Власти предложили альтернативные ресурсы роста


Прибавить импульс приросту экономики России может не лишь увеличение производительности труда, упор на которую делает Министерство экономического развития Российского государства, однако и поддержка малого бизнеса, формирование цепочек добавленной стоимости и развитие сельского хозяйства. Об этом стало известно из исследования РАНХиГС о драйверах и барьерах для увеличения ВВП, которое было отправлено властях, передают «Известия». Сообщается, что специалисты не считают основными преградами для экономического прироста снижение стоимости нефти и курса государственной валюты. Как они утверждают, основными структурными проблемами является, как и прежде, коррупция и инфляция, которые, впрочем, уже продемонстрировали тренд к падению.

В оповещении Федеральному собранию в конце предыдущего года глава России Владимир Путин поставил перед властями цель ускорить прирост экономики к 2020-му до 3%. Как сообщил министр экономического развития Максим Орешкин, чуть ли не единым методом сделать это является увеличение производительности труда. Опрошенные РАНХиГС экономисты придерживаются мнения, что есть и более результативные методы. Они считают, что драйверами прироста ВВП также являются развитие и поддержка малого и среднего бизнеса, борьба с коррупцией и развитие сельского хозяйства. Увеличение производительности труда занимает только 7 позицию в рейтинге методов ускорения прироста ВВП.

Половина рецензентов оповестили о доминирующей роли малого и среднего бизнеса в построении продуктивно действующей экономической системы (51%). Кроме этого, высокая значимость придается практичной реализации антикоррупционных проектов (45%), следует из материалов отчета.

Уточняется, что уменьшение стоимости нефти и курса национальной валюты больше половины респондентов не считают основными барьерами для прироста экономики.

Безусловным лидером в перечне «тормозов» роста стали коррупция и теневая экономика. Вторую строчку занимает инфляция, невзирая на ее замедление до максимальных 4,4% в прошлом месяце. Об этом заявил директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николай Калмыков.

Другие специалисты поддерживают стратегию МЭР: они полагают, что в условиях уменьшения трудоспособного населения на 1 млн человек в год экономический рост ускорит именно увеличение производительности труда.

Как утверждает заместитель директора Центра развития НИУ ВШЭ Валерий Миронов, кроме увеличения производительности труда, РФ также должна более активно проявлять себя на международной арене.

Вместе с тем он дополнил, что поддержка малого бизнеса и сельского хозяйства не могут стать ключевыми драйверами прироста, так как часть субъектов МСП и сельского хозяйства в экономике государства очень мала.

МЭР предсказывает экономический рост в этом году на уровне 2%.
Комментарии ЭКСПЕРТОВ
Коренев Алексей (Аналитик ГК "ФИНАМ")

Как Вы оцениваете альтернативные источники роста российской экономики?

Вопрос повышения производительности труда не решается на декларативном уровне. Это должен быть целый комплекс мер, влияющий на данный важнейший параметр эффективности экономики как через непосредственные рычаги воздействия, так и через косвенные. Структурные перекосы в экономике, запредельно высокий уровень теневой экономики, колоссальная коррупционная составляющая любых проектов, и в первую очередь – имеющих источником государственное финансирование, низкий уровень внешней и внутренней конкуренции – все это превращает задачу повышению производительности труда в проблему комплексного характера с множеством внутриструктурных взаимосвязей.

На наш взгляд важнейшими факторами, способными серьезно повлиять на уровень производительности труда, помимо уже широко обсуждавшихся борьбы с коррупцией и снижением инфляционного воздействия на экономику, являются создание здоровой конкурентной среды и увеличение потока капитальных инвестиций. При этом одной из причин, тормозящих развитие обоих перечисленных направлений, является довольно слабое правовое поле, в котором развивается отечественный бизнес. Тут и низкая юридически-правовая защищенность частной собственности, и давление административного ресурса при решении многих проблем хозяйствующих субъектов, и большое количество «белых пятен» в судебно-правовой практике, слабая законодательная и методологическая база и т.д. В совокупности с воздействием санкционных и антисанкционных мер, и без того снижающих как инвестиционную привлекательность российского бизнеса, так и его конкурентоспособность, указанные проблемы правовой защищенности делают многие меры по повышению производительности труда низкоэффективными. Сюда же следует добавить и стагнацию рынка труда, влияние которого на динамику производительности труда очевидно. Уход заметной доли производимых в государстве товаров и услуг в теневой сектор создают серьезные преграды для использования традиционных рычагов воздействия на уровень производительности труда в стране в целом.

Богданов Олег (Главный аналитик «Телетрейд Групп»)

Как Вы оцениваете альтернативные источники роста российской экономики?

К альтернативным источникам роста можно отнести все отрасли российской экономики, не относящиеся к топливно-энергетическому комплексу, начиная от оборонной промышленности и заканчивая сферой услуг. Пока, во время последнего кризиса устойчивый рост показывало сельское хозяйство, оборонка, сфера IT. Кстати, именно сфера высоких технологий, цифровая экономика может стать основным драйвером развития российской промышленности. Внедрение последних достижений цифровых технологий может существенно изменить структуру экономики, структуру менеджмента во многих отраслях и тем самым существенно повысить производительность труда. Думаю, в ближайшие десять лет именно здесь заложен основной потенциал роста российской экономики.

Тимофеев Александр (доцент кафедры информатики РЭУ им. Г.В. Плеханова)

Как Вы оцениваете альтернативные источники роста российской экономики?

Если говорить о развитии малого бизнеса, то нужно идти по следующим направлениям:

Первое - создание единого окна, возможно через портал Госуслуги, процедуры создания типовых ИП с типовым набором видов деятельности ОКВЭД и максимально визуальную возможность отслеживать прямо через портал всех операций по ИП (для государства это полная прозрачность и быстрая настройка микропредприятий) и предоставления аутсорсинга через тоже окно или через список компаний партнеров;

Второе - предоставление крупным региональным компаниям более прозрачной цепочки добавочной стоимости и возможности участия мелкого бизнеса в "большой игре".

Третье - государство должно выступать локомотивом инноваций и создавать высокие технологии и опять же показывать цепочку, варианты, сроки, этапы привлечения малого и микробизнеса, стимулируя создание микрокомпании с сверхвысокой специализацией или закрытой технологией.

МСБ действительно не нужно рассматривать в качестве альтернативного источника экономического роста по нескольким причинам: 1) действительно, малая доля в экономике; 2) сфера деятельности услуги, и потенциала в них практически нет. Исключение-малый венчур, но доля его незначительна. Мы можем декларировать это, но не ожидая большого эффекта.

В условиях постиндустриального общества двигателем прогресса являются информация и услуги. Именно они и являются источниками роста. Иными словами-нужны инновации, позволяющие производить конкурентоспособную продукцию. Сейчас экономике требуются проекты с коротким сроком окупаемости, подобное могут дать только IT проекты, которые идеально вписываются в эти требования.

Шибанов Олег (Доцент финансов РЭШ, заместитель первого проректора по прикладным программам)

Как Вы оцениваете альтернативные источники роста российской экономики?

Действительно, МСП занимают не столь значительную долю в ВВП, пусть в районе 20%. Рост их доли за счёт более широкого доступа к госзаказам и меньшего регулирования не увеличит темпы роста ВВП до 3%, из-за низкого вклада. Сельское хозяйство становится конкурентным на мировых рынках и увеличивает занятость, но тоже не является отраслью с большой добавленной стоимостью, поэтому не станет драйвером роста экономики в целом.

Поскольку у нас основная часть ВВП генерируется в крупных компаниях (порядка 80% в топ-1000 компаний страны), то вопрос роста целиком завязан на крупнейшие фирмы. И здесь есть надежда на постепенную роботизацию производства, вовлечение более образованных и работающих по современным технологиям работников, в целом на рост производительности труда.

Что касается макроэкономической среды, то можно увидеть, что не только инфляция постепенно замедляется, но и многие элементы рейтинга Doing Business у нас существенно улучшились с периодом 10-летней давности. В этом плане оценки теневой экономики также стоит воспринимать аккуратно, т.к. у Росстата и Мирового Банка они существенно отличаются, и кому больше верить - вопрос качества анализа и личного выбора.

Ермолаев Сергей (к.э.н., доцент кафедры экономической теории РЭУ им.Г.В.Плеханова, соавтор и редактор книги «Феномен ресурсного проклятия в экономическом развитии»)

Как Вы оцениваете альтернативные источники роста российской экономики?

Обсуждение новых источников роста российской экономики продолжается уже почти девять лет, но, как говорится, "а воз и ныне там". При этом даже сама экономическая наука не дает здесь однозначного ответа. Понятно, что можно задействовать экстенсивные и/или интенсивные факторы роста. Первые - это задействование новых ресурсов (труда, капитала, природных ресурсов и земли). Но все понимают, что роль этого фактора теперь очень слаба. Более того, рабочая сила не увеличивается, а, наоборот, уменьшается (по прогнозам, на 1 млн чел. в год); нефть подешевела, да и резкий рост добычи рассчитывать уже не приходится. Финансового капитала в стране не так уж и мало, но он очень плохо трансформируется в физический капитал (например, новое оборудование) и в нематериальные активы (например, в закупку новых технологий). Здесь кроется, на мой взгляд, первый серьезный источник роста. Но для этого требуется радикально снизить неопределенность будущего как для потребителей (т.е. будущих доходов домохозяйств), так и для фирм (которые требуются гарантии будущего спроса на их продукцию). Но как это сделать? К сожалению, в теории нет хорошего ответа на этот вопрос. Кейнсианский рецепт - повышение государственных расходов и снижение налогов - хорош, когда в стране дефляция (или очень низкая инфляция) и отсутствует высокая коррупция (это минимальный набор условий). Очевидно, что оба эти условия пока не соблюдаются в России. Поэтому борьба с коррупцией действительно очень важна (как и с инфляцией, но это менее очевидно).

Второй - и, на мой взгляд, даже более важный источник роста - это повышение эффективности использования труда и капитала (поскольку существенно нарастить их объем невозможно), т.е. рост производительности. Но он невозможен без инноваций. Рост же инноваций возможен лишь при росте как спроса на них, так и их предложения. Спрос предъявляется, когда у фирм нет иного выхода повысить прибыль, кроме как придумать что-то новое. С этой точки зрения рост заработной платы полезен для экономики - фирмам придется компенсировать это поиском путей повышения эффективности использования труда. Предложение инноваций требует наличия определенных компетенций у отечественных компаний (и у университетов), позволяющих успешно адаптировать современные зарубежные технологии, а потом создавать свои.

Сигал Павел (Первый вице-президент "Опоры России")

Как Вы оцениваете альтернативные источники роста российской экономики?

На наш взгляд, добиться роста экономики выше 2% в год невозможно без роста доли малого и среднего бизнеса. Именно поэтому называть поддержку малого бизнеса, создание цепочек добавленной стоимости и развитие сельского хозяйства «альтернативными источниками» не совсем корректно, это именно базовые источники роста экономики страны.

Читайте также
Добавить комментарий
Комментарии ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ