го и за этот период вырос на 4 млн человек. Об этом стало известно из вычислений РБК на базе материалов Росстата.

Согласно критериям Росстата, к занятым в неофициальном сегменте относятся те, что работает в компаниях, не зарегистрированных в качестве юрлиц, то есть, самозанятые, фермеры, индивидуальные предприниматели и лица, работающие у них по найму, а также члены семьи, способствующие в собственном деле либо бизнесе, относящимся к кому-либо из родственников. Поэтому в неофициальный сегмент не входят люди, которые работают в организациях юридических лиц без подписания контракта либо получающие там серые заработные платы. Росстат оценивает размер неофициального сегмента по нижней планке и вычисляет его как разницу между численностью всех занятых в экономике и числом рабочих мест, замещенных в юрлицах, оповещает директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики (ВШЭ) Владимир Гимпельсон.

В соответствии с прошлогодними данными РАНХиГС, в наиболее большом смысле в теневой рынок труда входят 30 млн российских жителей (больше 40% экономически активного населения), из них 21,7 млн людей – это те, кто имеют дополнительные к основному месту работу неофициальные доходы либо получают долю заработной платы неформально, в «конвертах».

По материалам ведомства, скрытый фонд уплаты труда в государстве регулярно увеличивается: с 2011-го он вырос с 6,3 трлн рублей (10,6% ВВП) до 10,9 трлн рублей (13,4% ВВП) в 2015-м. Данный коэффициент регулятор получает, применяя балансовый прием: из суммарных затрат домохозяйств рассчитывается сумма всей зафиксированной прибыли. Полученный дисбаланс и есть размер серой заработной платы, объясняет Гимпельсон. Минфин оценивает размер неофициальных заработных плат в государстве в 12 трлн рублей, сообщал в прошлом месяце заместитель министра финансов Владимир Колычев.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Чепуренко Александр (Президент НИСИПП)

По Вашему мнению, какие методы позволят вывести экономику из тени, учитывая нынешние налоги для бизнеса и общую конъюнктуру в стране?

В стране 70 % ВВП создается в госсекторе, а бизнес – кроме полугосударственного и аффилированного с властью крупного частного - вынужден выживать, т.к. нет уверенности в том, что в среднесрочной перспективе деловой климат будет улучшаться. Поэтому не инвестируются средства, не создаются новые рабочие места в формальном секторе.

Напротив, крупные предприятия в основном сокращают занятых, которые вынужденно уходят либо в теневую занятость, либо сами становятся предпринимателями в теневой экономике. Такой бизнес обычно отличается очень низкой производительностью труда и эффективностью капитальных затрат, поэтому если принудительно вывести его из тени, он просто немедленно окажется убыточным. Т.е. государство получит не бизнес «по-белому», а обозленных новых безработных.

Не надо принудительно «обелять» экономику, из этого ничего не получится! Если бы ускоренными темпами формировались кластеры конкурентоспособных быстро развивающихся компаний, которые могут создавать те самые 25 млн. качественных рабочих мест, о которых когда-то говорил президент; если бы улучшалось качество образования, чтобы иметь лучше обученных и подготовленных для формального найма работников, то через 5-7 лет неформальная экономика сократилась бы до своих естественных границ (как показывает опыт развитых экономик, неформальный сектор существует всегда и везде).

Но в рамках нынешней экономической модели «феодального капитализма», убивающего частную инициативу и вкладывающего средства не в человеческий капитал, а в оборону и силовые структуры, это, по-видимому, невозможно.

Голодов Сергей (Доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова)

По Вашему мнению, какие методы позволят вывести экономику из тени, учитывая нынешние налоги для бизнеса и общую конъюнктуру в стране?

Проблема не так проста, как хотелось бы. Вывести из тени субъектов экономической деятельности в нашей стране пытаются с 1991 года, а результат практически нулевой. Зададимся вопросом: Почему торговцы продают гнилые и просроченные продукты? Они же знают, что последствия могут быть трагичными. Ответ состоит в том, что алчность перевешивает страх перед наказанием, а стимулов к честной, но менее доходной деятельности нет. Кроме этого многие буржуа не связывают своё будущее и будущее своих детей с Россией. Они её рассматривают как территорию грабежа. Кроме того, отечественная буржуазия не может освободиться от стереотипов 90-х годов. От бандитских подходов к решению хозяйственных проблем. На настоящем этапе решение проблемы возможно в основном через силовую компоненту, через усиление наказаний, с одновременным стимулированием честной работы. Путь этот труден и опасен, но пройти его придётся. Когда в Италии коррупция достигла чудовищных размеров, там провели операцию «Чистые руки». Это один из элементов системного подхода к решению проблемы. Он используется в комбинации с другими. Но повторюсь: сейчас только силой.

Комментировать
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
Читайте также